Грузопоток на Севморпути может не достигнуть 80 млн т к 2024 году

Наиболее вероятна сдвижка планов по СПГ, углю, транзиту грузов, прогнозируют эксперты
Для роста перевозок по Севморпути потребуются атомные ледоколы (на фото слева — «50 лет Победы»), суда-газовозы (на фото справа — «Кристоф де Маржери») и нефтяные танкеры повышенного ледового класса / Александр Рюмин / ТАСС

Грузопоток на Северном морском пути (СМП) к 2024 г. может составить лишь 57 млн т, следует из презентации заместителя гендиректора – главы дирекции СМП «Росатома» Вячеслава Рукши (есть у «Ведомостей»). Такое развитие событий предусматривает рисковый сценарий. Отклонение объема грузопотока СМП от целевых значений в нем начинается уже с 2023 г. По рисковому сценарию в 2030 г. перевозки достигнут 131 млн т, в 2035 г. – 162 млн т.

План перевозить к 2024 г. по СМП 80 млн т в год зафиксирован в ряде стратегических документов правительства, в том числе в федеральном проекте «Развитие Севморпути», а также в майском указе президента Владимира Путина от 2019 г. Показатель в 80 млн т в 2024 г. – это целевой сценарий в презентации «Росатома». По этому варианту в 2030 г. он достигнет 150 млн т, в 2035 г. – 220 млн т.

Самым оптимистичным в презентации Рукши является третий – базовый – сценарий, предусматривающий в 2024 г. доставку 94 млн т грузов и 228 млн и 250 млн т в 2030 и 2035 гг. соответственно.

В 2021 г. грузопоток на СМП, согласно презентации, составил 34,9 млн т, из которых на транзитные перевозки пришлось 2 млн т. С 2019 по 2021 г. число рейсов увеличилось с 799 до 1627 в год, а грузопоток вырос на 11%.

Риски сдвигают планы

Спецпредставитель «Росатома» по вопросам развития Арктики, зампредседателя Госкомиссии по развитию Арктики Владимир Панов пояснил «Ведомостям», что цифры целевого сценария на 2024 и 2030 гг. утверждены правительством в рамках федерального проекта и стратегической инициативы (42 таких документа по разным направлениям вошли в план социально-экономического развития РФ до 2030 г.). Показатель в 220 млн т на 2035 г., по его словам, правительству еще предстоит утвердить в рамках «программных документов до 2035 г.».

Как устроен Севморпуть

Севморпуть проходит вдоль российского побережья морей Северного Ледовитого и Тихого океанов. Его протяженность – около 5600 км. Навигация в восточном секторе СМП зимой невозможна без ледокольной проводки, поскольку толщина льда там достигает 3 м. До 2019 г. навигация по СМП начиналась в июле и заканчивалась в ноябре, в 2020 г. стартовала в конце мая и продлилась до января 2021 г. К 2030 г. планируется наладить круглогодичную навигацию по СМП. По данным «Росатома», в 2017 г. перевозки грузов по СМП составили 9,7 млн т, в 2018 г. – 22 млн т, в 2019 г. – 31,5 млн т, в 2020 г. – 33 млн т.

Базовый сценарий, по словам Панова, формировался на основе «подтвержденной позиции и планов» компаний-грузоотправителей, которые были направлены в «Росатом» и правительство. Рисковый, в подготовке которого участвовало научное учреждение «Восточный центр госпланирования», представляет собой «внешнюю экспертную оценку грузопотока на СМП с учетом сложности реализации арктических проектов и несвоевременной реализации определенных этапов», пояснил Панов. По каким именно проектам риски максимальны, он не уточнил.

Вице-премьер Юрий Трутнев 15 июня в интервью «Интерфаксу» говорил, что отправной точкой увеличения грузопотока СМП является прогноз с привязкой к конкретным инвестпроектам и «юридически обязывающим документам». «80 млн т в 2024 г. подтверждены соглашениями «Росатома» с компаниями», – подчеркивал Трутнев. Когда подписаны эти соглашения и как именно зафиксированы объемы (идет ли речь о принципе «вези или плати» – ship-or-pay), вице-премьер не уточнял. Представитель Трутнева не ответил на вопросы «Ведомостей».

Ранее крупные грузоотправители подписывали с «Росатомом» допсоглашения к базовым о ледокольной проводке судов. Такой документ летом 2021 г., в частности, подписал «Норникель». Но принцип «вези или плати» касался только использования ледоколов, когда без их сопровождения проходка по СМП невозможна.

Рукша сказал «Ведомостям», что в данном случае речь не идет о ship-or-pay. Но как именно закреплены юридические обязательства по объемам грузов, он не знает, поскольку тексты соглашений с грузоотправителями «не видел». «Поскольку ряд проектов, например «Арктик СПГ – 2» и «Арктик СПГ – 3» «Новатэка», финансируются из федерального бюджета, правительство и их участники должны создавать общий мастер-план», – добавил Рукша.

Среди ключевых грузоотправителей по СМП Трутнев указал «Новатэк», «Роснефть», «Норникель» и «Северную звезду» (входит в AEON Романа Троценко, разрабатывает Сырадасайское месторождение угля на Таймыре). В апреле 2022 г. глава Минвостокразвития Алексей Чекунков также называл «Газпром нефть» (отгружает нефть Новопортовского месторождения на Ямале через терминал «Ворота Арктики»).

Представитель «Норникеля» воздержался от комментариев. В остальных компаниях на запросы «Ведомостей» не ответили.

СПГ, нефть и каботаж

В 2024 г. перевозки 35,5 млн т по СМП будут обеспечены за счет СПГ, 6,7 млн т – нефти, 3,5 млн т – угля, 1,7 млн т – металлов и 4 млн т придется на каботаж, указано в презентации «Росатома».

Обеспечить объем грузов на СМП в 80 млн т в 2024 г. должны в значительной степени проекты «Новатэка» («Ведомости» писали об этом 25 июля 2021 г.). Но у компании из-за санкций после начала СВО на Украине могут возникнуть сложности с реализацией проекта «Арктик СПГ – 2» на Гыдане стоимостью $21,3 млрд и мощностью 19,8 млн т СПГ в год. В частности, как писала газета «Коммерсантъ» со ссылкой на источники, проект покидает американская Baker Hughes, которая должна была поставить для первой линии завода турбины LM9000. Кроме того, из проекта решила уйти французская TotalEnergies, владеющая 10% акций. Председатель правления и совладелец «Новатэка» Леонид Михельсон на ПМЭФ-2022 уверял, что первая очередь «Арктик СПГ – 2» мощностью 6,6 млн т будет запущена, как и запланировано, в 2023 г. «Очень тяжело, много проблем, но мы все стремимся сроки выдержать», – говорил он (цитата по «Интерфаксу»).

К 2030 г. до 2/3 грузопотока СМП должны обеспечить проекты «Роснефти», сообщал представитель компании еще в июле 2021 г. «Ведомостям». Поставки будут идти в бухту Север на севере Красноярского края с проекта «Восток ойл» (ресурсная база – 6,2 млрд т). «С момента пуска магистрального трубопровода и порта в бухте Север поставка нефти составит к 2024 г. до 30 млн т, к 2027 г. – до 50 млн, к 2030 г. – до 100 млн», – говорил тогда представитель компании.

Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин 18 июня на ПМЭФ-2022 заявил, что «Восток ойл» «развивается в плановом режиме, преодолеваются неизбежные трудности», но у компании есть «полная уверенность, что все задачи будут выполнены». «Реализация проекта для «Роснефти» не вызывает ни технологических, ни ресурсных сложностей», – подчеркнул топ-менеджер.

Все три сценария, по словам Панова, были сформированы на начало февраля 2022 г., т. е. еще до начала СВО. «На сегодня позиции грузоотправителей по СМП по ранее сформированным планам не поменялись», – уверяет он. Но Панов признает, что некоторые обстоятельства способны «повлиять на движение вправо определенных этапов проектов». «Все грузоотправители продолжают реализацию проектов, идет работа по компенсирующим мероприятиям (замещающим выпадающие объемы грузов. – «Ведомости»), которые позволят остаться в графике», – добавляет он.

Сейчас грузопоток по СМП, по данным Панова, не только не снизился к прошлогодним показателям, но даже вырос на 6%: в период с 1 января по 16 июня он составил 14,9 млн т. Количество совершенных грузовых рейсов выросло на 6%, а запрошенных (но еще не реализованных) – на 8%.

Чекунков передал «Ведомостям» через представителя, что сейчас есть «разные сценарии и прогнозы» развития СМП. «Прежде всего мы будем исходить из обязательств, которые возьмут на себя крупнейшие грузоотправители, реализующие инвестпроекты в Арктике», – добавил он.

Вопросы к сжижению и транзиту

Руководитель InfraOne Research Александра Галактионова наиболее вероятными рисками считает проекты по созданию СПГ-мощностей из-за ограничений на ввоз импортного оборудования. «100% аналогов на российском рынке нет, либо строящиеся объекты уже запроектированы под определенные модели [зарубежного] оборудования», – поясняет она. Директор консультационной компании «Гекон» Михаил Григорьев отметил, что проблемы могут начаться не только у «Арктик СПГ – 2», но и у действующего завода «Ямал СПГ» из-за ухода Baker Hughes, осуществлявшей сервис оборудования. Также, по его мнению, есть риски недобора грузопотока на СМП по нефти из-за планового снижения добычи на Новопортовском месторождении.

Галактионова считает невысокой и вероятность серьезно загрузить СМП транзитными грузами, подчеркивая, что «желание зарубежных компаний что-то перевозить через российскую акваторию теперь под вопросом». Управляющий директор рейтинговой группы НРА Сергей Гришунин возражает: «Добиться транзита грузов, заложенных в федеральной программе по развитию СМП, может удаться из-за роста геополитических рисков для международного судоходства». По его мнению, путь вдоль российского побережья может остаться «единственной подлинно безопасной» артерией. При этом он указывает на риски в части перевозок угля, которые по ранее озвученным планам должны были достигать 30 млн т в год. Но Григорьев считает рисковый сценарий «Росатома», в подготовке которого участвовала также и его компания, «наиболее реалистичным».

В подготовке статьи участвовали Денис Ильюшенков и Василий Милькин