«Опора России» просит отложить принятие закона о реестре пивоваров

Он грозит разорением небольшим компаниям, считают в организации
Неучтенное пиво очень сложно выявить и изъять из оборота / Unsplash

Общественная организация «Опора России» (ОР) отправила письмо начальнику государственно-правового управления президента РФ Ларисе Брычевой с просьбой отложить принятие законопроекта о реестре пивоваров из-за его существенного регулирующего воздействия на отрасль. Копия документа есть у «Ведомостей». Запрос в пресс-службу Госдумы остался без ответа, но, судя по номеру входящего сообщения на письме, в аппарате нижней палаты это письмо получили. В ОР подлинность письма подтвердили.

Законопроект, предусматривающий введение реестра производителей пива и пивных напитков, сидра, пуаре и медовухи, был принят в первом чтении еще в марте 2021 г. Он предполагает создание реестра в разрешительном порядке (а не в заявительном, как это было раньше). Он также снижает порог мощности предприятий, которые обязаны устанавливать счетчики учета, автоматически направляющие данные об объеме продукции в Росалкогольрегулирование (РАР), с 300 000 до 100 000 дал в год. То есть речь идет о совсем небольших пивоварнях, говорили ранее эксперты.

Разрешительный порядок ведения бизнеса ничем не отличается от лицензирования, которое действует в отношении крепкого алкоголя, хотя пивная отрасль была от него освобождена, следует из письма ОР. Там сказано, что законопроект также предполагает «тотальное проведение плановых выездных оценок, а по сути – выездных проверок, не только новых, но и всех действующих предприятий как необходимое условие включения в реестр». Это противоречит объявленному президентом России курсу на полный отказ от таких действий по отношению к бизнесу, считают в ОР.

Все это, по мнению организации, приведет к неоправданным и крайне несвоевременным затратам у участников отрасли на штрафы. Несоответствие требованиям реестра влечет остановку производств у некоторых компаний, из-за чего можно ожидать его резкое сокращение в 2023–2024 гг., поясняет член президиума «Опоры России» Алексей Небольсин.

Необходимость принятия закона представитель Минфина объяснял высоким уровнем контрафактной продукции. Он ссылался на РАР, которое, судя по его сообщению, в 2021 г. изъяло из незаконного оборота порядка 2,4 млн л пива и более 2,2 млн л пивных напитков, а это почти на 30% больше, чем годом ранее. Это всего лишь 0,03% от всей легально произведенной продукции, обращает внимание ОР.

Неучтенное пиво очень сложно выявить и изъять из оборота, так как на практике производитель может выпустить миллионы литров без какого-либо учета и большую часть поставлять заказчикам нелегально, при этом поставив одну кегу пива на законных основаниях, поясняет представитель РАР. Он утверждает, что в каждом регионе может быть по одному достаточно крупному производителю неучтенной продукции. В итоге, по данным Минфина, выпадающие доходы бюджета от безакцизного пива ежегодно оцениваются в 10–20 млрд руб. Генеральный директор пивоварни «Браумастер» Владимир Преловский считает эти цифры сильно завышенными, так как все малые пивовары, вместе взятые, даже при использовании 100% мощностей физически не могут уплачивать свыше 5 млрд руб. акцизов.

Законопроект о реестре пивоваров поддерживают крупные транснациональные компании. Представитель Ассоциации производителей пива (АПП, в нее входят «Балтика», Объединенные пивоварни «Хейнекен» и AB InBev Efes) заявил, что данная мера поможет сделать отрасль более прозрачной, усилит контроль за недобросовестными производителями и в идеале вынудит их покинуть рынок. «Большая часть налоговых нарушений приходится на сегмент разливного пива, которого с точки зрения законодательства не существует вовсе», – отмечает он.

В Союзе российских пивоваров (СРП) считают, что решить проблему с серым рынком можно было бы за счет распространения системы ЕГАИС на розничные продажи пива вслед за оптом, но это положение из законопроекта исчезло после первого чтения. «Мы убеждены, что эта новелла была исключена, чтобы аргументировать необходимость маркировки пива. Но эти затраты будут исчисляться для отрасли миллиардами рублей и ставят под угрозу стабильную работу предприятий», – говорит председатель совета СРП Даниил Бриман.

Он также указывает, что в документ так и не внесли предложенную бизнесом поправку о том, чтобы приостанавливать производство и изымать дорогостоящее оборудование можно было только на основании решения суда. Это может использоваться в коррупционных целях или как метод нелегальной конкурентной борьбы, а также повышает риски легального бизнеса из-за технических ошибок в документах, считает Бриман.

В InBev с ним не согласны: в последней версии законопроекта установлена судебная приостановка деятельности, когда суд предварительно в течение нескольких дней может принять обеспечительные меры, а потом рассматривает вопрос по существу, напоминает и. о. президента AB InBev Efes (бренды Spaten, Velkopopovicky Kozel, Hoegaarden и др.) Ораз Дурдыев. Но в законопроекте (с учетом поправок ко второму чтению, с которым ознакомились «Ведомости») формулировки расплывчатые: «Остановка производства предусмотрена по решению суда или на основании решения федерального органа».

Принятие проекта о реестре и введение маркировки приведут к закрытию существенной части малых производств, считает Небольсин. Бриман замечает, что пивовары борются за то, чтобы их производства не остановились из-за отказа в поставках оборудования, запчастей, сырья, расходных материалов из-за санкций. Он считает, что проект надо серьезно скорректировать, а лучше отложить до стабилизации экономической ситуации.