Аналитики предрекли начало заката угольной эры в энергетике

Судьба этого топлива будет зависеть от развития энергоотрасли в Китае
Андрей Гордеев / Ведомости

Объем выработки электроэнергии из угля в мире в 2023 г. достигнет пика в 10,37 трлн кВт ч и затем пойдет на спад. Такой прогноз дают в обзоре Global Energy Scenarios аналитики компании Rystad Energy. В 2024 г. тренд изменится: выработка составит 10,33 трлн кВт ч, снизившись год к году на 0,4%. В последующие годы падение выработки угольной генерации станет еще сильнее, говорится в обзоре.

Rystad Energy объясняет такой прогноз активным развитием в мире генерации электроэнергии на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ). В 2024 г. увеличение выработки ВИЭ опередит рост мирового спроса на электроэнергию, что и приведет к вытеснению угля, поясняют авторы доклада. 

Уголь, как отмечается в обзоре, доминировал в мировой энергетике на протяжении последних 30 лет. В 1990–2022 гг. выработка угольных ТЭС увеличилась в 2,3 раза – с 4,4 трлн до 10,2 трлн кВт ч в год. Такой тренд поддерживался в основном устойчивым экономическим ростом в Китае, существенный вклад в развитие угольных ТЭС также внесли Индия и другие азиатские страны. Глобальная мощность угольной энергетики при этом выросла с 856 ГВт в 1990 г. до 2,1 ТВт в 2022 г. Азиатские страны в эти годы ввели около 1,4 ТВт новых энергомощностей.

Как писали «Ведомости», Международное энергетическое агентство (МЭА) ранее прогнозировало снижение выработки электроэнергии на угольных ТЭС в мире уже в 2023 г. (см. «Ведомости» от 21 июля). В агентстве также фиксировали долгосрочный положительный тренд в части угольной генерации, хотя абсолютные данные по выработке в МЭА и Rystad Energy несколько отличаются. В 2022 г., по данным МЭА, выработка на угле выросла на 1,7% до 10,45 трлн кВт ч, в 2021 г. – на 8% до 10,28 трлн кВт ч. При этом суммарное производство электроэнергии в мире в 2023 г., по прогнозу МЭА, составит 28,9 трлн кВт ч (+2,2% к предыдущему году), в 2024 г. – 29,9 трлн кВт ч (+3,5%). 

Одновременно, отмечают аналитики Rystad Energy, в Европе и Северной Америке отмечалось снижение инвестиций и общего использования угля в энергетике из-за политики по снижению выбросов СО и доступного по цене газа. Совокупная мощность угольной энергетики в этих регионах в 1990–2022 гг. снизилась более чем на 200 ГВт (абсолютные показатели не приводятся).

В Азии рост мощности угольных ТЭС пока продолжается. В последние пять лет прирост составлял в среднем 40 ГВт в год. В 2024 г. Rystad Energy прогнозирует увеличение еще на 52 ГВт. Большая часть новых угольных мощностей приходится на КНР, за которой следуют Индия и Индонезия. Rystad прогнозирует рост общей установленной мощности угольных ТЭС в мире вплоть до 2027 г., но темпы вводов новых объектов будут снижаться.

В то же время глобальный ввод в эксплуатацию солнечных (СЭС) и ветряных (ВЭС) электростанций в 2024 г. составит 300 и 140 ГВт соответственно, более половины из них придется на Азию. Общие инвестиции в СЭС и ВЭС в 2024 г. Rystad Energy оценивает в $600 млрд.

Сейчас эффективность ВИЭ остается значительно ниже, чем у ТЭС, указывают авторы обзора. Но в Азии показатель LCOE (средняя себестоимость выработки электроэнергии за жизненный цикл энергоблока с учетом инвестиций в строительство) для СЭС и неморских (наземных) ВЭС составляет $50/МВт ч – т. е. уже ниже, чем для угля ($84/МВт ч) и газа ($144/МВт ч). В своих расчетах Rystad Energy использует цену на уголь в $122/т и цену на газ в $17 за 1 МБТЕ (миллион британских тепловых единиц), что эквивалентно $607 за 1000 куб. м.

Представитель российской Ассоциации развития возобновляемой энергетики (АРВЭ) заявил «Ведомостям», что показатель LCOE солнечной и ветровой генерации продолжил снижаться в 2021–2022 гг., «даже несмотря на рост цен на компоненты и оборудование для энергетики». На отдельных проектах СЭС в ряде стран мира LCOE опустился до уровня $35/МВт ч – по всем прогнозам, этот тренд продолжится, отмечают в АРВЭ. 

Руководитель управления аналитики по рынкам ценных бумаг Альфа-банка Борис Красноженов считает, что в ближайшие годы глобальный спрос на энергоуголь, включая российский, будет расти. Он отмечает, что Китай действительно наращивает и объем ВИЭ, и вводы новых угольных ТЭС. «По экспертным оценкам, к концу 2030 г. объем угольной генерации в КНР может увеличиться на 200 ГВт. В Индии объем угольных генерирующих мощностей, по оценкам Argus, может вырасти примерно на 80 ГВт в 2030-х гг.», – добавляет аналитик.

Аналитик ФГ «Финам» Елена Юшкова также считает, что выработка энергии из угля будет расти и после 2023 г. Она отмечает, что таким странам, как Индия и Китай, выгоднее развивать привычную угольную генерацию, чем ВИЭ. 5 декабря в ходе конференции ООН по изменению климата (COP-28) Индия воздержалась от подписания документа о развитии ВИЭ. Спрос на энергоуголь также будет увеличиваться за счет Индонезии, Пакистана, Филиппин, Вьетнама, Бангладеш и ряда других стран, добавляет Юшкова. 

В России также рассматривается вариант развития энергоотрасли, при котором доля выработки угольной генерации к 2050 г. вырастет с нынешних 13 до 15%. Как писали «Ведомости», об этом шли дискуссии в правительстве в рамках подготовки новой долгосрочной энергостратегии (см. «Ведомости» от 25 августа). «Ведомости» направили запрос в Минэнерго России.

Директор Центра исследований в электроэнергетике НИУ ВШЭ Сергей Сасим отмечает, что технологии угольной генерации развиваются и стоимость выработки на угольных ТЭС в будущем также может снизиться. Но и доля угольных ТЭС в мировом энергобалансе, по его мнению, также неуклонно будет падать. Этот тренд он объясняет преимущественно стремлением Китая «пройти путь энергетического перехода»: доля угольной генерации в КНР до 2050 г. должна сократиться с 65 до 5%.

Из-за замедления ввода угольных ТЭС в Китае пик этой генерации в мире, по оценкам эксперта Института развития технологий ТЭК Кирилла Родионова, наступит «не позднее 2025 г.». По данным Global Energy Monitor, в 2015 г. в КНР было введено 66 ГВт угольных ТЭС, в 2019 г. – 48,9 ГВт, а в 2022 г. – 27,1 ГВт. Одной из причин торможения стало усиление конкуренции с ВИЭ, поясняет Родионов.

По данным Международного агентства по ВИЭ, в 2022 г. на долю КНР пришлось 46% глобального ввода ВЭС и СЭС, или 123,1 ГВт. В АРВЭ считают, что в период геополитической напряженности ВИЭ становятся еще более предпочтительными на фоне повышенной волатильности цен на углеводороды. «С учетом фактически нулевых маржинальных затрат выработка ВИЭ-генерации вытесняет наименее эффективные мощности ТЭС прежде всего по экономике. На фоне ужесточения требований по ограничению выбросов СО конкурентоспособность угольной генерации будет стремительно снижаться, уверяет представитель ассоциации.