Борьба с мошенничеством может дать больший эффект, чем увольнения

В кризис терпимость к корпоративному мошенничеству выглядит по меньшей мере странно
София Иевенко, директор по расследованию корпоративного мошенничества КПМГ

Фонд оплаты труда (ФОТ) – первое, что обычно попадает под сокращение в кризис. Стесненные в средствах предприятия пытаются найти источники для поддержания операционной деятельности и часто не видят другого пути, кроме «оптимизации» количества персонала. Но другой путь есть, причем сопоставимый по отдаче с сокращением ФОТ, но при этом не имеющий негативных последствий в виде падения производственной эффективности или сворачивания отдельных направлений бизнеса.

Опыт показывает, что увольнения, равно как и прочие популярные меры, даже в случае их успешной реализации могут снизить статьи расходов предприятия на 5-10%. В то же время идентификация и устранение корпоративного мошенничества, то есть определение затрат, которые искусственно сформированы определенным кругом работников, наделенных достаточными и бесконтрольными полномочиями, может дать в десятки раз больший эффект.

Так, на одном из предприятий тяжелой промышленности миноритарии были обеспокоены «необъяснимым ростом убытков за последние три года», и cовет директоров нанял нашу команду для проведения расследования по их запросу. По итогам работы, объем операций, чья экономическая целесообразность, мягко говоря, не представлялась очевидной, составила четверть (!) годового оборота данного предприятия. В масштабах выручки размером 2,5 млрд руб. цифра в 600 млн руб. представляется действительно внушительной. По сравнению с тем, что было выявлено в ходе расследования, потенциальный эффект от сокращения персонала (25 млн руб.) может показаться просто смехотворным, если не задумываться о том, что за подобными мерами стоят живые люди, для которых (особенно если мы говорим о градообразующих предприятиях) увольнения могут привести к настоящим трагедиям.

Самое удивительно, что по результатам этой работы заказчик расследования не предпринял никаких действий. Т.е. на выявление мошенничества были потрачены деньги, факты подтвердились, причастные лица были выявлены, но собственника и/или топ-менеджмент устраивало такое положение дел. Очевидно, целью расследования было не пресечение этой деятельности, а сбор данных: кто, сколько и как.

В своей работе мы периодически сталкивались с таким поведением. Терпимость к подобным процессам объяснялась по-разному: человек много лет работает, приносит пользы на бóльшую сумму, имеет вес в нужных кругах, является родственником и т.д.

Однако сегодня в условиях нестабильности, в которой оказался российских бизнес, терпимость к корпоративному мошенничеству выглядит по меньшей мере странно. Более того, в кризисное время обычно прослеживается тенденция к увеличению масштабов мошенничества: обеспокоенные тем, что скоро воровать может быть просто нечего, недобросовестные сотрудники идут ва-банк. Как показали проведенные нами расследования, фактические финансовые «утечки» в большинстве случаев оказываются существенно выше самых смелых ожиданий акционеров и топ-менеджмента.

Именно пресечение такой деятельности может стать стратегией выживания и оздоровления предприятий в кризисное время. Ведь это реальный способ избежать рисков, связанных с недостижением уровня маржи, близкой к докризисному показателю, и добиться лучшего и более быстрого финансового результата, нежели банальное сокращение штата.

Конечно, выявление мошенничества, «внедренного» в производственную или иную схему предприятия десятки лет назад, дело непростое. Для определения исторически сложившихся проблем, нужна профессиональная и независимая диагностика, а также воля высшего руководства. Но именно экономический кризис – правильный момент для акционеров задуматься как минимум о понижении толерантности по отношению к таким явлениям, к сожалению, не чуждым для компаний как в России, так и за рубежом.

Мнения экспертов банков и инвесткомпаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.