Экономика
Бесплатный

Может ли приватизация «Роснефти» выручить Путина

Компания очень привлекательна, но проблема в неразрешенном конфликте России с Западом
Ник Батлер, обозреватель Financial Times

Мало кто из стран пострадал от обвала цен на нефть так сильно, как Россия. Высокие цены на энергоресурсы поддерживали ее экономику с тех пор, как президент России Владимир Путин пришел к власти в 1999 г. Углеводороды обеспечивают подавляющую часть экспортной выручки, но теперь могут потребоваться радикальные меры, чтобы предотвратить крах экономики и политическую нестабильность.

В нефтяной отрасли снова пошли разговоры о приватизации. Саудовский принц Мухаммед ибн Салман две недели назад открыл соблазнительные перспективы возможного IPO нефтяного гиганта Saudi Aramco. Но есть и другие потенциальные сделки, которые могут быть проведены раньше. Самая интригующая возможность в этом плане – продажа российским правительством части своей доли в «Роснефти» (сейчас составляет 69,5%). Хотя понятно, что подобный шаг будет сделан от безысходности, ведь падение цен на нефть сильно ударило по экономике страны еще до того, как они в начале 2016 г. опустились ниже $30 за баррель.

«Роснефть» – очень привлекательный актив. Несмотря на шестикратный рост добычи, коэффициент замещения запасов углеводородов в последние пять лет превышает 150% (у крупных западных нефтяных компаний этот показатель значительно ниже 100%). У «Роснефти» редко возникают проблемы с правительством в вопросах регулирования или планирования. А у западных компаний при Путине не возникало проблем с репатриацией прибыли. Наконец, у «Роснефти» профессиональный менеджмент, и ее отношения с миноритарным акционером BP (ей принадлежит чуть меньше 19% акций) выглядят благополучными и не пострадали из-за санкций, введенных против России из-за присоединения Крыма.

Формы приватизации могут быть самыми разнообразными – от прямой продажи определенных активов до выделения части неразработанных ресурсов в самостоятельную компанию или привлечения новых инвесторов на проектной основе. Самый простой вариант – продать еще 10-15% акций. Наиболее радикальным и привлекательным решением была бы продажа всего государственного пакета, возможно, в несколько траншей.

Свойственные России политические риски могут, конечно, отпугнуть некоторых инвесторов. Но если сравнивать с Ираком, Ливией или многими другими регионами, богатыми запасами нефти и газа с невысокой себестоимостью разработки, страна является одной из самых стабильных и доступных для работы иностранцев в нефтегазовом секторе.

Проблема заключается в неразрешенном политическом конфликте России и Запада. Хотя тема Украины и пропала с первых полос, боестолкновения в восточных регионах страны продолжаются, а правительство США и, в частности, президент Барак Обама по-прежнему враждебно настроены по отношению к Путину. В отношениях с Евросоюзом больше нюансов. В декабре ЕС продлил санкции, поскольку минские соглашения не были реализованы. Но правительство Германии активно поддерживает проект строительства «Северного потока - 2», который укрепит доминирующую позицию России на европейском газовом рынке, при этом Берлин не обращает внимания на опасения Брюсселя.

Для западных компаний сама по себе покупка крупной доли в «Роснефти» не будет нарушением санкций с юридической точки зрения. Но это будет означать дальнейшее смягчение отношений и де-факто признание Крыма российской территорией. Что еще на шаг приблизит отмену санкций.

Продажа акций «Роснефти» на фоне низких цен на нефть не будет идеальным решением для Путина. Но вырученные деньги могут очень пригодиться, а в случае продажи значительной доли на аукционе за нее может быть заплачена определенная премия. В рамках сделки могут быть сделаны столь необходимые новые инвестиции, будет и политическая выгода – на Западе у России может появиться еще один союзник, выступающий за отмену санкций. Те, кто считает, что Кремль никогда не согласится на потерю контроля, должны помнить, что Путин – не идеолог. Его политические мотивы – это сохранение власти любой ценой. Кроме того, даже полностью приватизированная «Роснефть» вряд ли будет предпринимать действия, которые не одобряет правительство. Таким образом, контроль и владение не обязательно связаны друг с другом.

Кто-то может возразить, что западные страны заблокируют сделку. Многие правительства будут сомневаться, но, в конечном счете, посмотрев на тяжелую экономическую ситуацию в России, они скорее посчитают, что Путин – не худший из возможных российских лидеров. Пришедший на его место может придерживаться более агрессивных и националистических взглядов.

Так что за ситуацией с приватизацией «Роснефти» имеет смысл последить более внимательно.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.