Бизнес
Бесплатный
Джеймс Вилсон
Статья опубликована в № 3823 от 30.04.2015 под заголовком: «Добыча золота – бизнес не для слабонервных»

«Добыча золота – бизнес не для слабонервных»

Что общего между работой мясника и реструктуризацией банка, гендиректор AngloGold Шринивасан Венкатакришнан знает не понаслышке
Генеральный директор AngloGold Шринивасан Венкатакришнан
Dean Hutton / Bloomberg

Оптовый мясной рынок Smithfield в Лондоне, где с XII в. торговали скотом. 4.30 утра. Молодой сотрудник Deloitte Шринивасан Венкатакришнан только что вышел с Smithfield, где рано поутру получил важный урок для бизнеса, который пригодился ему потом не раз – не бояться смелых, неожиданных решений. На рынке Венкатакришнан оказался не случайно: Deloitte занималась реструктуризацией бизнеса банка, и молодой сотрудник компании хотел лично прийти на рынок и посмотреть, как он устроен и работает.

В тот день, облокотившись на стенку мясного прилавка, Венкатакришнан задумался о финансовых отчетах. Так начался его первый день работы в Deloitte.

Вернувшись в контору, Шринивасан Венкатакришнан заморозил счета трейдеров и поставщиков, которые не заплатили банку. Другого выхода не было. «Мы пытались объяснить дюжине продавцов, почему здесь появилась команда по реструктуризации: у банка [клиента Deloitte] – проблемы, и мы пришли туда, чтобы помочь, и мы хотели понять, сможем ли мы найти способ работать, – вспоминает Венкатакришнан. – Представьте, внезапно [на рынок] приходит парень, и – бах! – на прилавке [лежит] нож для разделки мяса, а он говорит продавцам: «Я хочу получить мои деньги!» «Извините, мы не можем отдать вам деньги», – отвечают они. Парень, то есть я, не в восторге, но он уходит... Это было [мое] первое боевое крещение. Но мы успешно реструктурировали бизнес банка».

У многих шахтеров репутация разбойников

Сейчас задача у Шринивасана Венкатакришнана не менее сложная, хотя теперь в работе ему и не требуется мясной нож. Он управляет AngloGold – третьей по величине в мире золотодобывающей компанией с проектами, охватывающими практически весь земной шар, от Колорадо и Колумбии до Австралии.

«Нам нужен именно такой парень»

Сэм Джон, исполнительный директор Ashanti Goldfields, вспоминает времена, когда Венкатакришнан пришел туда проводить реструктуризацию от имени Deloittе: «Все его любили в компании. На его стороне было большинство сотрудников из подразделений финансов и аудита. Коллеги признавали: им был нужен именно такой парень». И добавляет: «Одно из главных качеств Венката – он всегда приходит к вам с решением проблемы, а не просто приносит саму проблему».

В Южной Африке протяженность шахт AngloGold – 4 км. Множество подземных тоннелей делают прииски AngloGold одним из самых сложных рабочих мест в мире. Но сложно не только подземное устройство бизнеса, но и устройство компании над поверхностью земли: здесь помимо текущих вопросов производства приходится решать вопросы социальной напряженности в регионах работы компании и ходить по разнообразным политическим лабиринтам. К тому же после масштабных инвестиций напряженным стало и выполнение бюджета компании.

«Добыча золота – бизнес не для слабонервных. Там огромное число вызовов. Но влияние каждого решения на долгосрочную перспективу феноменальное», – говорит Венкатакришнан. Мы сидим с ним в небольшом индийском ресторане в торговом центре в Йоханнесбурге. Дом Венкатакришнана расположен в соседнем пригороде, где жил Нельсон Мандела.

Венкатакришнан признается, что ему трудно обходиться даже несколько дней без индийской еды. Он вегетарианец, но очень любит сдабривать еду разнообразными приправами. Такой же подход он предпочитает и в бизнесе, где приправы наподобие инкорпорирования опыта работы мясного рынка Smithfield в работу по реструктуризации золотодобывающей компании – неотъемлемая часть деятельности.

Переезд из Чиннаи в Йоханнесбург тоже был непростым. В Йоханнесбурге у многих шахтеров репутация разбойников. Для белых воротничков это непривычное место. Венкатакришнан по натуре другой человек: бухгалтер в третьем поколении, как отец и дед.

«Меня никогда не беспокоило, что я попадаю в новую ситуацию»

Венкатакришнан родился в 1965 г. в Индии (г. Ченнаи). Закончил Университет Мадраса с дипломом бакалавра, в 1986 г. получил диплом сертифицированного бухгалтера. В 1988 г. поступил на работу в лондонский офис Deloitte, где занимал различные позиции и дорос до должности директора группы по корпоративной реструктуризации.

Как показывает его карьерный путь, у него гораздо больше склонности к новизне и приключениям, чем следует иметь белому воротничку и бухгалтеру в третьем поколении. «Меня никогда не беспокоило, что я попадаю в абсолютно новую ситуацию. Как правило, именно это и привлекает меня в работе», – признает Венкатакришнан.

За время работы в Deloitte он узнал, что такое беспристрастное антикризисное управление. «Как правило, клиенты ставят задачи в пятницу вечером, а решение хотят получить уже в понедельник утром, – говорит он. – В конечном счете вы должны быть нацелены на то, чтобы генерировать денежные средства и максимизировать стоимость. В этом бизнесе не должно быть никаких эмоций, иначе вы не можете максимизировать стоимость».

Именно Deloitte дала Венкатакришнану билет в золотодобывающую отрасль. В свое время он занимался в Deloitte реструктуризацией расположенной в Гане компании Ashanti Goldfields – она стала первой африканской компанией золотодобывающего сектора, котирующейся на Нью-Йоркской фондовой бирже. А потом, в 2000 г., перешел туда финансовым директором. Он постоянно жил в Гане и лишь время от времени ездил в Лондон, где жила его семья.

После объединения Аshanti Goldfields с AngloGold в 2004 г. работа Венкатакришнана в золотодобывающем бизнесе не закончилась: он стал заместителем финансового директора АngloGold Ashanti, а с августа 2005 г. до декабря 2012 г. был ее финансовым директором.

В 2013 г. он получил предложение возглавить AngloGold. Как вспоминает Венкатакришнан, он немного колебался, прежде чем принять решение стать первым лицом AngloGold, чтобы сменить на этом посту Марка Катифани. Он не был уверен, удастся ли ему получить поддержку от более опытных коллег, которые знают этот бизнес до мелочей: «Был момент, когда я решил: нет, не хочу получить эту работу, но потом я сказал «да». К тому же коллеги говорили: «Венкат, ты знаешь эту работу хорошо, просто приходи и начинай работать».

«Мы приняли ситуацию с поднятой головой»

Предстояло многое сделать. 2013 год был одним из самых сложных периодов для компании за десятилетие: цена золота шла вниз. Для большинства компаний отрасли это вылилось в пикирование цены акций и гигантские долги.

В прошлом году Венкатакришнану удалось выполнить резкий разворот котировок благодаря его идее разделить AngloGold на две части: AngloGold должна провести дополнительную эмиссию акций и выделить в новую структуру, акционерами которой станут акционеры AngloGold, активы за пределами Южной Африки.

Но в итоге план по реструктуризации бизнеса AngloGold был заблокирован всего за несколько дней до даты, на которую была запланирована эмиссия: акционеры не поддержали эмиссию в $2 млрд.

Сейчас, чтобы погасить долги, компания выставила на продажу самый большой рудник в США. Можно было бы сделать по-другому, признает Венкатакришнан: «Но мы приобрели много опыта. Мы не были трусами. Мы приняли ситуацию с поднятой головой».

«Нанимая лучших людей, ты сможешь большего добиться»

На вопрос, как бы он описал свой стиль руководства, Венкатакришнан отвечает так: он умеет собрать команду специалистов. «Я следую принципу: нанимая лучших людей, ты сможешь большего добиться. Если вы окружите себя кучей людей, которые просто подпевают, то получите бомбу замедленного действия», – считает он.

«У нас есть очень хорошая команда, и принято, что люди открыто выражают свои взгляды. Вы учитываете мнение всех и потом выносите решение», – говорит он.

AngloGold Ashanti Ltd
AngloGold Ashanti Ltd

Золотодобывающая компания
Акционеры (данные Bloomberg): Южноафриканский государственный пенсионный фонд – GEPF (7,61%), банк-кастодиан State Street (6,38%), остальные акции в свободном обращении. крупнейший инвестор – Blackrock (4,62%). Капитализация (на JSE) – $4,6 млрд. Финансовые показатели (2014 г.): выручка – $5,4 млрд, чистый убыток – 39 млн. Добыча золота (2014 г.) – 4,4 млн унций (136,9 т). Доказанные и вероятные запасы (на 31 декабря 2014 г.) – 57,5 млн унций (1787,5 т). Образована в 2004 г. в результате слияния Ashanti Goldfields и AngloGold. Штаб-квартира находится в Йоханнесбурге. Добывает золото на 20 месторождениях в 10 странах на африканском континенте, в Австралии, Южной Америке и США.

Долгосрочная задача для AngloGold – улучшение производительности во всех южноафриканских шахтах, которые находятся на зрелой стадии производственного цикла.

Многие инвесторы уже отказались от инвестиций в Южную Африку, поскольку здесь остро стоит проблема нехватки электроэнергии и идут ожесточенные споры в трудовых коллективах, признает он. Венкатакришнан отрицает, что решение о разделе AngloGold было вызвано желанием уйти из Южной Африки. Проблемы дефицита электроэнергии и трудовых споров действительно стоят на повестке дня, но это не означает, что эти проблемы будут существовать и в долгосрочной перспективе, говорит он: «Мы по-другому смотрим на развитие». По его мнению, главная проблема для шахт страны не в этом, а в том, что люди борются за пирог, размер которого сокращается. «Недостаточно усилий прикладывается для того, чтобы увеличить размер пирога – увеличить прибыль, которую генерирует добыча», – заявляет он. Именно поэтому он считает, что главную роль играют кадры. Венкатакришнан проводит собрания с работниками, большинство из которых – мигранты, где пытается простимулировать выработку общей позиции менеджмента и наемных работников.

Он также признает, что Южная Африка нуждается в улучшении системы образования. Из собственных средств он выделил стипендии для пяти учащихся из малоимущих семей, живущих в районах, которые расположены в регионах добычи AngloGold. Он лично встречается со стипендиатами: «У них в глазах горит огонь. Они прогрессируют ежедневно на этом пути».

Венкатакришнан, по его признанию, довольно религиозный человек: регулярно ходит в церковь и молится за 60 000 своих сотрудников. Он также навещает всех тех, кто получил травмы на шахтах или был госпитализирован. Он считает, что человеческий фактор остается критически важным при принятии любого решения. «В бизнесе вы имеете дело с физическими лицами, а не с цифрами, – говорит он. – Вы можете быть жестким и трудным человеком, но в то же время вы можете принимать правильные, социально ответственные решения».

FT, 12.04.2015, ЕКАТЕРИНА КРАВЧЕНКО

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать