Статья опубликована в № 3832 от 18.05.2015 под заголовком: «Нам просто иногда везет, и мы находим нужное лекарство»

«Открытия новых лекарств не окупаются»

Нестандартная тактика в борьбе за клиентов и шокирующие эксперименты над собой Брента Сондерса
Брент Сондерс
Brendan McDermid / Reuters

Ради бизнеса предприниматели идут на многое. Но далеко не все решились бы для раскрутки продукции своей компании на то, что сделал Брент Сондерс – генеральный директор Actavis, девятой по величине фармацевтической компании в мире.

Пять месяцев назад он сидел на сцене в конференц-зале, и на глазах у нескольких сотен людей ему вводили в лицо ботокс.

«Я чувствовал себя немного загнанным в угол», – признается он, вспоминая те события. О том, что ему будут что-то вводить под кожу, он, конечно, знал. Целью этого шокирующего действия была реклама силы препаратов компании – производителя инъекций для кожи Allergan, купленной Actavis за $66 млрд в 2014 г.

Босс Allergan Дэвид Пиотт также пригласил на сцену одного из лучших хирургов штата Флорида. И тут началось то, чего Сондерс никак не ожидал. «Все вроде было продумано. Но то, что произошло дальше, оказалось полной неожиданностью для меня, – вспоминает Сондерс. – Я думал, мне введут немного ботокса под кожу и на этом все закончится. Я не знал, что мне начнут вводить еще и другие наполнители, чтобы продемонстрировать полный курс по уходу за лицом. И, конечно, я не ожидал, что за процессом будут наблюдать 800 человек».

Штрихи к портрету

Инвесторы гадают, сколь долго Cондерс проработает в Actavis, учитывая, что он успел побывать генеральным директором в трех компаниях всего за пять лет. «Я надеюсь, эта должность будет последним местом моей работы, – настаивает он. – Я собираюсь уйти на пенсию в 60 лет, так что мне осталось работать еще лет 15».
Из-за того что Сондерс много работает, ему не хватает времени на семью, на хобби. Но зато он всегда находит время для своей настоящей страсти – смотреть университетские игры по баскетболу. «Это все еще командная игра, в отличие от профессиональной лиги NBA», – считает он.

Помимо ботокса Сондерсу в щеки ввели наполнитель Juvederm Voluma. Оператор фиксировал каждый укол на его лице, и изображение его лица в увеличенном масштабе проецировалось на большой экран позади него.

Впрочем, в итоге Сондерс даже благодарен, что такой шокирующий эксперимент состоялся. «Если я собирался стать генеральным директором компании, которая производит такие замечательные продукты, то, конечно, я должен был хорошо выглядеть сам», – рассуждает сейчас Сондерс. И добавляет: «Моя жена сказала, что это было показательное действо и хорошая работа. И теперь я знаю не понаслышке о том, что чувствуют пациенты, когда я говорю с врачами о действии инъекций».

К экспериментам над собой Сондерсу, впрочем, не привыкать. Выступая в штаб-квартире Actavis в Нью-Джерси, Сондерс рассказывал, что однажды провел целый день на Парк-авеню в Нью-Йорке, посещая врачей, которые занимаются красотой. «Каждый из них хочет немедленно сделать вам инъекцию, как только вы входите в клинику, – говорит он. – Но на этот раз я попробовал препарат, который производит один из конкурентов Allergan. Впечатления остались неприятные – было больно».

Все-таки подкожная инъекция – это не выщипывание бровей, и теперь-то мужественный Брент Сондерс лучше многих женщин понимает суть выражения «красота требует жертв». Хотя после инъекции, сделанной на глазах у 800 человек, прошло несколько месяцев, на лице 43-летнего Сондерса до сих пор не видно ни одной морщинки.

Хотя Сондерс из семьи медиков (его папа – уролог, брат-близнец – хирург), его первое образование не имело никакого отношения к медицине. Он окончил Питсбургский университет по специальности «экономика», затем – школу права в Университете Temple и планировал делать карьеру в юриспруденции. Но в 28 лет он понял, что жизнь юриста – это не то, что его мотивирует. Однажды он прочитал в журнале статью 70-летнего адвоката, который стал в итоге партнером известной юридической компании. С самого начала своей карьеры он консультировал глав компаний, был партнером компании, но настоящее признание получил лишь в преклонном возрасте, вспоминает Сондерс. С тех пор у Сондерса, по его словам, пропало всякое желание заниматься юридической деятельностью, он решил сменить профиль и поступил на курс MBA в Fox School of Business and Management.

Чтобы оплачивать обучение, он по ночам работал клерком в больнице. Именно тогда, как он считает, началась его карьера в здравоохранении. «Ты можешь делать интересную работу, которая помогает людям, и при этом можешь заниматься бизнесом. Для меня такое сочетание было двойным выигрышем», – говорит он.

Карьерный рост Сондерса в высшей лиге фармацевтического рынка был довольно быстрым. В 2003 г. он пошел работать в Schering-Plough и за шесть лет дослужился до должности президента по глобальным рынкам.

Вдохновляющий ботокс

Применение ботулотоксина началось в 80-х гг., первоначально препарат применялся в неврологии. Американские ученые, использовавшие его в лечении косоглазия, обратили внимание на дополнительный эффект препарата – разглаживание межбровных морщин. В 1992 г. была опубликована научная работа о применении ботулотоксина в корректировке морщин в межбровной области. Препарат на основе ботулинотоксина для коммерческого использования и применения в косметологии был выпущен и запатентован компанией Allergan. Сейчас он применяется более чем в 100 странах мира. Botox обеспечивает около $2 млрд выручки Allergan. Успех Botox вдохновил конкурентов, в результате у компании Valeant Pharmaceuticals International и ее партнера Ipsen появился аналог под названием Dysport, у Merz – Xeomin. Компания Revance Therapeutics до сих пор занимается разработкой препарата, который по своим свойствам мог бы конкурировать с Botox. В прошлом году компания Johnson & Johnson заявила, что прекращает разработку препарата против морщин PurTox, аналогичного Botox у Allergan, и сконцентрируется на других препаратах – для увеличения груди из силикона. Johnson & Johnson начала разрабатывать PurTox в 2009 г. и планировала, что это даст толчок развитию эстетической хирургии.

СвернутьПрочитать полный текст

Сондерс был очень вдумчивым, осторожным и постепенно завоевывал авторитет, вспоминает его первый работодатель, в то время директор Schering-Plough Фред Хасан: «Затем он стал более стремительным. Он начал быстро учиться у окружающих его людей и подчиненных, и это придало ему огромные силы».

В 2010 г. Сондерс стал генеральным директором фармацевтической компании Bausch & Lomb, которая специализируется на препаратах по уходу за глазами. Вскоре после его прихода Bausch & Lomb продала собственное производство линз компании Valeant. В октябре 2013 г. Сондерс перешел генеральным директором в Forest Laboratories, а в июле 2014 г. ее купила Actavis за $27,6 млрд.

Ко всеобщему удивлению, в Actavis акционеры также приняли решение назначить генеральным директором Сондерса, хотя обычно первым лицом становится сотрудник компании-покупателя. Вскоре после подписания контракта на новом месте он предложил купить Allergan, которая в то время пыталась отбить поглощение со стороны Valeant и хедж-фонда Pershing Square.

18 марта 2015 г. Actavis объявила о завершении поглощения Allergan. Объединенная компания получит название Growth Pharma и станет третьим по величине производителем дженериков в США с ежегодной выручкой в $23 млрд. Совместный портфель воспроизведенных лекарств Actavis и Allergan включает более 1000 наименований, компания представлена в 60 странах, работает на 20 иностранных рынках, говорится в презентации компании. Расходы на НИОКР в 2015 г. составят $1,7 млрд.

На фармацевтическом рынке в последние годы происходит рекордное число поглощений и слияний (M&A). Сондерс, как гендиректор Actavis, выступал покупателем или продавцом в сделках общей стоимостью около $100 млрд. Но он настаивает, что у него нет страсти к M&A. «Мне нравится работать для потребителей и узнавать о новых исследованиях. Я считаю M&A утомительной и тяжелой работой», – говорит он.

Actavis
Actavis

Фармацевтическая компания
Акционеры (данные Bloomberg): почти 100% акций – в свободном обращении, крупнейшие инвесторы – Blackrock (5,99%), Vanguard Group (5,58%), FMR (5,33%), T Rowe Price Associates (5,04%). Капитализация – $116,4 млрд. Финансовые показатели (2014 г.): выручка – $13,1 млрд, чистый убыток – $1,6 млрд. Занимается разработкой, производством и продажей препаратов для женского здоровья, урологии, гастроэнтерологии, дерматологии.

Actavis много критикуют за то, что она слишком сосредоточена на бизнесе, а не на том, чтобы помогать людям; что у компании нет интереса к разработке новых лекарств; что у нее чрезмерно низкая ставка по налогам (благодаря регистрации в Ирландии – 4,8% в 2014 г.) и своеобразный подход к патентному праву.

Хотя холл штаб-квартиры Actavis украшен фотографиями микроскопов, пробирок и чашек Петри, компания тратит меньше средств на исследования и разработки новых лекарств, чем другие крупные игроки рынка, предпочитая покупать или лицензировать препараты, которые уже прошли клинические исследования.

В области исследований большинства серьезных заболеваний, таких как онкология, уже работают сотни академических центров и тысячи венчурных фирм, объясняет такой подход Сондерс. Его компания действует иначе: она использует уже найденные молекулы, проводит с ними клинические исследования и готовит лекарства к выпуску на рынок на основе того, что уже разработано. «Это тоже требует больших расходов и еще много работы», – говорит он.

Такая модель позволяет финансировать проекты, которые являются основой доходов фармацевтических компаний, но не слишком много делает для развития медицины, критикуют некоторые регуляторы и врачи. Сондерс не согласен: «Это не значит, что мы просто прыгаем от iPod к iPhone 6. Нам просто иногда везет, и мы находим нужное лекарство <...> но в большинстве своем инновации появляются постепенно, только шаг за шагом», – говорит он. «Возьмите больного диабетом, который может сейчас использовать инсулиновую помпу, а 10 лет назад он был вынужден делать уколы инсулина каждые несколько часов. Разве это не инновация? Да, больные по-прежнему живут на инсулине, но, мне кажется, мы сделали их жизнь лучше», – рассуждает Сондерс.

«Идея, что, для того чтобы  играть в высшей лиге на фармацевтическом рынке, вы обязательно должны заниматься разработкой лекарств, ошибочна. Вы должны проводить исследования, вы должны быть привержены инновациям. Но я твердо верю, что открытия [новых лекарств] не окупаются по стоимости возврата капитала», – говорит Сондерс.

Поэтапный подход к бизнесу уже стоил Actavis того, что генеральный прокурор Нью-Йорка Эрик Шнейдерман выпустил предписание против препарата компании. Разбирательство заставило Actavis остановить выпуск Namenda – препарата против Альцгеймера, который нужно принимать дважды в день, и заменить его другим – Namenda XR, который требуется принимать всего лишь раз в сутки. Изменив патент, Actavis добивалась того, чтобы врачи не использовали более дешевый дженерик.

Впрочем, в бизнесе в конечном итоге важен результат. На днях  Actavis  опубликовала результаты работы в I квартале 2015 г.: выручка Actavis увеличилась на 59% и составила $4,2 млрд. По данным экспертов, это произошло благодаря росту  продаж брендированных препаратов в Северной Америке и препаратов, приобретенных в результате покупки Allergan. По данным компании, выручка от продаж брендированных препаратов в Северной Америке составила $1,7 млрд против $594 млн за аналогичный период 2014 г. Продажи дженериков выросли на 6,4% – до $1,8 млрд. Расходы на приобретение Allergan повлияли на показатели прибыли. Actavis  завершила квартал с убытком в $535,2 млн. В I квартале 2014 г. прибыль компании составила $96,5 млн. По прогнозу Actavis, в 2015 г. выручка составит $20,5–21 млрд.

FT, 17.05.2015, Екатерина Кравченко