Статья опубликована в № 4189 от 25.10.2016 под заголовком: «Надо правильно сочетать креативность, моду и иронию»

«Надо правильно сочетать креативность, моду и иронию»

Клаудио Лути помогал бизнесу Джанни Версаче. Но удовлетворение нашел в собственной дизайнерской компании

Совладелец и президент итальянской дизайнерской компании Kartell Клаудио Лути приезжал в Лондон на London Design Festival 2016, на котором за неделю проходит более 500 мероприятий от Брикстона до Челси.

Игнорируя выставочную суету, элегантный бизнесмен спокойно устроился на диване, он говорит неторопливо, дорожа каждым словом, описывает корреспондент FT встречу с Лути на выставке, в одном из шоурумов Кенсингтона. Именно так, сидя за чашкой кофе и общаясь, Лути, по его уверениям, смог за последние два десятка лет вывести свою компанию за пределы родного Милана.

Не только мебель
Не только мебель

Кроме мебели Лути занялся выпуском парфюмерии и посуды. Приложение How to Spend рассказывает, что в январе 2015 г. на международной выставке интерьерного дизайна Maison & Objet в Париже была презентована коллекция ароматов для дома Kartell Fragrances с четырьмя видами диффузоров, разработанными архитектором Ферруччо Лавиани, – это ароматические свечи, тростниковые диффузоры, электронные распылители и спреи; они содержат восемь ароматов, составленных, как гордо заявила компания, самыми выдающимися «носами» XXI в. В том же месяце в магазинах Kartell по всему миру появились наборы посуды Jellies family. Изготовлена она из прозрачного поликарбоната в пастельных тонах, дизайнер – Патрисия Уркиола. Другой продукт компании – белые тарелки серии I. D. Ish by D’O, разработанные в сотрудничестве с известным итальянским шеф-поваром Давидом Олдани. Из украшений на них – лишь отпечаток пальца на краях.

Как рассказывал Лути How to Spend, приложению к FT, у итальянской индустрии дизайна есть и слабые, и сильные стороны: «Безусловное преимущество – зрелость итальянской системы производства, где есть место и штучной продукции, и товарам массового спроса. Технологии, развитые производственные мощности и высокая квалификация местных рабочих – все вместе это способствует тому, что в Италии быстро улавливают и подхватывают модные тенденции, воплощая их в безупречных и соблазнительных вещах».

Недостатком Лути называл структурную слабость системы, в том числе неумение создавать эффективные сети и налаживать взаимодействие между регионами, а также грамотно выстраивать маркетинг и организовывать международную дистрибуцию. Поэтому Лути особое внимание уделяет именно дистрибуции. По данным How to Spend, 75% торгового оборота Kartell обеспечивает экспорт.

Дом в Милане

Лути живет в родном Милане в четырехэтажных апартаментах, купленных им в 1995 г., рассказывает журнал Elle Decoration. «Дом построен в начале прошлого века, а сам район нетипичен для Милана, – говорит Лути. – Здесь не так людно, как, скажем, на Via Montenapoleone, при этом любимые рестораны – в пешей доступности. Я знаком практически со всеми соседями, мы постоянно ходим друг к другу в гости. Милан не такой большой город, как Нью-Йорк или Париж, возможно, поэтому он стал столицей моды и дизайна, центром творческой жизни». Апартаменты Лути занимают четыре этажа. Вечером он с семьей собирается на вымощенной перед входом площадке во внутреннем дворике. Интерьер дома постоянно обновляется, пишет Elle Decoration, дизайнер в деле испытывает новинки коллекции своей компании. Кроме того, он советует: «Чаще переставляйте мебель – как показывает практика, от этого интерьер оживает».

Kartell сейчас представлен более чем в 130 странах. Правда, в Лондоне бренд появился всего лишь около семи месяцев назад. А магазины в Аккре (Гана) и Найроби (Кения) открылись еще позже.

«Я провожу немало времени, обсуждая будущее: какие использовать материалы, как будет выглядеть каталог, как наладить дистрибуцию, как меняется концепция развития. Люблю заниматься делами при личном контакте», – рассказал Лути FT. В электронной почте заложен риск неправильного понимания. Умение понемногу направлять людей в нужную сторону – вот ключ к расширению бизнеса в странах вроде Китая, равно как, конечно, и сила бренда», – рассуждает бизнесмен.

Общение с Лути оказалось плодотворным для многих известных людей, от дизайнера Джанни Версаче до архитектора Патрисии Уркиолы. Лути говорит, как важно завоевывать доверие людей и выслушивать их идеи, он уделяет этому огромное внимание.

Первым его известным соавтором был Версаче. Тем, что яркие цвета и барочные принты этого дизайнера носят модники от Нью-Йорка до Гонконга, мир во многом обязан Лути. Именно он помог Версаче превратить компанию из небольшого итальянского модного дома в международного поставщика одежды, товаров для дома и ювелирных изделий. Лути, познакомившийся с Версаче вскоре после окончания университета, отвечал за бизнес-операции дома моды, в котором ему принадлежало 30%. Пока Версаче рисовал эскизы одежды и аксессуаров, Лути продавал франшизу по всему миру. В 1978–1988 гг. во многом благодаря ему выручка с $15 млн выросла до $353 млн (данные немецкой газеты Handelsblatt).

Лондонский концепт

London Design Festival в 2016 г. проходил с 17 по 25 октября. За эти дни в Лондоне состоялось около 500 мероприятий. Речь идет не только о презентациях новых коллекций, пишет FT. Если на миланском Salone del Mobile большинство участников показывает уже готовые продукты, то на London Design Festival «часто вещи совсем не в том состоянии, чтобы поставлять их в магазины – они еще на стадии идей», говорит его сооснователь и директор Бен Эванс. Кроме того, на лондонском мероприятии презентуются новые концепции и материалы из мира моды.

«Сотрудничество с Джанни и тесное общение с главными героями прет-а-порте помогли мне понять три важные вещи, – признавался Лути в интервью How to Spend. – Во-первых, необходимо постоянно обновлять коллекции, выпуская новые продукты. Во-вторых, нужно инвестировать в разработку принципиально нового дизайна. В-третьих, надо в правильных пропорциях сочетать креативность, моду и иронию – элементы, которые составляют идентичность Kartell и лежат в основе таких предметов, как, например, стул Mademoiselle à la mode Филиппа Старка. Обивку для него создавали Dolce & Gabbana, Moschino, Missoni, Versace, Christian Lacroix, Jean Paul Gaultier».

Проработав десяток лет на Версаче, Лути решил, что перерос его компанию и пора двигаться дальше: «Я не видел себя в компании на какой-то иной позиции. Я зарабатывал деньги, но не мог контролировать работу дома. Осознав это, я за месяц распродал свои акции».

Как Лути рассказывал журналу Salon во время Кельнской выставки в январе этого года, он постоянно контролирует разработку будущих коллекций, каждые три недели проводя рабочие встречи с дизайнерами. По его словам, это необходимо, чтобы соблюсти баланс между стоимостью производства, эмоциональной составляющей предмета и его функциональной стороной: «Бывает, я говорю: это слишком дорого обойдется в производстве, надо думать». Лути уверяет, что он никогда не подавляет чью-либо инициативу: «С дизайнерами я общаюсь дружественно, мягко – мы сотрудничаем. Я никогда не давлю. И поэтому мне легко сказать им все, что я думаю. Мы очень давно и очень близко знаем друг друга: с Антонио Читтерио, Пьеро Лиссони, Патрисией Уркиолой, Филиппом Старком у нас долгосрочный союз, и он оправдывает себя – мы понимаем друг друга с полуслова.

Kartell SPA

Дизайнерская компания
Совладельцы: семья Кастелли-Лути. Финансовые показатели (2015 г., данные Thomson Reuters):
выручка – 92,1 млн евро,
чистая прибыль – 18,1 млн евро.

Основана в 1949 г. инженером-химиком Джулио Кастелли, первоначально производила автомобильные аксессуары. Выпускает пластиковую мебель, столовую посуду, обувь и сумки, аромалампы и свечи. Розничная сеть насчитывает более 130 монобрендовых магазинов, 250 магазинов формата shop-in-shop и 2500 точек продаж в 130 странах.

Лути говорит, что после ухода из Versace его пытались заманить к себе другие модные дома. Думал он и о том, чтобы основать свой собственный. Но в конце концов пришел к выводу, что это будет подобно вступлению в соперничающую футбольную команду игрока, всю жизнь гонявшего мяч за Milan. Обязательства перед Versace много значили для него.

«Я был молод и богат, а работы не было, – вспоминает он те времена. – Я был не в состоянии дни напролет копаться в саду и почитывать газеты, пока все мои друзья работали».

Так что через три месяца, весной 1988 г., подталкиваемый некоторыми друзьями-бизнесменами, Лути купил Kartell – производителя товаров из пластика, доля в котором принадлежала его тестю.

Даже сейчас Лути работает так, как будто на дворе старые добрые времена, когда жизнь не неслась на нынешних скоростях. В его офисе в Милане не найти компьютера. Вся трансформация Kartell из поставщика автомобильных аксессуаров в одну из крупнейших дизайнерских компаний мира была распланирована на большом куске ватмана с помощью карандаша и ручки.

Лути вспоминает, как Филипп Старк, в ту пору еще восходящая звезда в сфере промышленного дизайна, в конце 1980-х гг. убеждал его, что «в 1970-х гг. промышленный пластик пережил эпоху бума, но теперь мы должны изменить его эстетику – и в то же время добавить качества».

Вместе с рядом дизайнеров, в том числе Антонио Читтерио и Вико Маджистретти, они разработали прочный, долговечный и прозрачный поликарбонат. Это прекрасный материал, и многие предметы, сделанные из него, например прозрачные стулья Ghost и La Marie Филиппа Старка и сервировочный столик на колесиках со складными подносами Battista, разработанный Антонио Читтерио, изменили восприятие пластика. Вместо дешевого заменителя он стал считаться привлекательным современным материалом.

Первым в мире дизайнерским объектом из поликарбоната How to Spend называет выпущенный в 1999 г. Kartell стул La Marie, который весил всего 3,5 кг. С некоторыми изменениями он выпускается до сих пор. «В работе с поликарбонатом нам удалось достичь потрясающих результатов, – рассказывал Лути этому изданию. – На Salone del Mobile 2014, например, <...> диван Uncle Jack весил 30 кг».

«Настоящая головная боль для нас – это постоянный поиск специалистов и изучение новых технологий. Моя задача всегда была амбициозной: сломать стереотипное представление о пластике как об одноразовом материале. Мы создаем объекты, которые не просто будут выигрышно смотреться в витрине магазина один сезон, а прослужат вам 30–40 лет. А в идеале – останутся в истории дизайна навсегда», – рассказывал Лути журналу Elle Decoration.

Журналу Salon он сообщил, что компания серьезно инвестирует не только в дизайн, но и в производственные разработки. В пример Лути привел коллекцию Memphis Этторе Соттсасса: «Он создал ее 15 лет назад, в то время еще не было технологий, чтобы воплотить ее в жизнь. Тогда я положил чертежи в стол. И только сейчас коллекция стала возможной».

Немало технологических вызовов поставил перед компанией и Филип Старк. Работами этого дизайнера Лути заинтересовался, увидев интерьеры и мебель парижского кафе Costes. Лути приехал поговорить с дизайнером в Париж. Вот как он вспоминает о той беседе (цитата по интернет-ресурсу Buro 24/7): «Пластик, с которым мы тогда работали, был тонкий, листовой, а он сказал: хочу толстый, массивный, литой. Пластик у нас был матовый – он хотел глянцевый. Линии предметов всегда были округлые – он хотел квадратные, жесткие, с углами. Говорил: «Он у вас полупрозрачный, а нужен совсем непрозрачный. И давайте добавим металла!» Под конец Старк достал палитру, которую привез из Японии, и сказал: нужно, чтобы мебель была вот этих семи пастельных цветов. Таких цветов не было не то что у нас – их во всей Италии не было! Для того чтобы выполнить его пожелания, мне пришлось изменить на фабрике все, перестроить все технологические цепочки, не просто найти других поставщиков, а, используя свои знакомства, уговорить одну лабораторию сделать мне на заказ небольшое количество нового материала. Но новая мебель произвела фурор».

Имена многих дизайнеров, с которыми Лути сотрудничал в самом начале работы в Kartell, с тех пор превратились в бренды. Но бизнесмен продолжает пестовать новые таланты, разыскивать способных молодых людей, пишет FT. Он верит, что неопытные дизайнеры, пришедшие с университетской скамьи, посвятят немало времени постижению тонкостей профессии. Он берет в ученики людей, по его выражению, «страстных», но настаивает на том, чтобы они никуда не торопились: «Я говорю молодым дизайнерам, что им нужен опыт, перед тем как браться за проект. Есть два способа его получить – устроиться в компанию вроде Kartell или поработать на [дизайнеров вроде] Читтерио или Старка. Я твержу им: «Будьте спокойны, учитесь, продвигайтесь вперед не спеша» (цитаты по FT).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать