Статья опубликована в № 4256 от 06.02.2017 под заголовком: «Это были законные и обоснованные сделки»

«Это были законные и обоснованные сделки»

На прошлой неделе стало известно о пропаже китайского миллиардера Сяо Цзяньхуа из отеля в Гонконге

У многих могущественных семей Китая есть свой посредник – человек, помогающий организовывать сделки, который, в свою очередь, под их покровительством сколачивает внушительное состояние, пишет FT. У Сяо Цзяньхуа давно налажены прочные связи с семьями лидеров китайской коммунистической партии, и он один из богатейших людей страны. Последние несколько лет Сяо живет в добровольной ссылке в роскошном отеле Four Seasons в Гонконге.

Нет вестей от Сяо

Сяо исчез перед китайским Новым годом, который в год Красного огненного петуха длится с 28 января до 15 февраля. Об исчезновении миллиардера журналисты узнали в начале прошлой недели. Ему не помогли ни нанятые им женщины-телохранители, ни статус дипломатического представителя Антигуа и Барбуды: по сообщениям СМИ, за Сяо пришли представители силовых органов материкового Китая и увезли в неизвестном направлении. Источник в полиции Гонконга сказал Reuters, что никаких указаний на силовой захват и признаков похищения на записях с камер слежения Four Seasons не обнаружено. На момент подписания номера не было точной информации, где он находится.

Как СМИ чуть не сорвали сделку на $9,4 млрд

В 2012 г. HSBC решил заработать около $2,6 млрд, продав свои 15,6% в китайском страховщике Ping An за $9,4 млрд, рассказывает CNN. В декабре Charoen Pokphand Group (CP Group) таиландского бизнесмена Данина Чиараванона перечислила первый транш и получила около пятой части пакета – 3,2% акций. Но китайский журнал Caixin очень не вовремя написал, что на самом деле треть пакета будет куплена Сяо. После этого Сяо решил не участвовать в сделке, тем более принадлежащий правительству Банк развития Китая, кредит которого он договорился использовать, отказал в финансировании. В итоге сделка повисла на волоске, но CP Group смогла оперативно найти необходимую сумму, пишет Bloomberg. В том же году Ping An стала единственным страховщиком Азиатско-Тихоокеанского региона, включенным Советом по финансовой стабильности в список девяти системно важных глобальных страховщиков G-SII.

После исчезновения в аккаунтах принадлежащей Сяо Tomorrow Group в соцсетях появились два поста. От имени Сяо заявлялось, что он в зарубежной клинике, оправляется от болезни. Но в прошлую среду сообщения были кем-то удалены. Зато в тот же день на сайте гонконгской газеты Ming Pao появилось на правах рекламы заявление Сяо, в котором опять-таки речь идет о лечении за рубежом. И еще есть такие слова: «Я всегда любил [китайскую коммунистическую] партию и не совершал ничего противоречащего интересам родины» (цитата по Reuters). Гонконгская полиция заявила, что Сяо в пятницу, 27 января, пересек границу с континентальным Китаем. Китайская полиция не отвечает на запросы СМИ. Впрочем, в Китае в самом разгаре Новый год, когда вся официальная жизнь в стране замирает.

Сяо не случайно оказался в Гонконге, пишет The New York Times. Несколько лет назад после публикаций в китайской прессе, что его компании приватизируют активы по ценам ниже рыночных, он переехал в Канаду и получил там гражданство. Затем, чтобы удобнее было вести дела, стал много времени проводить в Гонконге.

Интересы Tomorrow Group распространяются в основном на индустрии, где доминирует государство, – банковское дело, страхование, угольную и цементную промышленность, недвижимость и даже добычу редкоземельных металлов, писала в 2014 г. The New York Times. Тогда состояние Сяо Hurun Report оценивал в $2 млрд, сейчас оно приближается к $6 млрд.

Председатель Hurun Report Руперт Хугеверф рассказывал FT, что Сяо построил свою империю благодаря знаниям о рынках капитала и использованию финансовых рычагов. Но разобраться в его активах крайне сложно, потому что «у него мириады цепочек компаний». «Его считают крайне умным и крайне непубличным, – продолжает Хугеверф. – В кругу инвесторов его довольно сильно уважают, потому что он [учился] в Пекинском университете – это не какая-то деревенщина». «Деревенщина» он употребляет в переносном смысле. На самом деле Сяо самая что ни на есть деревенщина.

Как Сяо полюбил учение Баффетта

Сяо родился в 1972 г. в небогатой деревне Фэйчен в горном регионе восточной китайской провинции Шаньдун. Он был одним из шести детей в семье учителя средней школы. Как вспоминает в опубликованной в 2014 г. The New York Times статье его одноклассник, Сяо обожал историю и литературу и мог процитировать по памяти множество текстов: «Он даже читал пособия для учителей». Цзяньхуа блестяще показал себя на экзаменах и получил право учиться в Пекинском университете. «Он любил политику, – говорит его учитель по математике в колледже Чжоу Чуньшэн. – Он хотел стать высокопоставленным чиновником и читал все подряд – книги по социологии, марксизму, избранные труды Мао».

Сяо был президентом официального студенческого союза Пекинского университета. Это была в основном социальная нагрузка – организация занятий и танцев. Но он получил эту должность благодаря связям в Коммунистическом союзе молодежи Китая и рассчитывал использовать ее как ступеньку к политическому олимпу, продолжает The New York Times. Все планы рухнули из-за протестов на площади Тяньаньмэнь. Сяо пытался выступать представителем от студенчества перед властями. Но неформальные студенческие лидеры создали свою организацию. «Когда действия некоторых студентов начали становиться все более агрессивными, Сяо почувствовал себя бессильным», – писала его пресс-секретарь Лю Ян в ответе на статью The New York Times. Тогда он засел в библиотеке и закопался в книги. «После 1989 г. Сяо понял, что политика – вещь очень запутанная, а в коммунистической партии хватает элит и талантов. Изучив бизнес-философию Уоррена Баффетта, Сяо подумал, что занятие бизнесом, возможно, больше соответствует его характеру. Он полностью отдалился от политики», – пишет пресс-секретарь.

Как богател Сяо

Лояльность Сяо во время событий 1989 г. не осталась незамеченной, утверждает The New York Times. Вместе с дипломом он получил финансовую поддержку Пекинского университета. На эти деньги он неподалеку от кампуса открыл фирму по торговле компьютерами, а потом основал ряд технологических компаний. «После событий 1989 г. Пекинский университет не предоставлял никакой финансовой поддержки ни одному предпринимателю (и никак не поддерживал Сяо)», – опровергала пресс-секретарь олигарха.

Что произошло с Гуо
Что произошло с Гуо

В 2015 г. короткое, но таинственное исчезновение Гуо Гуанчана заставило понервничать зажиточных людей. Как сказал один из топ-менеджеров в разговоре с FT, это было сродни «землетрясению в финансовых кругах», которое можно интерпретировать как сигнал, что «люди должны еще более острожно, нежели когда-либо, вести дела с правительством». Гуо, основатель и председатель совета директоров инвестиционного холдинга Fosun, исчез в декабре 2015 г. Холдинг был даже вынужден утром 11 декабря временно приостановить торги акциями своих подразделений на биржах, так как о пропаже владельца бизнеса стало известно прессе. Затем Fosun осторожно заявил, что навел справки и «имеет основания полагать, что господин Гуо в настоящее время оказывает помощь в расследованиях, проводимых судебными органами материкового Китая» (цитата по ВВС). 14 декабря Гуо как ни в чем не бывало появился на ежегодном собрании акционеров в Шанхае.

Как бы там ни было, стартапы Сяо пусть и были небольшими, но сумели принести ему первые $150 млн. The New York Times нашла интервью китайским СМИ, где Сяо сам в этом признавался.

В 1999 г. он основал Tomorrow Group и стал успешно торговать на бурно растущем фондовом рынке. Другим направлением работы, пишет The New York Times, стало создание компаний в родной ему провинции Шаньдун и городе Баотоу (Внутренняя Монголия), откуда родом его жена. Его учитель Чжоу Чуньшэн, успевший побывать и бизнес-партнером Сяо, вспоминал: «У него были политические связи и знания, он приходил к местным чиновникам и говорил им, что может помочь основать публичные компании».

В 2000-е Сяо был соучредителем десятков инвестиционных компаний, часто в партнерстве с государственными агентствами, таких как Baotou State-Owned Assets или Supervision Commission. Он покупал доли в финансовых фирмах средних размеров, нередко через цепочку компаний-пустышек, пишет The New York Times. Газета приводит пример: когда Citigroup вместе с рядом других инвесторов в 2006 г. согласилась за $3,1 млрд купить 85,6% акций банка Guangdong Development Bank, в сделке участвовала и одна из компаний Сяо – Puhua Investment. Она купила 8% акций и в считанные недели перепродала их государственной финансовой компании. Ни в чем не обвиняя Сяо, The New York Times отмечает, что фирмы-пустышки используются, чтобы скрыть владение акциями чиновниками. Участие компаний Сяо в сделках часто не афишировалось. Через пресс-секретаря Сяо передал The New York Times, что «это были законные и обоснованные сделки». А о его участии часто не упоминается, потому что он «главный стратег» и не участвует в проработке деталей контрактов.

Стал олигархом

Тогда как многие посредники поднимаются и уходят в небытие одновременно с каким-либо одним политиком, Сяо работал от имени нескольких влиятельных семей, замечает FT.

Сяо привлек внимание СМИ в 2007 г., когда компания Pacific Securities, в которой была доля у Tomorrow Group, вышла на IPO, пишет сингапурское интернет-издание Bamboo Innovators. Позже вскрылись финансовые нарушения в процедуре листинга, что стало одной из причин отставки вице-председателя China Securities Regulatory Commission Вана И, но на Сяо история не отразилась.

До этого через китайскую цензуру не прошел выпуск китайского финансового журнала Caijing от декабря 2006 г., пишет FT. Причиной послужило то, что темой номера была история приватизации энергетической госкомпании Shandong Luneng Group сыном политика Чженом Вэем. Его отец, Цзэн Цинхун, занимал высокие посты при Цзян Цзэмине и Ху Цзиньтао, вплоть до заместителя председателя КНР, и оставался во власти до 2007 г. Сяо был владельцем нескольких компаний, использованных при той сделке. В итоге федеральная власть велела местным чиновникам еще раз провести торги, сообщает The New York Times.

В 2009–2010 гг. Сяо вместе с сыном зампредседателя Китая Цзэна Цинхуна собирался купить тайваньскую страховую компанию Nan Shan Life Insurance. Но тайваньские регуляторы запретили сделку, поскольку не смогли понять, кто был реальным покупателем, продолжает Bamboo Innovators.

The New York Times приводит примеры других сделок с непростыми людьми. В 2012 г. бизнес обанкротившейся студии по созданию эффектов для Голливуда Digital Domain, среди основателей которой был Джеймс Кэмерон, был продан за $30 млн группе китайских инвесторов. Сделку профинансировали структуры Сяо и Че Фэна, зятя бывшего главы ЦБ Китая Дай Сянлуна.

В январе 2009 г. публичная компания Baotou Tomorrow Technology, в которой у Сяо крупный пакет, объявила о намерении купить за $50 млн девелоперскую компанию в Лицзяне (провинция Юньнань) у пекинской Zhaode Property. Ее возглавлял Ли Ботан, зять Цзя Цинлиня, до 2012 г. четвертого человека в партии.

Tomorrow Holding Co. Ltd. (Tomorrow Group)

Инвестиционная группа
Совладельцы (данные Forbes): Сяо вэйхуа (двоюродный брат основателя компании – Сяо Цзяньхуа) – 29%, остальное распределено между шестью индивидуальными инвесторами, имена которых не называются.
Финансовые показатели не раскрываются.
Основана в 1999 г. Инвестирует в компании, оказывающие финансовые услуги, и другие секторы экономики. Контролирует китайские публичные компании – Baotou Huazi Industry (занимается производством сахарной свеклы и электронных устройств), Xishui Strong Year (оказывает услуги страхования), Baotou Tomorrow Technology (производит химическую продукцию и периферическое компьютерное оборудование). Суммарная капитализация этих компаний составляет $4,3 млрд. По данным бизнес-портала Hurun, публикующего рейтинг китайских миллиардеров, Сяо Цзяньхуа вместе со своей женой занимают 32-е место в списке 2016 г. с состоянием в $5,97 млрд.

В январе 2013 г. пекинская компания Qinchuan Dadi Investment Company продала структуре Сяо 50% акций в одной из инвестиционных компаний за $2,4 млн – за ту же сумму, что некогда заплатили владельцы Qinchuan, сестра и зять генсека Си. Дело происходило полгода спустя после скандала, спровоцированного публикацией Bloomberg, что родственники президента владеют активами на $300 млн. Но пресс-секретарь Сяо заявила, что задолго до этой сделки Tomorrow Group продала фирму, которая в ней участвовала.

The New York Times замечает, что Сяо часто инвестировал вместе с отпрысками китайской руководящей элиты. Миллиардер (отвечая через пресс-секретаря) признал, что знаком в Китае со многими сильными мира сего и их детьми. Но все совпадения пресс-секретарь Tomorrow Group Лю Ян называет случайными – просто их привлекали одинаковые сделки: «Инвестиции Сяо в финансовые институты крайне похожи на инвестиции Уоррена Баффетта в Wells Fargo <...> Финансовые вложения Сяо похожи на инвестиции, которые делают многие инвестфонды в интернет-компании, эти инвестиции могут быть сделаны без использования связей в правительстве».

Ян называла Сяо «прилежным учеником теорий Уоррена Баффетта»: «Сяо окончил юридический факультет Пекинского университета. Соответствие законам, правилам регулятора и корректность – главные приоритеты инвестиционных принципов, которыми руководствуется мистер Сяо. Мистер Сяо не имеет отношения ни к одному из коррупционных дел, касающихся высокопоставленных чиновников в Китае <...> Сейчас под управлением мистера Сяо принципы соответствия требованиям закона и дистанцирования от политики стали частью корпоративной культуры Tomorrow Group».

Они исчезли

Исчезновения богачей и раньше происходили в Китае. Примером тому история Гуо Гуанчана, поехавшего в Шанхай и там потерявшегося (см. врез).

Из номера Four Seasons, который снимает Сяо, открывается шикарный вид на оживленную гавань Гонконга. Город был передан Великобританией Пекину в 1997 г., ему гарантирована автономия от материкового Китая на 50 лет, но это не всегда спасает от казусов с исчезновениями. Так, в конце 2015 г. пропало пять граждан Гонконга. Они исчезали из Китая, куда ехали в гости к родственникам, с отдыха в Таиланде и даже прямо из Гонконга. Все они имели отношение к книжному магазину Causeway Bay Books и его акционеру – издательству Mighty Current Media Company, где в числе прочих печатались и продавались не совсем лестные книги о Си Цзиньпине и других лидерах страны. Позже четверо вернулись и рассказали, что их вывезли в Китай и представители власти их расспрашивали. А акционер Mighty Current Media Company Гуй Миньхай в январе 2016 г. появился в телеинтервью по китайскому каналу, в котором рассказал, что якобы в 2003 г. сбил человека, а теперь его замучила совесть, так что он прямо из Таиланда поехал в Китай и сдался властям. Великобритания осудила похищения как «серьезное нарушение» соглашения о передаче Гонконга Китаю.