«Есть цель каждые три года выводить на рынок инновационный препарат»

Президент французской фармацевтической компании Servier Оливье Лоро объясняет, чем хороша работа под управлением некоммерческого фонда, рассказывает о стратегии холдинга за рубежом и обещает заплатить всем пострадавшим от препарата медиатор
Президент Servier SAS Оливье Лоро /А. Гордеев

Французская фармкомпания Servier не может похвастаться 100-летней историей, подобно многим конкурентам: доктор Жак Сервье основал ее в 1954 г. Но сейчас, по собственным данным фирмы, ее лекарствами, среди которых противовоспалительный эреспал и венотонизирующий детралекс, ежедневно лечится более 60 млн человек.

Servier заключила первый контракт на поставку лекарств в СССР в 1984 г. А в 2007 г. открыла завод по производству лекарств в подмосковном Софьине, вложив в его строительство более 45 млн евро. Сотрудничество с Россией – в приоритете, из года в год подчеркивает компания. Сейчас на Китай и Россию приходится по 8% товарооборота Servier. В России она входит в пятерку крупнейших фармкомпаний, лекарства которых продаются в аптеках. Но фармацевтика – это уже не только лекарства. Фармкомпании должны предлагать системе здравоохранения комплексные решения, включая программное обеспечение, услуги и проч., рассказывает президент Servier Оливье Лоро, возглавивший компанию в 2014 г. после смерти ее основателя и бессменного руководителя Жака Сервье. О том, почему лекарства уходят с рынка, как будет развиваться отрасль и чем важен для Servier российской рынок, Лоро рассказал в интервью «Ведомостям».

– По окончании 2015–2016 финансового года (30 сентября) Servier объявила о росте выручки на 2,7% до 4 млрд евро. Это те цифры, на которые вы рассчитывали?

– Можно сказать, что результаты даже несколько превзошли наши ожидания. Продажи непосредственно Servier (производит оригинальные препараты. – «Ведомости») составили 2,8 млрд евро, продажи дженериков производства компаний Biogaran и Egis (входят в группу Servier. – «Ведомости») – более 1,2 млрд евро. Этому две причины: наши препараты чрезвычайно востребованы и мы оказались менее подвержены влиянию изменений курсов валют, чем ожидалось. К тому же в некоторых странах нас ждал приятный сюрприз: мы получили разрешение [на продажу препаратов] от регуляторов раньше, чем было запланировано.

Будущее на пороге

– Многие считают, что эра блокбастеров – препаратов, годовые продажи которых превышают $1 млрд, – в фармацевтике закончилась. Что ожидает фармацевтическую индустрию теперь?

– Мне трудно говорить за всю индустрию в целом, тем более что группа Servier несколько отличается от других компаний в нашей отрасли, поскольку находится под управлением некоммерческого фонда (non-profit foundation. – «Ведомости») и не зависит от структуры собственности, именно благодаря чему мы можем реинвестировать значительную часть оборота в разработку инновационных лекарственных препаратов. Это дает нам больше возможностей и свободы по сравнению с другими компаниями для создания инноваций, причем предназначенных как для пациентов с редкими патологиями (поскольку лекарства для них очень сложны и высокотехнологичны), так и для пациентов со значительно более распространенными заболеваниями. Для нас важен не только объем продаж препарата как таковой, но и крайне важны люди, которым мы можем помочь нашими инновационными решениями. Наше долгосрочное стратегическое видение сосредоточено в первую очередь именно на интересах пациентов.