«Нельзя управлять международной компанией, сидя за столом»

После объявления о переходе Каспера Рорштеда из Henkel в Adidas акции его бывшей компании ощутимо подешевели, а новой – подорожали
Каспер Рорштед, гендиректор Adidas /Daniel Karmann

В позапрошлом году Adidas озаботился поисками нового гендиректора, и в конце концов нашелся весьма спортивный кандидат. Каспер Рорштед в юности выступал за гандбольную команду, которая стала чемпионом Дании, пишет журнал WirtschaftsWoche. Ему до сих ничего не стоит встать в 5 утра и под Rolling Stones на iPod совершить пробежку по набережной. Увлекается лыжами, теннисом и страстный футбольный болельщик, причем он фанат мюнхенской «Баварии», 8,33% которой Adidas приобрел в 2002 г.

Вот только со спорттоварами Рорштед был знаком исключительно как потребитель. К тому времени он уже восемь лет возглавлял Henkel – производителя чистящих и моющих средств, клеев, косметики, а еще раньше вообще работал в известных компаниях IT-индустрии. Но рынок его назначение в Adidas оценил. Когда в январе прошлого года стало известно, что с 1 октября 2016 г. Рорштед станет гендиректором всемирно известной компании, цена ее акций на датской бирже подскочила на 12%, а вот Henkel подешевела на 5%, сообщает интернет-издание Ispo.com.

О Рорштеде не услышишь плохого слова. «Он суперзвезда», – писала немецкая газета FAZ. «Человек-машина», – продолжала Die Zeit, а сайт finanzen.net называл его «волшебником прибыли». С тех пор выручка и котировки Adidas стремятся вверх, но остается и много нерешенных задач. Прежде всего это отставание на американском рынке и развитие онлайн-продаж.

Свобода для всех

Рорштед – уроженец Дании, но бегло говорит на английском, немецком и шведском.

Он родился 24 февраля 1962 г. в портовом городе Орхусе в профессорской семье. «Мой отец был профессором экономики и прежде всего ценил интеллектуальную свободу. Ради этой свободы он отказался от многих заманчивых предложений работы в частном секторе, – рассказывал он журналу Focus. – Он всегда хотел иметь возможность прямо высказывать собственное мнение и не сверять мысли с теми, кто платит зарплату». Младший Рорштед распространяет этот принцип и на себя, и на подчиненных: он не фанат контроля и охотно делегирует ответственность. Как он объяснял McKinsey, в самостоятельности на местах ключ к успеху: «Крупные международные корпорации склонны становиться сложными структурами, что делает их негибкими. Но на быстро растущих развивающихся рынках нельзя надеяться (как на зрелых рынках) на стабильные условия – только подумайте о политических волнениях на Ближнем Востоке, например».

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью