Бизнес
Бесплатный
Нейл Хьюм
Статья опубликована в № 4367 от 20.07.2017 под заголовком: «Мы просто воплощаем то, что обещали сделать»

«Хотим, чтобы акции Rio Tinto торговались с премией»

Жан-Себастьян Жак после года работы гендиректором Rio Tinto хочет повторить успех 1990-х и снова сделать ее ведущей горнодобывающей компанией мира

Прошло чуть больше года, как Жан-Себастьян Жак принял бразды правления Rio Tinto. 45-летний генеральный директор родом из Франции осознает, как много еще предстоит сделать, чтобы восстановить доверие инвесторов к горнодобывающей промышленности. За годы расточительных трат и дорогостоящих сделок индустрия заработала огромные долги и репутацию плохого распорядителя акционерным капиталом.

Rio Tinto Group

Горнодобывающая компания
Крупнейшие акционеры (доля голосующих акций, данные компании на 17 февраля 2017 г.):
частная компания Shining Prospect Pte. (13,1%), почти все остальные акции – в свободном обращении.
Капитализация (LSE) – 64 млрд фунтов стерлингов ($83,5 млрд).
Финансовые показатели (2016 г.):
выручка – $33,8 млрд,
чистая прибыль – $4,8 млрд.

... Основана в 1873 г. Объединяет две операционные компании –Rio Tinto Plc и Rio Tinto Limited. Управление группой осуществляется из Мельбурна и Лондона.

Но Жак весь прошлый год занимался укреплением отношений с инвесторами: он не тратился на рост, налегая на производство, а сосредоточился на стоимости компании. Под его руководством Rio Tinto продолжила сокращать долг, объявила о выплате дивидендов в $3,6 млрд и продала бо́льшую часть угольного бизнеса. Стоимость ее акций выросла почти на 50% за последние 12 месяцев, и впервые в истории компании за целый год не было зафиксировано ни одного смертельного случая на производстве.

Но Жак амбициозен и удовлетворения не испытывает. Он хочет, чтобы Rio стала самой завидной добывающей компанией в мире, как это уже было в конце 1990-х под руководством Боба Уилсона и Боба Адамса. Эти двое превратили Rio из разрозненного конгломерата в ведущего добытчика полезных ископаемых, который неустанно заботился об уровне доходности для акционеров.

«Когда два Боба руководили компанией, акции Rio торговались с премией в 20–25% по мультипликатору [P/E – отношение капитализации к прибыли] по сравнению с конкурентами. Мы хотим, чтобы наш мультипликатор сегодня снова стал выше, чем у них. Не знаю, какой точно, но хотим, чтобы акции торговались с премией», – ностальгирует Жак во время интервью в своем лондонском офисе.

Добиться этого не так просто. Инвесторы до сих пор с опаской относятся к горной промышленности, которой не удалось добиться устойчивой доходности капитала во время спровоцированного Китаем бума цен на сырье – после того как они потратили миллиарды фунтов на неуместные сделки и чрезмерно амбициозные проекты.

Rio погрязла в этой истории больше многих конкурентов, выплатив почти $40 млрд в 2007 г. за канадского производителя алюминия Alcan. Сделка чуть было не утопила компанию, которая была вынуждена бороться с огромным долговым бременем.

Отрасль проверит новую политику управления капиталом в августе, когда начнется сезон отчетности и будут обнародованы финансовые результаты за первое полугодие. Взяв под контроль издержки, крупные диверсифицированные компании, такие как Anglo American, BHP Billiton, Glencore и Rio Tinto, снова генерируют значительные денежные средства. Сколько из них они вернут или пообещают вернуть акционерам, предстоит тщательно изучить аналитикам и инвесторам.

«Обеспечение дисциплины в сфере управления капиталом имеет решающее значение, чтобы увидеть, как сектор будет заново оценен после того, что, на наш взгляд, можно назвать только эпохой неумеренности, – пишут аналитики UBS в недавнем отчете. – Так что мы ожидаем увеличения возврата [на вложенный капитал] в августовском отчетном периоде».

Скандал в Гвинее

Бывший банкир Lazard Франсуа де Комбре консультировал Rio в конкурсе на половину месторождения железной руды Симанду в Гвинее. В 2011 г. он получил за это от компании $10,5 млн, признала Rio в ноябре прошлого года. Но де Комбре также был неформальным советником президента этой страны Альфа Конде и имел доступ к конфиденциальной информации, пишет FT. Это породило вопросы у регуляторов США и Великобритании, и в прошлом году Rio разорвала контракты с двумя причастными к истории топ-менеджерами – начальником департамента энергетики и минералов Аланом Дэвисом и начальником юридического департамента Деброй Валентайн. «Я согласен, что это много денег», – цитирует France24 письмо Дэвиса Уолшу. Они обсуждали, что хотели бы выплатить де Комбре $7,5 млн, а тот настаивал на $10,5 млн. В письме Дэвис оправдывал запросы де Комбре – ведь Rio добилась результата во многом благодаря его близости к президенту, писал топ-менеджер Rio. У Симанду непростая судьба. Лицензией на его разработку Rio обзавелась еще в 1997 г., но не торопилась развивать добычу на неосвоенном месторождении. Обвинив холдинг в нарушении сроков работ, в 2008 г. правительство отозвало лицензию и передало право на половину месторождения израильской BSG Resources, а та продала 51% в доставшейся ей половине проекта Vale, бразильскому конкуренту Rio Tinto. Через три года Rio смогла вернуть себе оставшуюся половину Симанду за $700 млн на конкурсе, в котором участвовала в партнерстве с китайской Chinalco. К этому времени и относится история с де Комбре. А в 2014 г. гвинейские власти пришли к выводу, что BSG Resources получила права на Симанду благодаря подкупу чиновников, и отозвали лицензию у этой компании. В декабре прошлого года владелец BSG Resources миллиардер Бени Штейнмец был арестован по подозрению в подкупе гвинейских чиновников и попал на месяц под домашний арест. Сейчас ему запрещено покидать Израиль. К октябрю прошлого года Rio владела 46,6% месторождения, Chinalco – 41,3%, правительство Гвинеи – 7,5% и 4,6% принадлежало Всемирному банку. Возглавивший компанию Жак продал долю Rio за $1,1–1,3 млрд китайским партнерам. Выплаты начнутся после начала промышленной добычи на руднике, точная сумма зависит от объема добычи. С этим тоже есть проблемы, сообщает украинское информагентство «Минпром», – Chinalco готова начать работу не ранее 2025 г., считая сейчас добычу нерентабельной, а гвинейские власти недовольны такой задержкой.

СвернутьПрочитать полный текст

Тем не менее некоторые компании могут поставить необходимость сокращения долга выше, чем возврат средств акционерам. Их беспокоит волатильность цен на сырье и стремление крупнейшего в мире его потребителя – Китая – сократить ликвидность и обуздать теневой банковский сектор. Это может снизить спрос на металл во второй половине года.

Аналитики считают, что, обладая самым устойчивым балансом в секторе, Rio имеет больше возможностей выжать максимум прибыли, чем конкуренты. Предполагается, что до конца года холдинг завершит продажу своего австралийского бизнеса по добыче энергетического угля. По прогнозу банка Investec, чистый долг Rio к концу 2017 г. составит (без учета некоторых дополнительных поступлений) меньше $4 млрд против $9,6 млрд шесть месяцев назад.

В 2016 г. Rio направила 70% прибыли от основной деятельности на выплату дивидендов ($3,1 млрд) и обратный выкуп акций ($500 млн). Средняя цена на железную руду составляла $53,6 за тонну. В этом году цена колеблется от $95 до $53 за тонну, средний показатель пока – $73 за тонну.

Для сравнения: в январе 2011 г. тонна железной руды стоила $184. Многие аналитики предрекают дальнейшее падение цен из-за того, что у горнодобывающих компаний накоплены внушительные запасы на складах. Жак уверял FT в марте, что у Rio самая низкая себестоимость железной руды, но она не намерена воевать за долю рынка, выбрасывая на него новые тонны продукции: «Цена важнее объемов и рыночной доли». Возможно, так он успокаивает рынок – ряд более мелких производителей обвиняли компанию в попытках выдавить их, увеличив поставки с австралийских рудников. За три года у руля компании предшественник Жака Сэм Уолш нарастил добычу железной руды на 20% до 328 млн т и выстроил инфраструктуру для добычи 360 млн т.

Основываясь на оптимистичных прогнозах о спросе на медь, в мае совет директоров Rio дал добро на инвестиции в $5,3 млрд в монгольский рудник Оюу Толгой, где кроме меди добывается и золото.

При этом в начале июля Жак предупредил, что падению на сырьевом рынке не видно конца. «Давайте внесем ясность – переизбыток предложения наблюдается во всех видах сырья. Первое сырье, где он может закончиться, – медь. С остальным – железной рудой, углем и т. д. – еще долго будет прежняя картина. На наш взгляд, цены останутся под давлением и будут отличаться большой волатильностью».

Даже сейчас считается, что прибыльность холдинга слишком зависит от его железорудных активов, рассуждает Ричард Найтс, аналитик лондонской брокерской компании Liberum. На его взгляд, это серьезное препятствие на пути к воплощению амбиций, связанных с премией к котировкам. В прошлом году 90% прибыли от основной деятельности пришлось именно на это сырье.

«Никто и не думает, что Rio менее дисциплинированна, нежели остальные компании сектора. На самом деле ее считают хорошо управляемой компанией с отличными активами, – объясняет Найтс. – Но проблема в том, что никто не знает, каким будет производство железной руды в Китае или спрос на сталь через два года».

Но Жак, перешедший в Rio из Tata Steel в 2011 г., полагает, что компании по силам вернуть былую славу, сконцентрировавшись на своих лучших активах, повышая производительность и предлагая рынку «отличную текущую доходность». Его план по восстановлению доверия инвесторов акцентирован скорее на усердную эксплуатацию активов группы, нежели на масштабные сделки.

По его словам, Rio может в ближайшие пять лет заработать целых $5 млрд благодаря, казалось бы, самым прозаическим вещам. Например, более эффективно управляя своим гигантским автопарком карьерных самосвалов.

Он приводит пример Западной Австралии, где Rio удалось на 10% сократить парк из 400 самосвалов, стандартизировав техническое обслуживание и другие операции. «Это будет нелегкая работа, но мы добьемся своего», – обещает Жак.

Вдобавок Rio будет искать способы объединить усилия с местными или международными партнерами при разработке проектов, чтобы снизить риски и распределить финансовое бремя по созданию рудника.

«Это сильно отличается от того, как индустрия работает последние 10 лет. Во время суперцикла, наоборот, часто считалось, что из-за партнерства стоимость [компании] снижается», – вспоминает Жак.

Он собирается укреплять связи с Китаем, крупнейшим клиентом Rio, и обещает упорядочить портфель активов, сконцентрированных сейчас в основном вокруг алюминия, меди и железной руды.

Стратегия начинает приносить результаты. Цена акций Rio выросла на 50% с июля 2016 г., что сопоставимо с Anglo American, – показатель значительно лучше, чем у BHP Billiton (34%), но уступает Glencore (93%).

Аналитикам и инвесторам нравится, что ради долгосрочного роста Жак избегает любых чересчур амбициозных сделок слияния и поглощения (традиционной ловушки для нового генерального директора).

«Он опроверг ожидания и удивил нас, – признает аналитик Investec Securities Хантер Хиллсоат. – Год назад мы думали, что его, наверное, назначили, чтобы руководить взрывным ростом. Фактически <...> он сохранил импульс, созданный его предшественником Сэмом Уолшем».

Заместитель начальника отдела ресурсов одного из акционеров Rio, First State Investments, Тал Ломнитцер добавляет: «Когда он пришел на работу, шли разговоры, что его взяли, чтобы провести ряд сделок. Развеяв эти опасения, он получил 10-летний мандат на управление компанией».

Компанию обвиняли в том, что она не защищала своих топ-менеджеров перед лицом возможного расследования американского минюста и британского бюро по борьбе с мошенничеством в особо крупных размерах. Один из инвесторов рассказывал FT в ноябре прошлого года, что увольнение двух руководителей на фоне разгорающегося скандала может посеять в компании страх.

Жак также сталкивается с критикой со стороны аналитиков за чрезмерную зависимость Rio от железной руды, поскольку в Китае сталелитейная промышленность достигла высокого уровня развития и все больше использует лом. Некоторым из них также хотелось бы, чтобы Rio расширила свое присутствие на рынке меди, где спрос резко повысился из-за революции в электромобилестроении.

«Нельзя отрицать, что у них отличный бизнес по части железной руды, и я предчувствую, что они извлекут выгоду, сфокусировавшись на среднесрочной перспективе», – говорит Ломнитцер. Но при этом аналитики опасаются, что без дорогостоящих поглощений Rio трудно быстро расширить медный бизнес.

Крупный медный проект в Монголии не выйдет на полную мощность до 2027 г., а участие Rio в многомиллиардной разработке Грасберга, второго в списке крупнейших медных рудников мира, поставлено под сомнение из-за конфликта с правительством Индонезии (рудником Rio владеет вместе с Freeport McMoRan; правительство с этого года запретило экспорт непереработанной руды, вдобавок местные власти обвинили СП в неуплате $530 млн водного налога. – «Ведомости»).

Жак говорит, что хотел бы сделать Rio более диверсифицированной компанией, но «не ради самого процесса» и не в ущерб его многоцелевой стратегии.

«Мы сделали ряд обещаний относительно выручки, инвестиций и крепкого баланса, и мы просто воплощаем то, что обещали сделать, – говорит он. – Если кто-то думает, что это скучно, пусть так. Это скучно. Но это то, что мы делаем».

Перевел Антон Осипов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать