Бизнес
Бесплатный
Ксения Болецкая
Статья опубликована в № 4448 от 13.11.2017 под заголовком: «В России очень высока доля голливудского кино. И это плохо для кинотеатров»

«В России очень высока доля голливудского кино. И это плохо для кинотеатров»

Брет Ким рассказывает, чем корейскую сеть кинотеатров CJ CGV заинтересовал российский рынок и почему в кинотеатрах отечественных фильмов должно быть больше, чем голливудских

– CJ CGV уже больше 10 лет занимается экспансией за пределы Южной Кореи. Правильно ли я понимаю, что все это время основным фокусом компании были рынки развивающихся стран?

– И да и нет. Когда мы выросли из границ Кореи – небольшой, но очень развитой страны, – мы действительно интересовались развивающимися рынками. Такими как Китай, Вьетнам, Индонезия и Турция. И сейчас примерно половина нашего бизнеса находится за пределами Южной Кореи, т. е. кинотеатры в других странах приносят нам около половины выручки и прибыли.

– Чем именно вас привлекла Россия?

– Я пришел работать в CJ CGV 3,5 года назад, и одно из первых заданий, которое я получил от своего шефа, было изучить глобальный рынок и выбрать несколько стран для экспансии. Я изучил 150 стран мира и выбрал из них четыре.

Я не могу назвать вам две, поскольку там пока нет готовых сделок, а две оставшиеся были Турция и Россия.

Как я выбирал страны, в том числе Россию. Во-первых, страна должна быть больше, чем Корея, по территории и населению. Во-вторых, страна должна быть богатой, но не слишком, чтобы у людей не было соблазнов или слишком много способов проводить время. В-третьих, важен потенциал самого рынка кинопроката. Возможно, вы знаете, что в Южной Корее население очень любит смотреть фильмы, и кореец в среднем смотрит 4,5 фильма в год в кинотеатре. В Турции, Вьетнаме и т. д. этот параметр не больше единицы, в России – чуть больше единицы. В-четвертых, важно количество и качество кинотеатров в стране. Мы не хотели бы начинать с нуля – необходимо, чтобы на рынке была инфраструктура, которую мы будем развивать. Мы жалеем только о том, что не пришли на российский рынок раньше.

– Но Россия 3,5 года назад и сейчас – это совсем разные страны. Состояние нашей экономики с тех пор заметно ухудшилось.

– Мы не рассматриваем страны в перспективе одного года и даже 2–3 лет. Мы планируем на 15–30 лет вперед, на очень длительную перспективу. Будь мы финансовыми инвесторами, которые хотят выйти из проекта через два года, мы были бы обеспокоены рецессией в российской экономике. Для нас же, напротив, это как раз хорошее время для инвестиций, потому что экономика начинает восстанавливаться. Мы хотим воспользоваться этой возможностью.

У России огромный потенциал. Несколько лет назад это была пятая или шестая территория по киносборам. И даже сейчас, после резкого падения рубля, она осталась на 15-м месте. Так что нам очень нравится ваш рынок.

– Когда вы начали активно изучать игроков на местном рынке и искать здесь партнеров?

– Впервые мы встретились с ADG в ноябре 2016 г. Они связались с нами первыми, мы ответили. И все это естественным образом перешло в очень длинные обсуждения.

– Обсуждали сделку с другими российскими компаниями?

– Я не могу вдаваться в детали, поскольку это чувствительная информация. Но мы изучали Россию несколько лет, у нас были встречи и обсуждения со многими людьми. Могу сказать: мы не пришли в Россию, чтобы оперировать только 33 кинотеатрами, по которым у нас уже есть договоренности. Мы намерены управлять 150–200 кинотеатрами, стать самым крупным игроком на этом рынке.

– Тогда какую долю вы хотите контролировать – больше 20% кинозалов, больше 40%?

– Больше 40%. Мы контролируем больше половины рынка в Корее. То же самое в Турции и Вьетнаме. В России сейчас нет такого крупного игрока среди кинотеатральных сетей. И наша стратегия – стать номером один. Поэтому мы будем говорить с разными игроками и искать возможности для роста. И мы будем делать это с нашим партнером ADG.

– В Турции или Индонезии вы сразу покупали крупного игрока с большим количеством кинотеатров. В России вместе с ADG вы фактически создали стартап, у которого только через полтора года заработают все 33 кинотеатра. Почему вы не стали покупать крупную киносеть в России?

– Почему вы предполагаете, что мы решили этого не делать? Мы рассматриваем разные возможности.

– Тогда почему вы начали со стартапа? Чем в этом смысле Россия отличается от Турции?

– Иногда главным фактором становится время и возможности. В России для нас лучшей стратегией стало обзавестись хорошим партнером, у которого есть хорошие места под кинотеатры и у которого правильный образ мысли, очень схожий с нашим. Нам понравилась идея ADG c районными культурными центрами – прямо там, где живут люди, и поэтому им не надо ехать час-полтора до большого торгового центра с кинотеатром. По опыту в Корее, Китае, Вьетнаме мы знаем, что, если возле дома есть торговый центр, вы будете ходить туда каждый день. Поэтому нам так близка идея ADG. У нас были непростые переговоры, но это было верное решение. Но опять же все это вопрос времени. Если бы мы не встретились год назад с ADG, я бы занимался в России чем-то другим.

– Сколько времени уйдет, чтобы стать крупнейшим игроком в России? 5–7 лет?

– Слишком долго. Через пять лет я бы хотел быть на пенсии (смеется).

– То есть вы планируете этого добиться, скажем, за два года?

– Хоть завтра, если будет такая возможность. Но, как известно, чтобы танцевать танго, нужны двое. Я пока танцую один. И сейчас буду встречаться со многими людьми и обсуждать с ними наши планы.

– Почему так важно стать крупнейшим игроком на рынке?

– Две причины. Первая очевидна: зарабатывать больше на масштабе бизнеса. Вторая: на развивающемся рынке крупнейший игрок помогает расти всему рынку. Мы развиваем кинотеатры и вместе с ними локальное кинопроизводство.

– Значит, вы готовы инвестировать в производство российских фильмов?

– Это один из вариантов. В России очень высока доля голливудского кино. И это плохо для кинотеатров.

– Почему?

– Смотрите, в корейском прокате на местные фильмы приходится больше половины сборов. Когда-то у нас были законодательные ограничения на прокат иностранных картин, потом ограничения ослабили. Кто-то тогда испугался, что Голливуд тут же займет больше места, но этого не произошло. Потому что корейцы делают действительно хорошие фильмы. И корейцы, как я говорил, часто ходят в кино. То же происходит и на других рынках – если доля местных фильмов высокая, люди чаще ходят в кинотеатры. И это понятно: американцы могут снимать отличное кино, но люди хотят смотреть истории о себе, о похожих на себя людях. Поэтому если в России будут производить больше хороших фильмов и кинотеатры будут поддерживать эти фильмы, то люди станут чаще ходить в кино и, соответственно, кинотеатры – больше зарабатывать.

– Наш министр культуры Владимир Мединский будет рад такое услышать.

– Не хочу указывать, что делать министру культуры, но хотел бы отметить, что тут критически важно поднимать качество местных фильмов, а не вводить законодательные ограничения. Ведь если вводить искусственные защитные меры, у местных продюсеров не будет никакого стимула делать кино лучше.

– Наши чиновники уверены, что российские фильмы и так достаточно хороши и проигрывают голливудским потому, что те могут тратить больше на производство и маркетинг.

– Я не так хорошо знаком с Россией, мне трудно комментировать. Но на примере других стран я знаю, что бюджеты голливудских блокбастеров всегда будут в 10–20 раз больше, чем у национальных фильмов. И это не мешает добиваться высокой доли местного контента. Надо просто делать хорошее кино.

– Как вы поддерживаете местное кино в других странах?

– Прежде всего мы помогаем инвестициями в производство. CGV – часть группы CJ, у которой есть другое подразделение, CJ E&M. Это крупнейший производитель фильмов в Корее. После того как мы купили крупнейшую сеть кинотеатров в Турции, CJ E&M инвестировала в производство двух фильмов на турецком. Дальше таких фильмов будет еще больше. Кроме того, CJ CGV – пятая по количеству кинозалов сеть в мире, мы присутствуем в восьми странах и готовы заниматься международной дистрибуцией локального контента. Например, я помню, что у российского фильма «Защитники» были очень неплохие сборы во Вьетнаме. Очевидно, у российских продюсеров уже есть опыт на международных рынках, и этот потенциал нужно развивать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more