Алан Джоуп: «Я рад, что могу подтолкнуть Unilever сделать то, чего мы еще не делали»

Гендиректор Unilever о том, как меняется бизнес компании из-за покупателей, озабоченных экологией и здоровым образом жизни
Алан Джоуп, генеральный директор Unilever Group /Андрей Гордеев / Ведомости

Вся карьера Алана Джоупа прошла в Unilever, куда он пришел сразу после окончания Эдинбургского университета в 1985 г. и где за 34 года дослужился до поста гендиректора. Несколько месяцев спустя после вступления в должность Джоуп приехал в Россию, которая ему хорошо знакома, – с 2013 г. Джоуп возглавлял бизнес Unilever в России, Африке и на Ближнем Востоке.

– Вы попали в Unilever сразу после университета. Почему выбрали именно Unilever, а не Procter & Gamble, например?

– Я родом из самой простой семьи: отец работал в типографии, мама занималась домашним хозяйством. Поэтому работа мне была нужна сразу после университета. Если честно, то сначала я попытался устроиться бухгалтером, но в последний момент понял, что хорошего бухгалтера из меня, скорее всего, не выйдет. Поэтому я передумал и отправил свое резюме сразу в несколько компаний: и в Unilever, и в Procter & Gamble (P&G)– и самое смешное, получил предложения от обеих. Но с выбором помогла моя девушка, она, кстати, впоследствии стала моей женой. Дело в том, что британский офис P&G находится в Ньюкасле, а у Unilever – в самом центре Лондона. Выбирала она. (Смеется.) Так я попал в Unilever.

– Кажется, что у вас есть что-то общее с вашим предшественником Полом Полманом. Вы оба занимаетесь довольно экстремальными видами спорта: вы – моторалли, а он в горы ходит, был на Килиманджаро. Вам нравится быть вдали от цивилизации? Любовь к гонкам по бездорожью помогает вам в бизнесе?

– Прежде всего надо сказать, что за те 10 лет, что он возглавлял Unilever, Пол проделал невероятную работу. Все, кто имеет отношение к нашему бизнесу, почувствовали это на себе: наши сотрудники, торговые клиенты, поставщики, партнеры, общественные организации и, конечно, акционеры. За время его руководства бизнес компании прошел серьезную трансформацию: оборот Unilever увеличился на 11 млрд евро, доля развивающихся рынков в товарообороте выросла с 47 до 59%, общий доход акционеров – на 290%, кардинально изменился портфель брендов, в частности за счет приобретения 50 новых компаний и торговых марок, а план устойчивого развития и повышения качества жизни Unilever, принятый в ноябре 2010 г., помог компании стать одним из бессменных лидеров глобальных рейтингов устойчивого развития Dow Jones Sustainability Index, GlobeScan и др.

Мы оба любим приключения. Признаюсь вам, я вижу смысл своей жизни в том, чтобы жить приключениями, обожаю быть в гуще событий. В толковом словаре английского языка слово «приключение» определяется как «путешествие, из которого можно не вернуться живым». И это честный подход и к личной жизни, и к работе. Я рад, что могу подтолкнуть Unilever к тому, чтобы попробовать сделать то, чего мы еще никогда не делали. Это придает мне энергию. Но если что-то из задуманного не получается и мне приходится из-за этого переживать, это тоже нормально.

– Уходя, Полман дал вам какой-то совет? Как вообще происходила эта передача власти?

– Ой, все произошло довольно стремительно. Между моментом, когда наш совет директоров предложил мне возглавить компанию, и официальным объявлением о моем назначении прошло девять часов, а с момента этого объявления до фактического вступления в должность – 17 рабочих дней. Пол очень помог мне при передаче дел, дал много ценных советов. Но никакой особенной церемонии типа передачи ключей или чего-то в этом роде у нас не было.

Разница между поколениями

– Как вы видите текущую глобальную экономическую ситуацию?

– Очевидно, что сейчас мир переживает период замедления темпов роста экономики. Однако замедление это относительно незначительное: темпы роста глобального ВВП сползли с отметки 3,5% приблизительно до 2,5%. Мы видим замедление темпов роста экономики во многих странах мира. К счастью для Unilever, наш бизнес географически диверсифицирован. Если, к примеру, мы будем испытывать трудности в Аргентине, то в Юго-Восточной Азии наши дела будут обстоять лучше. Рост ВВП лишь один из множества факторов, влияющих на нашу бизнес-модель. В целом я считаю так: каждый день продукцию Unilever использует около 2,5 млрд человек по всему миру. Отрадно? Конечно. Но для меня это означает лишь то, что остальные 5 млрд наши бренды пока не покупают. И это означает то, что у нас есть множество возможностей для развития независимо от того, в каком состоянии сейчас пребывает глобальная экономика.

– Вы слышали заявление Греты Тунберг в ООН? Прокомментируйте его, пожалуйста.
Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью