Елена Тябутова: «Рынок водки стал цивилизованным»

Гендиректор Алкогольной сибирской группы рассказывает, почему у молодежи снижается интерес к водке и какую стратегию в этих условиях выбрала АСГ
Елена Тябутова, генеральный директор Алкогольной сибирской группы /Евгений Разумный / Ведомости

Алкогольная сибирская группа (АСГ) всего за 15 лет выросла из локального завода «Омсквинпром» в одного из крупнейших производителей водки в России. А ее исторический бренд «Пять озер» вошел в десятку самых продаваемых водок в мире по объему (позади брендов Smirnoff и Absolut, но впереди «Русской валюты» и «Столичной»). Основатель и владелец АСГ Андрей Стрелец отошел от оперативного руководства компанией, пригласив профессиональных управленцев. В январе этого года гендиректором АСГ стала профессиональный финансист Елена Тябутова, 10 лет карьеры которой прошли в Unilever.

– Вы пришли в АСГ из Unilever, расскажите, что вас привело из спокойной западной компании на сложный зарегулированный рынок водки? Да и в целом российский бизнес более рискованный.

– Сейчас у российских компаний та же степень риска, что и у западных компаний. Отличие лишь в том, что российские компании более предпринимательски подходят к бизнесу, но различия постепенно стираются. Об этом можно даже судить по движению персонала – если раньше АСГ нанимала людей из западных компаний, то сейчас происходит и наоборот – специалистов из нашей компании пытаются хантить в западные компании. Что в международных компаниях интересно, так это возможность использовать практики, внедренные на других рынках. В глобальных компаниях внутренние процессы более зарегулированы, меньше возможностей для ручного управления. Но и глобальные компании становятся более гибкими. Тем более что на рынке России все работают в одинаковых условиях – сталкиваются с той же турбулентностью. Алкогольный рынок жестко регулируемый, и работать на нем очень сложно, с другой стороны – очень интересно.

– Изначально вас пригласили в АСГ на должность финансового директора, какая вам была поставлена задача?

– Меня пригласили в первую очередь с целью повышения финансовой эффективности для того, чтобы перейти на качественно новый уровень управления финансами.

Когда я пришла, компания переходила от операционных финансов к стратегическому планированию. В 2017 г. компания составила первый стратегический план развития на пять лет. Он определил основные направления, понимание, куда компания движется, с каким портфелем, в какие каналы, на какие территории. Там же была сформулирована модель финансового роста. Моя задача заключалась в работе с эффективностью – причем не только внутри отчета о прибылях и убытках самой компании, но и эффективности с точки зрения управления денежным потоком, рабочим капиталом.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью