«За рулем грузовика Actros ты как в легковом автомобиле»

Гендиректор «Даймлер Камаз рус» Андреас Дойшле – о дальнейших планах локализации грузовиков Mercedes-Benz и поиске новых поставщиков
Гендиректор «Даймлер Камаз рус» Андреас Дойшле /Максим Стулов / Ведомости

До недавнего времени совместное предприятие Daimler и российского «Камаза» в Набережных Челнах занималось крупноузловой сборкой грузовиков Mercedes-Benz и Mitsubishi Fuso. И через 10 лет после создания «Даймлер Камаз рус» открыл в мае 2019 г. собственный завод по производству каркасов кабин, выйдя на новый уровень локализации. Завод может делать 50 000 кабин в год, но в ближайшие годы гендиректор СП Андреас Дойшле рассчитывает на 20 000–30 000. В ближайшие два года СП сконцентрируется на поиске российских поставщиков мелких и среднеразмерных деталей для своих грузовиков.

Прогноза, как увеличатся продажи самих грузовиков, Дойшле не дает, но по итогам нынешнего года роста точно не ждет по причине пандемии и приостановки сборки Fuso c прошлой осени (перезапуск производства Fuso состоится уже через несколько недель). Падение продаж в секторе грузовиков, по его мнению, может достичь 10%, а машин европейских брендов даже 20%.

– За восемь месяцев этого года рынок грузовиков в России упал на 10% до 44 000 машин. Грузовиков Mercedes за этот период было продано почти 2000. В августе наблюдался небольшой рост продаж. С чем связан этот рост и чего ожидаете по итогам 2020 г.?

– Конечно, 2020 год был исключительным годом. У нас был хороший старт. Я думаю, что весь рынок стартовал уверенно в I квартале. Но пандемия коронавируса стала неприятным сюрпризом. Рынок грузовиков начал снижаться, а если брать только европейские бренды грузовиков в России, то продажи упали еще сильнее – сейчас примерно на 23% по сравнению с прошлым годом.

То же самое происходило в кризисы прошлых лет: европейские бренды [на российском рынке] подвержены негативным факторам сильнее, это связано с неблагоприятным валютным курсом. Но мы верим, что рынок восстановится. Что касается Mercedes-Benz, продажи снизились на 12–13% к прошлому году. Но по сравнению с конкурентами мы показываем достаточно хорошие результаты. Так что мы даже увеличили долю рынка c 15,4% в этот период в прошлом году до 17,5% сейчас. Это если говорить только о семи европейских брендах, представленных в России. Но наш целевой показатель как минимум 20%.

– За какое время вы планируете нарастить долю до 20%?

– Сомневаюсь, что удастся к концу этого года. Это среднесрочный стратегический прогноз.

Андреас Дойшле

гендиректор «Даймлер Камаз рус»
Родился в 1974 г. в Кирххайме (Германия). Окончил Berufsakademie в Штутгарте по специальности «Экономика предприятия. Финансы и IT»
1998
специалист отдела розничных продаж Mercedes-Benz, Берлин
2001
специалист отдела менеджмента по продукту, участвовал в запуске бренда Maybach
2004
менеджер подразделения послепродажного обслуживания, с 2008 г. – менеджер отдела запасных частей
2014
руководитель департамента маркетинга и процессов клиентских услуг и запасных частей, занимался внедрением инновационного продукта Mercedes-Benz Uptime и развитием нового бренда запасных частей Mercedes-Benz Truck Parts
2018
генеральный директор «Даймлер Камаз рус»
– Каков ваш прогноз по рынку в 2020 г.?

– Мы надеемся, что снижение будет не больше чем на 10%. В III квартале мы наблюдаем небольшое восстановление и надеемся, что оно продолжится и второй волны ограничений не последует. Если ее не будет, то сильнее чем на 10% рынок не упадет.

– А когда вернется к росту?

– В прошлом году объем рынка составил примерно 80 000 единиц. Думаю, в этом году будет между 70 000 и 80 000. Если брать только «европейцев», то в 2017, 2018, 2019 гг. объем составлял 25 000 единиц. В этом году будет явно меньше 20 000 – на 20% ниже. По нашим прогнозам, к 25 000 рынок не вернется раньше 2022 г.

Грузовик для дальней дороги

– «Камаз» ваш долгосрочный партнер, но это еще и главный игрок на рынке. (Доля «Камаза» составляет 40% в секторе грузовиков в России.) Считаете их конкурентом или партнером?

– Скорее партнером. В основе нашего совместного предприятия завод каркасов кабин для грузовиков. СП очень много вложило в это производство. Кабины поставляют для наших грузовиков и для «Камаза» – их нового тягача K5. Мы, конечно, делим рынок, но грузовики Mercedes относятся к другому сегменту и предлагаются другому типу покупателя. Напрямую мы с «Камазом» не конкурируем. Для наращивания доли мы будем вытеснять другие марки, а для «Камаза» и Mercedes всегда останется место. (Смеется.) Их машина достойная: не только с хорошей кабиной, но и с впечатляющим приводом. Но и Mercedes оснащает грузовики новыми функциями безопасности и экономии топлива. Мы занимаем уникальную позицию и предлагаем клиентам, особенно тем, кто ездит на длинные дистанции, нашу машину. Речь о таких километражах, как 150 000–200 000 км в год.

– Насколько экономичнее ваши грузовики?

– Mercedes-Benz Actros нового поколения расходует примерно на 10% меньше топлива, чем предыдущие модели. Стандартно грузовик в 30 т (средняя полная масса автопоезда) потребляет 30 л на каждые 100 км. На это влияет много факторов, в том числе и стиль вождения. Но мы фиксируем на наших грузовиках расход в 26–27 л. В год это 6000 л, и при цене в 50 руб. за 1 л экономия составит 300 000 руб. Но, конечно же, требуется хорошее качество топлива, и за рулем должен быть грамотный водитель. Поэтому мы наших специально обучаем.

– Как это обучение происходит?

– У нас есть команда специалистов, которая учит, как эффективно и безопасно эксплуатировать грузовик. Программа тренинга содержит теоретический и практический курсы. Практика проходит в реальных условиях. Грузовики оснащены системами помощи водителю, к которым еще нужно привыкнуть. Например, функция Predictive Powertrain Control, которая подстраивает нужный для конкретной местности стиль вождения. Если грузовик едет в гору, система позволяет водителю разогнаться, вниз по горе – ограничивает скорость. Нужно объяснять водителю, что он должен следовать за подсказками системы. Наши специалисты выезжают к заказчику, тренинги проводятся не только в Москве и Набережных Челнах, а по всей России.

– Грузовики российской сборки оснащены этими системами?

– Да, они оснащены всеми системами помощи водителю и системами безопасности.

– Сколько будет стоить новый грузовик Actros Euro-6?

– Почти так же, как и Euro-5 (в 2019 г. средневзвешенная цена на новые грузовые автомобили Mercedes-Benz – 10 567 874 руб., по оценке агентства Russian Automotive Market Research. – «Ведомости»), плюс наценка за систему нейтрализации выхлопных газов. Это очень сложный фильтр, почти целый химический завод. Я думаю, что цена вырастет на 5%, максимум – на 10%. Но это еще не финальные расчеты.

– Есть спрос на Euro-6?

– В этом году мы планируем продать до 200 грузовиков Euro-6. Клиенты, бизнес которых сосредоточен на перевозках в Европу, очень заинтересованы в этой модели, так как с ней они смогут платить меньше дорожных сборов благодаря более высокому классу экологичности.

Mercedes-Benz Actros нового поколения расходуют на 10% меньше топлива, чем предыдущие модели (на фото: Actros Евро 5/6) /mercedes-benz-trucks.com

Глубокая локализация

– Автопроизводители, кроме вас и «Камаза», могут установить на свои грузовики ваши кабины?

– Нет. Эти кабины подходят только для грузовиков Mercedes-Benz и «Камаз», на другие шасси эта кабина не может быть установлена.

– Сколько вы сейчас выпускаете кабин?

– Мощности составляют 50 000 кабин, сейчас с этого завода мы обеспечиваем кабинами почти всю сборку грузовиков Mercedes, т. е. мы почти не импортируем немецкие кабины для этих грузовиков. В этом году продадим порядка 3000 единиц, в следующем – 3000–5000. И конечно, все грузовики «Камаза» линейки K5 укомплектованы этой кабиной. Они представили тягач в этом году и сейчас будут наращивать производство. Думаю, в ближайшие годы мы должны выйти как минимум на 20 000–30 000 кабин в год.

– У вас вместе с «Камазом» подписан специальный инвестконтракт (спик) с Минпромторгом по развитию модельного ряда и модернизации и локализации производства. Какие компоненты перечислены в нем, какое производство вы планируете локализовать в ближайшее время?

– Основные операции для локализации – это сварка и окраска и использование локальной стали для кабин. Сейчас мы оптимизируем производство, стараемся использовать все больше локального сырья, сокращаем импорт штампованных деталей. Мы работаем с «Камазом» над этим на ежедневной основе.

– Какая сейчас доля местного металла в кабинах и сколько импортируемого?

– Чтобы кабина считалась российской, нужно 70% местного металла и деталей. Некоторые типы кабин уже полностью российские, для других все еще импортируем отдельные детали (сколько, компания не раскрыла. – «Ведомости»).

– Кто ваши основные поставщики в России?

– «Камаз» и турецкая компания Coskunoz c производством в России – наши основные поставщики стали и деталей. В нашем производстве используем сталь Магнитогорского металлургического комбината и «Северстали».

– Говоря о «Камазе» как поставщике, держите ли вы в уме, что компания строит завод чугунного литья в казахском Костанае? Будут ли оттуда поставлять детали для ваших грузовиков?

– Пока речи о сотрудничестве по этому проекту нет.

– А что касается других компонентов – что еще вы должны начать производить сами?

– У нас десятки проектов по локализации отдельных компонентов, например систем обогрева, топливных баков, стекол. В 2021–2022 гг. мы планируем локализовать выпуск множества таких мелких и средних компонентов. Но мы скорее склонны искать местных игроков с их производственными площадками, ведь им будет проще локализовать производство новой детали для нас. Начинать с нуля, привлекать поставщика, который еще только должен прийти в Россию, – это очень долгий путь.

«Даймлер Камаз рус» начал производство каркасов кабин в мае 2019 г. /«Камаз»
– Должны ли вы по спику локализовать производство двигателя?

– Такого обязательства нет. Понятно, что за дополнительный локальный компонент компания получает дополнительные баллы. Но вопрос с двигателем очень чувствительный для нас. Двигатель – это сердце автомобиля. Пока мы убеждены, что грузовик Mercedes должен иметь двигатель Mercedes. Клиент ассоциирует наш грузовик и бренд именно с двигателем и его качеством.

– По контракту вашему предприятию нужно было инвестировать 8 млрд руб. Сколько уже вложено и сколько еще планируется?

– Обязательства по инвестициям мы выполнили – это порядка 110 млн евро. Инвестиции по контракту были привязаны в основном к заводу кабин. Под следующие проекты мы будем искать дополнительное отдельное финансирование, если примем решение о локализации других компонентов. Один из следующих компонентов, который мы хотим локализовать, – рамы. Сейчас мы ведем интенсивную проектную работу вместе с «Камазом», они модернизируют линию сборки рам. Этот компонент также указан в спике. Проект должен быть реализован в следующие два года.

– «Даймлер Камаз» инвестирует в этот проект?

– Инвестирует «Камаз», а мы согласно стратегии будем покупать у них рамы, если качество будет соответствовать нашим стандартам. То есть они могут стать нашими поставщиками рам.

Возвращение Fuso

– Какая доля рынка у грузовиков Fuso, как идут продажи?

– Это очень специфический рынок среднетоннажных грузовиков, там всего пять конкурентов, в частности Hino, Isuzu, Hyundai. По Fuso мы также планируем нарастить долю до 20% по рынку. В сентябре было несколько меньше – 15,1%. В октябре прошлого года мы перешли на прямые продажи этих грузовиков. Но вмешались обстоятельства – пандемия. Для прямых продаж нужно приходить к клиенту, но мобильность была практически парализована в первой половине года, так что мы испытывали трудности. В III квартале ситуация начала улучшаться, продажи превзошли наши ожидания и увеличились на 29% от плана.

– Перед переходом к прямым продажам вы приостановили производство Fuso.

– Это была просто пауза для оптимизации производственных процессов. Сейчас, в IV квартале, мы возобновим производство Fuso. Это должно произойти в ближайшие недели. А в течение года мы продавали со склада.

– Вы не пересматривали планы продаж этих грузовиков?

– При доле рынка в 20% объем продаж будет близок к 1000 единиц. Таковы были предыдущие показатели, и такой объем мы ожидаем со следующего года. Учитывая переходный период с дилерских на прямые продажи, выстраивание новых бизнес-процессов и в целом ситуацию на рынке, в 2020 г. мы планируем продать 500–600 автомобилей на шасси Fuso.

Сборку грузовиков Mitsubishi Fuso в Набережных Челнах, приостановленную полтора года назад, возобновят в ближайшие несколько недель /facebook.com/FusoRussia
– А переход на прямые продажи грузовиков Mercedes планируете?

– Нет, для этих грузовиков выстроена мощная дилерская и сервисная сеть по всей территории России. Для существующих дилерских центров Mercedes является ведущим брендом. По Fuso мы не были в такой эксклюзивной позиции. Модели Fuso проще приобрести онлайн, потому что это стандартизированный грузовик в отличие от Mercedes, модельная линейка которого очень разнообразна.

ООО «Даймлер Камаз рус» («ДК рус»)

Автопроизводитель

Владельцы: ПАО «Камаз» (50%), Daimler AG (50%).
Финансовые показатели (РСБУ, 2019 г.):
выручка – 36,2 млрд руб.,
чистая прибыль – 1,5 млрд руб.
Продажи (2019 г., по данным «Автостата»): 4132 грузовых автомобиля Mercedes-Benz полной массой более 3,5 т.

СП создано в 2009 г. Выпускает грузовую и специальную технику Mercedes-Benz и грузовики Fuso. Генеральный импортер грузовой и специальной техники Mercedes-Benz, грузовиков Fuso, автобусов Mercedes-Benz и Setra в России. Имеет два завода в Набережных Челнах – по сборке грузовиков и по производству каркасов кабин.

– Как вы опишете клиента Mercedes?

– Это очень важный вопрос. Я бы сказал, что наш клиент прежде всего профессионал. Он управляет транспортным бизнесом и использует машину интенсивно, ему важно минимизировать простои грузовика. Эти грузовики ездят на длинные дистанции через всю Россию, в Китай, Азербайджан, Казахстан и в Европу. Поэтому компаниям нужны эффективные и надежные грузовики, которые не подведут при выполнении плана. Помимо транспортных компаний мы активно работаем с представителями строительной и коммунальной отраслей.

Взгляд в будущее

– Какие технологические решения доступны в ваших грузовиках?

– Например, телематическая система FleetBoard, которая дает нам и клиентам возможность следить за техническим состоянием машины. Эта же система оценивает стиль вождения водителя. Другое новшество – замена боковых зеркал камерами, изображения с которых выводятся на дисплеи внутри кабины. Это один из шагов к автономности грузовика. Но нам нужно было разрешение на внесение таких конструкторских изменений и запуск продаж. Это занимает столько времени! Я был очень рад, когда мы это разрешение наконец получили в России. Помимо прочего система призвана экономить топливо за счет улучшенной аэродинамики, но российским водителям она нравится скорее не поэтому. А потому, что все участники движения увидят, какой у тебя современный грузовик. (Смеется.) Он действительно выглядит футуристично. Так что некоторые клиенты приходят к нам и говорят: я куплю 100 ваших машин, но пусть хотя бы 10 из них будут с этими камерами.

– Что будет дальше?

– Дальше будут тягачи на водороде и автомобили, не производящие вредных выбросов. Но это планы на ближайшее десятилетие. В индустрии грузовых перевозок развитие пойдет быстрее, чем в легковом транспорте, например, потому, что грузовики ездят в других условиях – по автомагистралям. Там нет переходящих дороги людей, многих других участников движения и светофоров.

– Daimler участвует в экспериментах с беспилотными грузовиками в России или других странах?

– В США у Daimler есть партнер Torc Robotics, разрабатывающий эту технологию. Так что первые шаги в этом направлении сделаны именно в США.

– «Камаз» активно сотрудничает с инженерными компаниями в России, создал свой прототип электрогрузовика, сам разрабатывает линейку. Вы планируете сотрудничать с российскими инженерами?

– Я впечатлен тем, что делает «Камаз», особенно их электробусами для Москвы. Мы работаем в одном направлении с «Камазом», Mercedes начнет продавать в Европе первые электрические Actros в следующем году. Но пока нет планов привозить его в Россию в 2021 г.

– Ваши планы производства автобусов в России сохраняются?

– «Камаз» и российские поставщики прогрессируют в этом направлении, поэтому мы сосредоточимся на грузовом сегменте.

– А планы по импорту автобусов для Москвы?

– Мы в постоянном контакте с правительством города. Но пока не подписывали нового крупного контракта.

В России с любовью

– С назначением гендиректором компании в марте 2018 г. вы переехали жить в Россию или бываете тут наездами?

– Я считаю, что эта позиция требует постоянной вовлеченности, необходимо быть в гуще событий, в обществе коллег. Я переехал в Россию вместе с семьей и ни разу не пожалел об этом.

– А когда вы впервые посетили Россию?

– В 2017 г. мы впервые приехали в Россию, чтобы посмотреть, узнать страну хотя бы немного. Моя жена влюбилась в Москву. В общем-то, во многом и по этой причине было достаточно легко сказать да, когда в Daimler AG мне предложили возглавить «Даймлер Камаз рус».

– В каких городах России вы уже побывали? Какие у вас от этих путешествий впечатления?

– Во многих! Я уже забыл очередность, но попытаюсь ее восстановить с востока на запад. Итак, был в Хабаровске, Иркутске, Сургуте, Екатеринбурге, Омске, Оренбурге, Челябинске, Ижевске, Нижнем Новгороде, Ставрополе, Казани, Тольятти, Белгороде, Смоленске, Архангельске, Санкт-Петербурге и Калининграде! И в Набережных Челнах. (Смеется.) Надеюсь, ничего не забыл. И была однажды поездка на поезде с семьей в Мурманск. Мои добрые воспоминания и лучшие впечатления от этой поездки остались во многом благодаря людям, которых я встретил. Ваша страна такая большая... А какая восхитительная природа! И конечно, если позволяет время, всегда можно встретить настоящих, надежных партнеров, а иногда даже хороших друзей. В Германии так же – во всяком случае в той части, откуда я родом.

– Во время пандемии вы были в Москве или в Германии?

– Мы остались в Москве. Как и все сотрудники, я работал удаленно из дома. В первые недели комитет руководителей «Даймлер Камаз рус» проводил ежедневные встречи.

– Как оцениваете квалификацию российских рабочих и специалистов на ваших заводах в Набережных Челнах?

– Безусловно, каждый из них – профессионал своего дела. Всегда стараюсь встречаться и общаться с сотрудниками наших заводов при возможности. Мы поощряем управленческий стиль работы, когда у людей появляется ответственность за результат, нам всегда важно их мнение и постоянное совершенствование навыков. Конечно, на нашем заводе кабин применяются самые современные технологии, работа с которыми требует хорошего уровня образования. И это здорово, когда мы видим достойных соискателей, но в любом случае профессор Ульф Резе, исполнительный директор «Даймлер Камаз рус», управляющий нашими заводами в Набережных Челнах, обучает молодых специалистов.

– Вы сами водили грузовик Mercedes? Какие ощущения?

– Конечно же, когда у меня появляется шанс оказаться за рулем Actros, я его использую. Я хорошо помню свой первый опыт за рулем Actros первого поколения в 1996 г. на автодроме в Хоккенхайме в Германии. Mercedes-Benz тогда представлял автоматическую коробку передач Telligent Shift. А сейчас на рынке уже пятое поколение Actros, за рулем которого ощущаешь себя как в легковом автомобиле. Самое впечатляющее для меня – камеры вместо боковых зеркал. Это удивительное ощущение, когда ты поворачиваешь вместе с полуприцепом, а камера отслеживает радиус поворота так, что тебе всегда виден конец твоего грузовика.