Какой самолет взлетит вместо «Конкорда»

Boom Technology собирается вернуть авиапассажирам сверхзвуковые полеты
Гендиректор Boom Technology Блейк Шолль / Adrian DENNIS / AFP

В 2003 г. совершил свой последний рейс «Конкорд», и с тех пор пассажиров перевозят со скоростью меньше звука. Но Шолль планирует возродить сверхскоростные авиаперелеты. У его стартапа Boom Technology уже несколько заказов от авиакомпаний на сверхзвуковой пассажирский самолет Overture. В этом месяце очередной клиент, один из крупнейших в мире авиаперевозчиков – United Airlines, подписал меморандум о приобретении 15 лайнеров и опцион на покупку еще 35 машин. Сумма сделки не раскрывается.

Самолет Шолля будет летать со скоростью 1,7 маха (более 550 м/с, или более 2000 км/ч; число Маха – единица, означающая реальную скорость в потоке вещества, в частности в воздушной среде). То есть путь от Сан-Франциско до Токио займет не 10 с лишним часов, а приблизительно шесть, а от хаба United Airlines в штате Нью-Джерси до Лондона – 3,5 часа вместо шести с лишним. «Это значит, что вы можете уехать утром, устроить встречу после обеда или за ужином в Лондоне, а затем вернуться на вечерний рейс и прибыть в Нью-Йорк вовремя, чтобы уложить детей в постель в тот же день», – обещает Шолль в интервью сайту Pioneer.

С высоты 18 км пассажиры смогут увидеть кривизну земной поверхности и синеву бесконечного неба. Мест в самолете будет от 65 до 88 (в зависимости от того, насколько близко авиакомпания расположит кресла). Корпус Overture очень узкий, из-за этого в каждом ряду по одному креслу у каждого окна и проход между ними. Полок для багажа нет, чтобы салон был просторнее. Чемоданы кладутся в отсек под сиденьем. Чего еще нет – откидывающейся до состояния плоской кровати спинки кресла. Для полета через Атлантику оно не понадобится – вы выспитесь в лучшей в мире кровати, которая у вас дома, шутит Шолль.

Снова станут возможны трюки вроде проделанного в 1985 г. музыкантом Филом Коллинзом. Он выступил на концерте Live Aid в Великобритании, сел на «Конкорд» и в тот же день отыграл концерт в Америке. В принципе, можно будет прилететь в США на день раньше, чем вылетел из Европы.

В октябре 2020 г. Boom вывел из ангара готовый уменьшенный прототип лайнера под названием XB-1, рассчитанный на двух человек. Сейчас он проходит наземные испытания, а в конце этого – начале следующего года должен подняться в воздух. В 2022 г. должен быть заложен завод (пока не известно, где именно). Полноразмерный Overture будет готов взлететь в 2025 г., говорил Шолль журналу Pioneer: «Обычно реактивному самолету требуется около двух лет летных испытаний для сертификации.

Мы ожидаем, что для Overture потребуется больше четырех – просто потому, что он сложнее». Так что первый коммерческий рейс может состояться в 2029 г. Затем будут выпускаться более вместительные и быстрые модификации самолета. Конечная цель Boom, как сформулировал Шолль для CNN, – «перелет в любую точку мира за четыре часа за $100».

Первым делом – самолеты

Шолль с детства любил самолеты. Он рос в пригороде Цинциннати (Огайо), и родители часто возили его в местный аэропорт, чтобы посмотреть, как взлетают и приземляются «Цессны». Позже он получил лицензию частного пилота (не дает права коммерческих перевозок), а еще через три года – свидетельство на право полетов по приборам. Но ему в голову не приходило строить карьеру в авиации.

Еще будучи старшеклассником, Шолль основал стартап – веб-хостинг GlobalWave Internet – и занимался консалтингом в сфере программирования. Все оборудование стояло в его комнате в родительском доме. Через два года, в 1998 г., Шолль продал бизнес, так как уехал учиться в Университет Карнеги – Меллона (Пенсильвания). Он подрабатывал программистом в разных компаниях, а получив в 2001 г. диплом, устроился в малоизвестную фирму Amazon. Его родители были уверены, что это книжный магазин, и даже упрекнули: «Мы дали денег на диплом в области компьютерных наук. Что ты делаешь в книжном?!»

Шолль вскоре возглавил команду, которая занималась контекстной рекламой Amazon в сервисах Google. Ему было всего 24 года, а он отвечал за направление с годовым оборотом в $300 млн. Потом он переключился на социальные проекты – в частности, Amazon Friends. Шолль восхищается двумя людьми. Первый – Илон Маск, который «бросил вызов общепринятым представлениям во многих отраслях <...> Tesla, Neuralink, SpaceX, The Boring Company – этот парень делает множество вещей, которые все считали невозможными. Причем делает все одновременно».

Второй кумир – Джефф Безос. «Одна из вещей, которая выделяет Джеффа среди гендиректоров, – он делает долгосрочные ставки, которые окупятся через семь или 10 лет. Его назовут сумасшедшим, но он все равно сделает это, – восхищался Шолль на страницах журнала The Objective Standard. – Например, Amazon Web Services сейчас многомиллиардный бизнес. А начался он с крошечного внутрикорпоративного проекта, который все, даже в самой компании, считали глупостью».

Шолля в 2006 г. позвал в свой стартап Pelago один из топ-менеджеров Amazon – Джефф Хольден. Шолль буквально пошел по его стопам: набравшись опыта, в 2010 г. основал собственный стартап Kima Labs, помогающий сторонним мобильным приложениям наладить онлайн-торговлю. Тем временем Хольден продал Pelago компании Groupon. А Шолль, в свою очередь, в 2012 г. продал той же Groupon свою Kima Labs и два года проработал там старшим директором.

СССР против США и Европы

Паровоз, спроектированный в 1829 г. английским инженером Джорджем Стефенсоном, назвали «Ракетой» из-за его невообразимой скорости – 29 миль (около 47 км) в час. Прошло не так много времени, и «Аполлон-10» достиг скорости 25 000 миль (40 000 км) в час. Даже без транспортных средств люди стали двигаться с умопомрачительной скоростью. Летчик-испытатель Джо Киттингер в 1960 г. стал первым человеком, перешедшим звуковой барьер во время прыжка с парашютом из стратосферы. Но с тех пор мир не разгоняется, а, наоборот, замедляется. На автомобили ставят мощные двигатели, но показать, на что они способны, мешают ограничения скорости на дорогах и средства контроля за их соблюдением. После окончания эксплуатации «Конкорда» мы летаем с той же скоростью, что и наши дедушки и бабушки 60 лет назад.
«Конкорд» был не первым серийным сверхзвуковым лайнером. На несколько месяцев раньше него, 31 декабря 1968 г., испытательный полет совершил советский Ту-144. Он должен был связать европейскую часть СССР с Дальним Востоком. Но на практике с ноября 1977 г. Ту-144 всего семь месяцев возил пассажиров по маршруту Москва – Алма-Ата и был снят с полетов из-за убыточности.
«Конкорд» находился в коммерческой эксплуатации с 1976 по 2003 г. Но и здесь дала сбой экономика проекта, особенно когда нефть в начале 2000-х начала дорожать. Билет на последние рейсы между Лондоном и Нью-Йорком стоил 4350 фунтов в одну сторону.
«Конкорд» в разгар холодной войны был создан не для того, чтобы открыть эру сверхзвуковых пассажирских полетов, а чтобы показать, что европейские технологии лучше советских, – рассказывал Шолль The Objective Standard. – Существовала конкурирующая советская сверхзвуковая программа – и была американская, отмененная конгрессом еще до того, как была реализована <...> Это та же история, что с «Аполлоном». Почему мы полетели на Луну? Это было: «Давайте покажем, что мы можем это и что наши ракеты лучше советских!» <...> Вы водружаете флаг, устраиваете праздник, а потом не знаете, что делать дальше, потому что у вас не было другой цели». Но Boom, по его словам, делает самолеты не ради престижа, а исключительно с целью коммерческой эксплуатации. Так что цены на билеты будут на уровне нынешних тарифов бизнес-класса, обещал Шолль TechCrunch: «Наша цель – сделать сверхзвуковые перелеты доступными для всех!»
О более дешевых современных технологиях. «Конкорд» и Ту-144 имеют узнаваемый силуэт благодаря опущенному вниз длинному узкому носу. Дело в том, что сверхзвуковому самолету не подойдет затупленный короткий нос обычного лайнера. Но из-за этого летчик не видит ВПП и садится вслепую. Пришлось делать механизм, который опускал нос при посадке и поднимал на высоте. Самолеты Boom экономят: у них нос неподвижен. А полосу летчик видит благодаря видеокамерам и экрану с высоким разрешением.

Власть предрассудков

«Мне очень хорошо платили в Groupon. С определенного момента все деньги, которые я откладывал, шли в фонд на мои мечты и хобби. Это был фонд под названием «Я когда-нибудь куплю самолет», – рассказывал Шолль (здесь и далее цитаты по The Objective Standard). – Самолет я так и не купил, зато у меня образовался первоначальный капитал для Boom». В 2014 г. Шолль захотел открыть новый стартап. Он написал список идей, отранжировав их по привлекательности: чем ему интересно заниматься. «Мне повезло, я все еще работаю над № 1 в этом списке», – заметил он.

Еще в 2007 г. Шолль настроил в Google уведомление, чтобы сразу узнать о появлении в продаже билетов на сверхзвуковой перелет. Но так и не дождался. Тогда он попытался понять, почему никого не интересует сверхзвуковая пассажирская авиация. Правда, решил, что, если за две недели не разберется, переключится на следующий стартап из своего списка. Но справился быстрее. «Я обнаружил, что в этой сфере царят устаревшие стереотипы, – говорил он. – Одной из проблем «Конкорда» был большой расход горючего, из-за чего цены на билеты подорожали [вслед за нефтью] <...> Я задался вопросом: насколько нужно быть экономичнее «Конкорда», чтобы цены соответствовали современному бизнес-классу? Ответ можно рассчитать в таблице из трех строк с числами, которые есть в «Википедии». Для этого вам ничего не нужно знать о конструкции самолетов. Ответ – 30%. С учетом улучшившихся с тех пор технологий быстро стало ясно, что повышение топливной экономичности «Конкорда» на 30% – в пределах возможного».

Шоллю потребовались знания в самолетостроении, и весь первый год он учился: «Если учебник не помогал мне что-то понять, я выбрасывал его, брал другой и читал до тех пор, пока все не вставало в голове на место». Ходил на лекции по физике, на уроки по дизайну самолетов, встречался с профессионалами отрасли. В итоге Шолль начал понемногу разбираться в том, за что взялся. Но был еще один вопрос – денежный.

Первые деньги

С первыми инвестициями было очень сложно, вспоминал Шолль в разговоре с Pioneer. Все-таки его стартап создавал не программное обеспечение, которое могло начать приносить доход уже через месяц-два. Проект был рассчитан на годы. Шолль пошел к инвесторам, которые немало заработали на его прежнем стартапе – Kima Labs. Половина из них посмеялись, половина – дали денег. Он искал деньги везде, где только возможно, – любые: самый мелкий взнос составлял всего $500. К концу 2015 г. Boom собрал около $700 000, немалую часть из которых вложил сам Шолль. А потом его уговорили присоединиться к инкубатору Y Combinator.

В инкубаторе Шолль получил два важных совета. Первый: выйти из тени. Шолль организовал презентацию для СМИ, пусть и с картонными макетами. Второй совет – продать несколько самолетов – был, если точнее, ультиматумом: к Дню инвестора – 2016 в Y Combinator (т. е. через шесть недель) найти покупателя на будущий самолет. «Я не представлял, как десяток парней, которые клянутся, что делают сверхзвуковой самолет, что-то продадут авиакомпаниям», – признавался Шолль в интервью сайту Y Combinator. Чтобы договориться с United Airlines, Lufthansa или Air China, нужно было не восемь недель, а восемь лет, рассудил он. Оставалось два варианта. Либо договор о намерениях с каким-нибудь стартапом в области перевозок, либо попробовать уговорить авиакомпанию Virgin Atlantic – основавший ее Ричард Брэнсон присматривался когда-то к покупке списанного «Конкорда» и был, по мнению Шолля, достаточно сумасшедшим, чтобы поверить в идею Boom.

В консультативный совет Boom входил астронавт Марк Келли (на его счету четыре космических полета), который общался с Брэнсоном. А у одного из сотрудников был приятель в Virgin. К тому же за шесть недель до Дня инвестора Брэнсон запускал очередной космический корабль в пустыне Мохаве в США и запланировал небольшое торжество. Стартаперы буквально вломились на мероприятие: у них была договоренность о короткой встрече с Брэнсоном, но не было официального приглашения. За 15 минут Шолль с товарищами объяснили замысел и подарили Брэнсону маленький деревянный макет самолета, раскрашенный в цвета Virgin. «Мы вложили много сил и времени в эту тщательно сделанную маленькую модель, даже жаль было с нею расставаться», – признался Шолль Pioneer.

Решающей, по мнению Шолля, стала его фраза: «Послушайте, когда наши самолеты взлетят, вы же хотите, чтобы на них был ваш логотип? Если вы согласитесь в будущем купить самолеты, мы найдем деньги в другом месте. Ваши инвестиции сейчас нам не нужны».

Как напечатать самолет

Шолль говорил, что разработка Overture обойдется в $6 млрд, что впятеро дешевле, чем создание Boeing 787 Dreamliner. Boom немало экономит, используя современные технологии. Например, многие детали самолета напечатаны на 3D-принтере. Печатаются даже инструменты – такие как сверлильные блоки – это дешевле и экономит время на доставке. Если в самолете нельзя использовать напечатанную деталь (например, из-за недостаточной прочности), то ее можно напечатать для тестирования прототипа детали и, только убедившись, что все в порядке, заказывать ее у стороннего производителя. Бывают досадные просчеты в чертежах, когда на практике деталь не встает на место: мешают соседние детали. Или же встает, но во время работы механизма начинает цепляться за другую деталь.  В блоге Boom приводится несколько примеров экономии с помощью 3D-печати. Воздуховод для отбора воздуха из компрессора, сделанный из алюминия, обошелся бы в $4000, и ждать его изготовления пришлось бы четыре недели. Для испытаний эту деталь напечатали за 14 часов за $150, потом заказали ее для настоящего самолета. А вот регулятор тормозного давления для передней стойки шасси можно печатать на 3D-принтере и для настоящего самолета. Так что вместо шести недель и $2000 он будет распечатываться за 9,5 часа и обойдется в $70.

День инвестора продолжался двое суток. По жребию Boom выступал во второй день, и это его спасло. За 24 часа до презентации у Boom был опцион о покупке их самолета от какого-то никому не известного стартапа. Шолль стал бы посмешищем, выйди он на сцену с таким документом. Но ночью пришло письмо от Брэнсона: «Вы можете сделать заявление, что Virgin купит ваши первые 10 самолетов». Шолль трижды перечитал письмо, прежде чем сказать о нем команде: вдруг он что-то не так понял, это казалось слишком хорошо, чтобы быть правдой. На сцене появился не просто стартап, а авиапроизводитель с контрактом от Virgin. Более того, Virgin согласилась производить и тестировать Boom авиакомпоненты на своих мощностях и пообещала консультации своих сотрудников. Следующим клиентом стала Japan Airlines, в 2017 г. инвестировавшая в Boom $10 млн и подписавшая декларацию о намерениях купить 20 самолетов. Кроме того, ее сотрудники помогают стартапу разобраться в тонкостях наземного обслуживания – уборке между рейсами, погрузке-выгрузке багажа, требованиях аэропортов к авиалайнерам. Среди инвесторов стартапа также Bessemer, Prime Movers Lab и American Express Ventures.

По данным WSJ, сейчас Boom привлек $270 млн инвестиций. В беседе с Pioneer Шолль оценивал, что стартапу понадобится около $750 млрд, чтобы решиться на IPO. Пока же привлеченных инвестиций было недостаточно, чтобы спроектировать самолет.

«Голливудская» премьера

Двигатель Шолль решил заказать у Rolls-Royce, но ее руководители хотели пообщаться с инвесторами, чтобы понять, жизнеспособен ли стартап. А инвесторы хотели пообщаться с производителем двигателей, чтобы узнать, что они думают о перспективах сверхзвуковой авиации. И тогда Шолль пошел на хитрость.

Boom потратил изрядные деньги, чтобы построить полноразмерный макет самолета из пенопласта и пластика, декорировать ангар, как будто для голливудской премьеры – с профессиональным светом, ковровыми дорожками, сценой, и пригласить гостей. Среди них были бывшие пилоты и инженеры «Конкорда», летчики-испытатели, космонавты, представители авиакомпаний, инвестировавшие в стартап венчурные капиталисты и потенциальные инвесторы, а также представители Rolls-Royce. Последних Шолль попросил: «Не могли бы вы объяснить инвесторам, почему вы согласились приехать сюда из Великобритании, что в нашем проекте интересного?» А инвесторов, в свою очередь, попросил объяснить людям из Rolls-Royce, почему они считают Boom выгодным вложением. В итоге стороны убеждали друг друга, что Boom – отличный проект. Кстати, сейчас на самолетах Boom установлены двигатели производства не Rolls-Royce, а General Electric.

Ложка дегтя

У противников сверхзвуковой авиации есть серьезные аргументы. Существует не так много маршрутов с достаточным потенциальным трафиком, чтобы оправдать эксплуатацию лайнера. На это Шолль возражает, что смартфоны тоже когда-то были роскошью для узкого круга богатых. Ограниченное количество маршрутов объясняется, в частности, тем, что на территории США введен запрет на полеты быстрее скорости звука для гражданской авиации из-за шума и звукового удара. Шолль считает это чисто политическим решением. Когда-то из гонки по созданию сверхзвукового самолета выбыл американский участник: Boeing не получил госфинансирования и закрыл проект. «Конкорд» был британско-французским самолетом. По мнению Шолля, американцы своими ограничениями отомстили европейцам: «Если бы дело было действительно в чрезмерном шуме от самолета, в США установили бы ограничение по уровню шума, а не по скорости» (цитата по The Objective Standard). В итоге «Конкорд» переходил на сверхзвуковую скорость над океаном, а над сушей тратил неоправданно много топлива, ведь его конструкция не предусматривала эффективного полета на дозвуковых скоростях.

Самолет Boom будет летать над сушей со скоростью 0,94 маха, обещает Шолль Pioneer: «Это самая высокая скорость, при которой вы не рискуете случайно перейти на сверхзвук при порыве ветра <...> Самый быстрый коммерческий самолет летает со скоростью 0,85 маха, а обычный – 0,78 маха». Но это будет продолжаться недолго, уверен Шолль: «В мире, где вы можете добраться из Сан-Франциско в Токио быстрее, чем из Сан-Франциско в Вашингтон, конгрессмены из Калифорнии разберут FAA (Федеральное управление гражданской авиации США) по кирпичику, но добьются изменения правил». Надо сказать, что FAA не без помощи лоббистов Boom уже смягчило некоторые ограничения, в том числе по испытаниям сверхзвуковых летательных аппаратов для гражданской авиации, и ведет публичный диалог о разрешении полетов быстрее 1 маха.

К тому же современные технологии позволяют самолету летать быстрее, сжигать меньше топлива, но при этом быть тише «Конкорда», уверял Шолль WSJ. По его словам, Overture будет производить шума не больше, чем обычный лайнер, в том числе благодаря тщательно просчитанной конфигурации корпуса. Даже переход на сверхзвук будет тише, чем у истребителей.

Еще один аргумент против Boom – экологические требования. По данным Еврокомиссии, самолеты выбрасывают около 2% всех парниковых газов. Обычный рейс из Нью-Йорка в Лондон приводит примерно к таким же выбросам, что и обогрев жилья на одного европейца в течение целого года. Сверхзвуковой полет – к еще большему уровню выбросов. Шолль парирует, что Overture с самого начала проектировался для работы на альтернативных видах топлива. А в интервью для сайта Aviav он обещал, что Overture сможет во время полета преобразовывать углекислый газ из атмосферы в жидкий углеводород, который можно превратить в авиационное топливо. Boom является первым производителем коммерческих самолетов, который взял на себя обязательства по программе летных испытаний с нейтральным содержанием углерода.

Еще один тревожный звонок: накануне того, как Boom и United Airlines объявили о сделке, гендиректор Boeing Дэвид Кэлхун тоже выступил с заявлением. Его компания решила отказаться от дальнейших инвестиций в разработку сверхзвукового лайнера, посчитав проект невыгодным. Из-за этого закрылся конкурент Boom – стартап Aerion Corp, успевший потратить $1 млрд на разработки. Один из его самолетов, как планировалось, должен был перевозить 50 пассажиров. Пока еще работает бостонская Spike Aerospace, но ее самолет рассчитан максимум на 18 человек.

За первые 10 лет после появления реактивной пассажирской авиации количество туристов на Гавайях увеличилось в 6 раз, размышляет Шолль. Он считает, что, когда на другую сторону Земли можно будет долететь за считанные часы, а не тратить полдня, количество путешествий станет расти лавинообразно. Компания рассчитывает обслуживать не менее 500 трансокеанских маршрутов по всему миру, сказано на ее сайте.