«Всю чистую прибыль Fesco направляет на модернизацию»

Совладелец Fesco Андрей Северилов о планах модернизации порта во Владивостоке и о том, почему акционеры отказались от дивидендов
Совладелец, председатель совета директоров Fesco Андрей Северилов / Андрей Гордеев / Ведомости

Около года назад у группы Fesco, одной из крупнейших транспортно-логистических компаний России, появились новые акционеры. На смену GHP Group Марка Гарбера (владела 23,8% акций Fesco) и американскому фонду TPG Capital (17,4% ) пришли Андрей Северилов и Михаил Рабинович, давние партнеры по Локо-банку. Северилов стал председателем совета директоров компании. Основной акционер компании (32,5%) Зиявудин Магомедов сделку не поддержал. Арестованный в 2018 г. по подозрению в создании преступного сообщества бизнесмен в письме из сизо заявил о рейдерском захвате. Но разгоревшийся акционерный конфликт не помешал компании заметно улучшить финансовое положение. В первом полугодии чистая прибыль выросла к январю – июню 2020 г. с 5,3 млрд до 11,6 млрд руб. и, больше того, оказалась почти на 40% выше, чем вся чистая прибыль за прошлый год (8,3 млрд руб.). 

Главный актив Fesco – Владивостокский морской торговый порт (ВМТП). В интервью «Ведомостям» Северилов объясняет рост финансовых показателей благоприятной конъюнктурой на рынке контейнерных перевозок. По сравнению с прошлым годом фрахт подорожал в разы из-за возросшего постпандемийного спроса на товары и, как следствие, нехватки контейнеров. Но это временно, и компания, формируя бюджет, загодя готовится к снижению ставок фрахта. 

В ближайшие два-три года компания не будет платить дивиденды, говорит Северилов. Деньги понадобятся на масштабную программу модернизации, которая стала еще более актуальной после того, как Fesco стала партнером «Росатома» в проекте развития Северного морского пути.

«В горизонте двух-трех лет обойдемся без дивидендов»

– Чистая прибыль компании в первом полугодии выросла более чем вдвое год к году. За счет чего такие результаты?

– Во-первых, это, конечно же, рыночная конъюнктура. Так получилось, что мы попали в период исторически высоких ставок фрахта (например, Мировой контейнерный индекс WCI (World Container Index), публикуемый международным аналитическим агентством Drewry, на 9 сентября составил $10 083,84 за перевозку стандартного 40-футового контейнера (FEU), что на 309% выше, чем на той же неделе сентября 2020 г. – «Ведомости»). Это было неожиданно в том числе и для нас. Мы абсолютно удовлетворены полученными результатами, но нужно понимать, что такие ставки не будут держаться вечно. Предполагаем, что текущий уровень сохранится до китайского Нового года в феврале 2022 г., а дальше начнется их постепенное охлаждение. По крайней мере, мы при бюджетировании предстоящего периода исходим из существенного снижения ставок.

Второй фактор, который повлиял на хорошие финансовые результаты, – слаженная работа менеджмента и работа по устранению тех ошибок, которые мы обнаружили по итогам аудита предприятий, входящих в Fesco.

– Что это за ошибки?

– Самое неприятное, с чем мы столкнулись, – высокая степень изношенности портовой инфраструктуры ВМТП. Многое не менялось достаточно долгое время. Поэтому нашим первым шагом стал пересмотр технологической модели движения грузов в порту, что позволило увеличить объем перевалки. Затем мы приступим к реконструкции и модернизации морского и железнодорожного фронтов. Недавно мы провели аудит состояния железнодорожной инфраструктуры внутри порта – оно удручающее, но всё работоспособно. Поэтому, чтобы поддерживать текущие сроки обработки контейнеров, необходимо активно работать над модернизацией инфраструктуры. А значит, наращивать капзатраты. Акционеры приняли решение инвестировать в развитие актива, отказавшись от распределения дивидендов в ближайшее время. Нам надо направить максимум энергии и денежного потока на модернизацию и обслуживание текущего долга. Его уровень остается довольно высоким, но комфортным для компании. На конец 2020 г. соотношение чистого долга к EBITDA составляло 2,8–2,9, на сегодняшний день еще меньше.

– На какой период вы решили отказаться от дивидендов?

– Все зависит от того, как долго продержатся высокие ставки. Это будет влиять на финансовый поток. И, как следствие, на тот период, когда мы не будем распределять прибыль. Я полагаю, что в горизонте 2–3 лет мы, скорее всего, обойдемся без дивидендов. Нам нужно развиваться, это гораздо важнее для компании в долгосрочной перспективе.

– Каким будет размер капзатрат в этом году?

– Можно сделать вывод исходя из финансовой отчетности. Мы всю чистую прибыль направляем на модернизацию и капитальные затраты. И, как я уже сказал, в ближайшие несколько лет дивиденды не планируются.

– Какие ожидания по финансовым показателям в 2021 г.?

– Я бы ориентировался на динамику показателей первого полугодия. Думаю, что по году они вырастут пропорционально полугодовым. Далее из-за падения ставок финансовые показатели могут снизиться. Но мы надеемся, что наши действия по реинвестированию полученной прибыли в модернизацию позволят в дальнейшем получать высокие финансовые результаты, когда ставки начнут меняться.

Вы видите 21% этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью и получить полный доступ к другим закрытым материалам