ФССП хочет получить прямой доступ к банковской тайне

Судебные приставы в будущем должны получить прямой доступ к банковской тайне, как это уже практикуется, например, в Финляндии, чтобы более эффективно исполнять вынесенные постановления судов по взысканию долгов с неплательщиков, считает директор Федеральной службы судебных приставов (ФССП) России Артур Парфенчиков.

"Мне близки системы исполнения в североевропейских странах. <...> Финны очень серьезно продумали широкий перечень полномочий приставов и различные возможности использования информационных технологий. Например, если заходишь в офис финской службы принудительного исполнения, там совершенно нормальной является картина, когда пристав сидит за компьютером и в режиме онлайн контролирует все сделки, которые совершает должник по банковским картам", - сказал Парфенчиков в интервью, которое будет опубликовано в пятницу в "Российской газете".

По его словам, Финляндия - страна с развитой системой интернет-технологий, и в ней у приставов есть прямой доступ ко всем государственным и банковским ресурсам. Для финских приставов не существует банковской тайны. "Они просто заходят в систему, это фиксируется, и все", - поясняет Парфенчиков. "Мы, конечно, тоже имеем право запрашивать банки, накладывать аресты и так далее. Но прямого доступа у нас нет", - констатирует директор ФССП.

По его оценке, опыт России здесь ближе скорее к опыту приставов в Германии, которые также на сегодняшний день ограничены в информационном доступе. Немецкое законодательство требует, чтобы каждая исполнительная процедура начиналась с ревизии имущества непосредственно по месту жительства должника, говорит Парфенчиков. "Все начинается с того, что пристав в Германии идет и описывает имущество. Сегодня германская система как раз работает над тем, чтобы идти по пути развития более серьезных полномочий приставов в информационной сфере. Я думаю, что это и наш путь. Мы тоже должны идти к системе абсолютного доступа, и никуда от этого не денешься", - заявил директор ФССП.

Директор ФССП России также подтвердил позицию ведомства, согласно которой приставы имеют право в соответствии с действующим законодательством получать номера мобильных телефонов должников и использовать средства, находящиеся на телефонах неплательщиков, для взыскания долгов. "Мы считаем, что, безусловно, имеем право получать номер мобильного телефона. Это совершенно необходимая нам информация. И законодательство об исполнительном производстве наделяет нас таким правом", - сказал Парфенчиков.

Он выразил недоумение позицией сотовых операторов, которые объясняют отказы предоставлять подобную информацию защитой прав должника. "Мне кажется, что главное право должника заключается в информировании его о существующем исполнительном производстве", - отметил директор ФССП. Кроме того, по мнению Парфенчикова, денежные средства, находящиеся на счетах неплательщиков - деньги не сотовых операторов, а именно должников, и счет мобильного телефона вполне может и должен использоваться как средство взыскания платежа.

"С учетом общей характеристики счета мобильного телефона и тех прав, которые имеют операторы в отношении него, можно сказать, что деньги являются собственностью клиента. Они принадлежат ему до тех пор, пока их не спишут со счета в оплату разговоров. Тем не менее, даже если мы считаем, что это деньги должника, в каждой конкретной ситуации мы должны получить санкцию суда, чтобы взыскать их", - отмечает директор ФССП. Счет в сотовой компании не является банковским счетом и приставы не могут напрямую взыскивать эти деньги с телефонных счетов должника, пояснил он. "Процедура очень сложная, и не думаю, что она получит широкое распространение. Будут какие-то единичные случаи", - сказал Парфенчиков.