«Газпром» поменял формулу цены в европейских контрактах – «Коммерсантъ»

Российская компания «Газпром» договорилась в последние несколько недель о прекращении арбитражных разбирательств по газовым контрактам с двумя участниками проекта «Северный поток - 2» - немецкой E.On и французской Engie. Об этом в четверг, 14 апреля, пишет газета «Коммерсантъ». Источники издания указывают, что в отличие от предыдущих случаев, когда российский газовый монополист выплачивал своим клиентам компенсации, теперь E.On сама заплатит «Газпрому» 800 млн евро в рамках урегулирования встречных ценовых претензий по контракту на поставку газа.

«Коммерсантъ» пишет, что компании официально объявили о пересмотре ценовых условий долгосрочного контракта в конце марта. А в 2014 г. компании подавали встречные иски в арбитраж по поводу цены, теперь же они были отозваны.

Ретроактивный платеж от немецкой компании покрывает период 2013-2015 гг. Он связан с тем, что спотовые цены на газ, по которым E.On с 2012 г. получила право покупать часть объемов газа у «Газпрома», периодически были выше цен, рассчитываемых в контракте в соответствии с нефтепродуктовой привязкой.

Также на этой неделе российской газовой компании удалось урегулировать схожий спор с французской Engie, тем не менее в данном случае ни одна из сторон не должна осуществлять ретроактивных платежей, пишет «Коммерсантъ». В обоих случаях новые договоренности распространяются на ближайшие три года.

«Газпрому», как отмечает «Коммерсантъ», по-видимому, пришлось пойти на уступки своим клиентам, по сути, привязав механизм ценообразования к спотовым ценам на газ в Европе. В пресс-релизах французской и немецкой компаний по итогам договоренностей с российским монополистом есть практически идентичная фраза о снижении рисков для газовых портфелей компаний на ближайшие годы благодаря «корректировке ценообразования в соответствии с рыночными условиями». Это, по мнению собеседников издания, может означать, что, если европейские компании уже продали газ на форвардном рынке на ближайшие годы по спотовой цене, есть риск того, что цены «Газпрома» с нефтепродуктовой привязкой вырастут из-за возможного роста цен на нефть, что может привести к большим убыткам. То есть потребители, настаивая на переходе «Газпрома» на спот, теперь стремятся не к тому, чтобы получить самую низкую цену на газ (на данный момент контракты с полностью нефтяной привязкой даже выгоднее), а к хеджированию своих будущих рисков.