Статья опубликована в № 3816 от 21.04.2015 под заголовком: Сельская надежда Украины

Даже слабая гривна и эффект низкой базы не стимулируют рост украинской экономики

Единственной надеждой остается сельскохозяйственное производство, считают аналитики
Металлы больше не являются основной статьей украинского экспорта, ведущая роль теперь принадлежит сельхозпродукции
Efrem Lukatsky / AP

Металлы больше не являются основной статьей украинского экспорта, ведущая роль теперь принадлежит сельхозпродукции, говорится в обзоре «Сбербанк CIB». Изменения в структуре экспорта – результат промышленного спада. По итогам первых двух месяцев 2015 г. он составил 21,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а сельскохозяйственного производства – 3,6%.

В зоне конфликта – Донецке и Луганске – промышленность рухнула в январе – феврале на 54,3 и 88% соответственно (данные Международного фонда Блейзера). Промышленный спад был отмечен и в городах, не охваченных войной, – Одессе (16%), Николаеве (18,6%) и Харькове (18,1%).

Добиться экономического роста Украина сможет только в случае восстановления промышленного производства во всех регионах, пишут аналитики «Сбербанк CIB». Но этому может помешать слабый внешний спрос, предупреждают они: в 2014 г. экспорт по темпам падения опередил промышленное производство (см. график). Росту экспорта не помогает и снижение курса гривны, которая с 2009 г. в реальном выражении ослабла на 100%. Слабый спрос и внутри страны: розничная торговля в январе – феврале 2015 г. упала на 21,2% в годовом сравнении, говорится в обзоре «Сбербанк CIB».

Обеспечить долгосрочный рост экономики Украины невозможно без независимого суда и эффективной бюрократии, которая не препятствует работе бизнеса, считает Сергей Алексашенко из Брукингского института, росту может способствовать экспорт сельского хозяйства и оборонного машиностроения, а также снижение энергоемкости экономики. За счет спада в аграрном секторе на Украине появилось множество земель, не обрабатывавшихся длительное время, они могут стать основой для экологического сельского хозяйства, считает Илона Сологуб из Киевской школы экономики. Кроме того, в результате девальвации гривны стоимость труда на Украине в 2–3 раза ниже, чем в государствах Восточной Европы, подчеркивает она: страна может стать «сборочным цехом», каким в начале 1990-х были Польша и Чехия.

По прогнозу МВФ, в 2015 г. экономика Украины упадет на 5,5%, а в 2016 г. вырастет на 2%. Это возможно, если не произойдет эскалации конфликта на Востоке Украины, согласна Анна Еленкович из S&P. Если Украина выполнит условия программы МВФ, она сможет получить помощь для стабилизации курса гривны и улучшения ситуации в финансовом секторе, включая рекапитализацию банковской системы. В апреле S&P включило Украину в группу стран с наибольшими рисками в банковском секторе.

Эффект низкой базы может обеспечить рост ВВП, считает Сологуб: после падения на 14,8% в 2009 г., на 6,8% в 2014 г. и на 5,5% в 2015 г. рост на 2% будет означать для украинской экономики возвращение к уровню ВВП 2004 г.

Делать точные прогнозы на 2016 г. невозможно, полагает Андерс Ослунд из Института международной экономики Питерсона. В случае успешного разрешения кризиса рост может существенно превысить первоначальные ожидания, считает он: в декабре 1998 г. МВФ прогнозировал, что в 1999 г. российская экономика упадет на 8,9%, но в итоге рост составил 6,4%.