Статья опубликована в № 3816 от 21.04.2015 под заголовком: Россия не может навести мост

Российско-китайский мост пока строит только Китай

Российские ведомства и госфонды ищут ответственного за железнодорожный мост через Амур
Россия пытается разморозить строительство моста через Амур
О. Никишин / PhotoXPress

Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Минтрансу «принять меры для начала строительства» железнодорожного моста через Амур. Перечень поручений по итогам заседания правительственной комиссии по развитию Дальнего Востока опубликован на сайте правительства.

Новый мост должен связать железные дороги России и Китая. Строить переправу через Амур Россия и Китай должны совместно, но большую часть работ берет на себя Китай: из 2,2 км моста российская часть – всего 300 м плюс подъездные пути и реконструкция станции.

С китайской стороны за проект отвечает госмонополия China Rail­way Corporation, подрядчик – China Railway Major Bridge Engi­ne­ering Group. Работы идут в две смены, китайская часть будет в основном достроена до конца этого года, заявил в понедельник изданию China Daily менеджер проекта Линь Юнхань: в следующем году продолжится строительство уже дополнительных сооружений. А вот с российской стороны работы пока не ведутся, признал в конце марта врио губернатора Еврейской автономной области (ЕАО) Александр Левинталь: возникли «сложности организационно-управленческого характера» (цитаты по сайту администрации области).

У моста через Амур долгая история. В России строительство обсуждается еще с 2007 г., планы не раз пересматривались, но в 2008 г. Россия и Китай подписали межправительственное соглашение о строительстве моста. «А по межправсоглашению надо двигаться», – говорит человек, участвовавший в обсуждении проекта.

Наконец мостом заинтересовался учрежденный в группе ВЭБа Фонд развития Дальнего Востока. В 2013 г. было подписано новое российско-китайское соглашение о строительстве. Фонд собирался приобрести проектную компанию ООО «Рубикон», в сентябре 2013 г. подал ходатайство в ФАС, но до сделки так и не дошло. У фонда менялось руководство, у региона появился новый куратор в правительстве – осенью 2013 г. им стал вице-премьер и полпред Юрий Трутнев, но работа над проектом так и не начиналась.

В 2014 г. Минтранс пригласил всех возможных инвесторов подключиться к проекту, рассказывает человек, участвовавший в обсуждении: войти согласился другой дочерний фонд ВЭБа – РФПИ. В мае 2014 г. Российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ), который учредили РФПИ и китайская China Investment Corporation, объявил, что инвестирует в строительство моста совместно с Фондом развития Дальнего Востока. К концу прошлого года РКИФ приобрел «Рубикон» – с конца декабря его собственниками, по данным СПАРК – ЕГРЮЛ, числятся кипрская Exarco holdings ltd. и Laxont holdings ltd.

Вопрос от Китая

Восьмого мая в Москве президент Владимир Путин должен принять председателя КНР Си Цзиньпина. Китайская сторона может поднять вопрос об инвестициях в мост через Амур, рассказывает человек, знакомый с ходом подготовки переговоров. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков от комментариев отказался.

Предполагалось, что по заключенному в сентябре 2014 г. соглашению в капитал «Рубикона» войдет и Фонд развития Дальнего Востока с долей в 50%, рассказывает гендиректор РФПИ Кирилл Дмитриев. Этот меморандум оставлял Фонду развития Дальнего Востока возможность войти в число участников проекта, уточняет представитель фонда: причем при соблюдении определенных условий, в том числе связанных с получением необходимых согласований с китайской стороной и РЖД.

«Сейчас у Фонда развития Дальнего Востока нет неисполненных обязательств по проекту», – подчеркивает его гендиректор Алексей Чекунков. Очевидно, что фонд нуждается в качественных проектах и не станет отказываться от таких возможностей, продолжает он. Но чтобы проект был утвержден советом директоров, он должен соответствовать всем требованиям фонда по наличию согласований и разрешений, продолжает он: и сейчас фонд совместно с РФПИ, администрацией ЕАО, Минвостокразвития и аппаратом Трутнева работают над решением всех проблемных вопросов.

РФПИ не видит никаких расхождений в совместной с Фондом развития Дальнего Востока работе над проектом, говорит Дмитриев: и раз были выявлены риски, значит, нужно вместе постараться их снять.

Распределение долей тоже можно обсудить впоследствии, когда все проблемные вопросы будут решены: Фонд развития Дальнего Востока мог бы войти с долей около 25%, рассуждает человек, близкий к переговорам: возможно, это было бы логичнее с точки зрения уставных капиталов Фонда развития Дальнего Востока (15 млрд руб.) и РКИФ ($2 млрд). РКИФ согласен увеличить свою долю до 75%, рассказывает человек, участвовавший в переговорах, но с условием обязательного участия Фонда развития Дальнего Востока, на котором настаивали его китайские соинвесторы.

Инвестиции в проект с россий­ской стороны оцениваются в 10 млрд руб., рассказывает сотрудник одной из компаний-участниц, но точная структура финансирования еще не определена. Сейчас «Рубикон» проводит отбор подрядчиков, знают два человека из числа кураторов проекта.

Представители Трутнева и Минтранса, которому правительство поручило «принять меры», комментарии не предоставили.

В ПОДГОТОВКЕ УЧАСТВОВАЛ ПЕТР КОЗЛОВ