Экономика
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 3822 от 29.04.2015 под заголовком: Выборы инфляции

Альфа-банк: Цель снижения инфляции несовместима с выборами

Из-за роста спроса и издержек инфляция в 2016 г. может застыть на уровне 8–10%
Предвыборная кампания может перечеркнуть цели ЦБ по снижению инфляции
В. Баранов / Ведомости

В том, что инфляция с текущего пика в 17% вот-вот пойдет на снижение, не сомневается никто, но в отношении дальнейшей скорости этого снижения единодушия уже нет. Прогнозы правительства и рынка (консенсус Bloomberg) на 2015 г. похожи: 11,9 и 12,9% соответственно. Но на 2017 г. ЦБ ставит целью инфляцию в 4%, рынок ожидает около 7%, а Минэкономразвития прогнозирует 6%. По оценкам Альфа-банка, к концу 2015 г. инфляция может замедлиться даже больше – до 11%, но на этом почти и остановится, оставаясь в 2016 г. на уровне 8–10%. Таргетирование инфляции вступит в противоречие с электоральным циклом, отмечают в исследовании Наталия Орлова и Сергей Егиев из Альфа-банка.

После того как влияние временных факторов, обусловивших всплеск инфляции, сойдет на нет, роль ключевого игрока перейдет к бюджетной политике, считают аналитики, и ее цели могут разойтись с целями ЦБ. В этом году правительство приостановило реализацию майских указов президента по ускоренному повышению зарплат бюджетникам, ограничив индексацию 5,5% – уровнем инфляции, предусмотренным в законе о бюджете, хотя по факту инфляция ожидается вдвое выше. В рыночном секторе заработкам тоже расти не с чего, а рынок труда традиционно приспосабливается к кризису не ростом безработицы, а снижением зарплат. По итогам года реальные зарплаты, по прогнозу Минэкономразвития, снизятся почти на 10%, сокращение спроса станет главным фактором торможения роста цен. Но затем спрос станет фактором, поддерживающим инфляцию, из-за бюджетной политики в преддверии выборов, снижения ставок ЦБ и низкой склонностью населения к сбережениям, перечисляют аналитики.

Возвращение к ускоренной индексации зарплат в госсекторе накануне президентских выборов 2018 г. весьма вероятно и может произойти уже в 2016–2017 гг., считают Орлова и Егиев; с учетом напряженности на рынке труда из-за сокращающегося трудоспособного населения частный сектор будет вынужден последовать за государственным. Даже просто анонсирования размораживания индексации может быть достаточно для роста потребительской уверенности, ускорения роста потребкредитования – чему способствует и политика снижения ставок самого ЦБ – и в конечном итоге увеличения спроса.

Мало копят

По данным Всемирного банка, в 2014 г. только 41% россиян старше 15 лет имели сбережения против 56% в среднем в мире. Лишь 67% имеют банковские счета (против, например, 79% в Китае и почти 100% в Германии и США) и только 20% используют их для накоплений.

В пользу того, что спрос из тормоза инфляции в 2015 г. затем превратится в ее акселератор, говорит довольно низкая склонность россиян к сбережению (см. врез). В свою очередь, это может быть связано с процентными ставками по депозитам, которые практически всегда – за исключением первого полугодия 2012 г. и нескольких месяцев с осени 2009 г. по середину 2010 г. – были отрицательными в реальном выражении. Вслед за инфляцией будет снижаться ставка ЦБ и ставки банков по депозитам, что и происходит (с 13% в декабре до 11% в феврале), отмечают аналитики, скорее всего затем реальная ставка останется возле нуля и совсем вряд ли станет положительной.

Помимо «инфляции спроса» темп роста цен поддержит инфляция издержек: вполне вероятно, что после ограничения роста тарифов естественных монополий темп их индексации повысят и, кроме того, низкий уровень конкуренции в российской экономике формирует благоприятную среду для повышенной инфляции, указывают Орлова и Егиев.

Майские указы необходимо исполнять, предложил вчера «не расслабляться и не ссылаться ни на какие сложности» президент Владимир Путин: «Эти цели [изложенные в указах] все равно должны быть достигнуты – чуть раньше, чуть позже». В то же время Минфин, не подвергая сомнению выполнимость указов, неоднократно предлагал пересмотреть подход к расчету среднего заработка (индикатор индексации), а на прошлой неделе замминистра финансов Алексей Лавров не исключил, что министерство предложит и далее, как в 2015 г., индексировать зарплаты на величину, указанную законом о бюджете, и не ориентироваться на фактическую инфляцию. Вопрос еще предстоит обсуждать, уточнил Лавров. При сохранении роста номинальных зарплат на 6% цель ЦБ по инфляции может быть достигнута и раньше 2017 г., говорил замминистра финансов Максим Орешкин: зарплаты в бюджетном секторе могут выступить якорем в целом для динамики зарплат в экономике и элиминировать любое давление на инфляцию с точки зрения спроса (все цитаты по «Интерфаксу»).

По расчетам Центра развития ВШЭ, рост цен на нефть до $70/барр. в 2016 г. и $80/барр. в 2017–2018 гг. позволит не сокращать ежегодно расходы на 5% в реальном выражении, как поручил президент: при удорожании нефти произойдет возврат к проциклической бюджетной политике, в том числе из-за выборов. Вариантов нет, считает человек, близкий к правительству: если с учетом текущего падения доходов не поднять их накануне выборов – можно получить социальный бунт. Вариант смягчения бюджетной политики перед выборами вполне реален, но это вопрос не экономического, а политического выбора, рассуждает Владимир Тихомиров из БКС. Но тогда придется делать еще один выбор: обнулить резервный фонд либо наращивать госдолг, даже при нефти в $60–80/барр., считает он. При этом две трети резервного фонда уже планируется потратить в этом году, а допустимый дефицит Минфин уже предложил повысить с 1 до 1,5% ВВП, при том что и прежний уровень профинансировать за счет запланированных источников – приватизации и эмиссии госбумаг – не удавалось. Но даже при смягчении политики инфляция вряд ли прекратит тормозить – хотя бы в силу эффекта высокой базы 2015 г., говорит Тихомиров, ожидая ее замедления до 7% к концу 2016 г. и до 5,2% к концу 2017 г. Приоритет Кремля четко артикулирован: снижение инфляции, чтобы снижались ставки по кредитам для стимулирования экономического роста, говорит Тихомиров: «Только совсем не факт, что снижение ставок сразу же приведет к росту как инвестиционного, так и потребительского спроса».