Экономика
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 3852 от 16.06.2015 под заголовком: Центробанк надеется только на нефть

Центробанк связывает надежды на рост экономики с ценой на нефть

Он будет снижать ключевую ставку реже и меньше

Центробанк вчера снизил ключевую ставку на 100 б. п. до 11,5% годовых, как и ожидал рынок. С начала года ЦБ уже четырежды снижал ставку и готов продолжить, но не столь резво, как прежде. Потенциал смягчения денежной политики ограничен, сообщил регулятор в пресс-релизе. «Это означает, что не обязательно мы будем действовать такими же большими шагами, не обязательно [снижать ставку] на каждом заседании», – объяснила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Снижение инфляционных ожиданий замедлилось, сказала она, и если они застынут на нынешнем высоком уровне, то резкие изменения монетарной политики могут дестабилизировать финансовый рынок.

Пожелание министра экономического развития Алексея Улюкаева агрессивнее снижать ставку Набиуллина отмела, перечислив среди последствий избыточное ослабление рубля, долларизацию депозитов, рост инфляционных ожиданий и ухудшение инвестиционных и, как следствие, новый раунд дестабилизации экономики.

В I квартале экономика сократилась не на 1,9, а на 2,2%, свидетельствуют уточненные данные Росстата. Ранее такую оценку давало Минэкономразвития. В апреле, по подсчетам министерства, спад ускорился до более 4%.

Констатируя углубление экономического спада, ЦБ ожидает его прекращения к концу 2015 г. Но вернуть экономику к росту могут только цены на нефть, следует из обновленного прогноза ЦБ. Посткризисного всплеска инвестиций и быстрого восстановления потребления, как в мартовском прогнозе, ЦБ больше не ждет.

В марте ЦБ ожидал, что по итогам двух лет рецессии экономика сократится почти на 5%, однако в 2017 г. рывком наверстает потери, увеличившись на 5,5–6%, после чего вернется к стагнации. Рывок ЦБ объяснял ростом несырьевого экспорта, инвестиций и товарных запасов (валовое накопление в прогнозе возрастало почти на 20%), быстрым восстановлением потребительского спроса на фоне повышения цены нефти.

Прогноз цены нефти на 2015 г. повышен с $50 до $60 за баррель, и теперь ЦБ ждет, что спад в 2015 г. будет мягче – 3,2% (вместо 3,5–4% в мартовском прогнозе). На улучшение прогноза повлияло и меньшее, чем ожидалось, сокращение инвестиций из-за ускоренных расходов бюджета в I квартале, антикризисных мер и начала строительства газопровода «Сила Сибири», хотя со II квартала влияние этих факторов начнет ослабевать, говорится в обзоре ЦБ, нет источников финансирования: у частного сектора – из-за роста стоимости долга, у государственного – из-за секвестра.

Дальнейшее развитие экономики зависит от цены нефти. «Основной вопрос – насколько устойчивым окажется повышение цены на нефть», – сказала Набиуллина.

ЦБ разработал два варианта прогноза. Если в 2016 г. нефть продолжит дорожать до $70 за баррель, то рост экономики будет чуть выше нуля (0,7%). В 2017 г., при продолжении роста цены нефти до $75 за баррель, никакого рывка в отличие от мартовского прогноза с тем же уровнем цены нефти ($70–75) уже не будет: ЦБ вдвое понизил прогноз роста инвестиций и потребления, в итоге экономика вырастет только на 2,4%. То есть к 2018 г. экономика едва вернется на уровень 2014 г., ожидает ЦБ, а с 2018 г., при продолжении роста цены нефти до $80 за баррель, – к стагнации.

Если же цена нефти в 2016–2018 гг. останется на уровне $60 за баррель, то экономика в 2016 г. продолжит падение (на 1,2%), 2017-й завершит нулевым ростом, а в 2018 г. вырастет на те же 1,7%, что и в первом сценарии.

Стресс экономики

При падении цены нефти до $40 за баррель в конце 2015 г. и ее сохранении на этом уровне в 2016–2018 гг. спад экономики будет очень глубоким и очень долгим – три года, инфляция ускорится, отток капитала увеличится, ЦБ придется ужесточать денежную политику, копить резервы он в таком сценарии не сможет: валюту, наоборот, придется продавать для поддержания финансовой стабильности.

Оба сценария равновероятны, сказала Набиуллина. Прогноз исходит из сохранения санкций в отношении России. Если же их вдруг ужесточат, влияние будет сопоставимо со стресс-сценарием (см. врез), предположила она, отвечая на вопросы журналистов.

Чтобы добиться более высоких темпов, нужны структурные реформы – одними мерами денежно-кредитной политики поднять экономику сложно, заключила Набиуллина, напомнив, что экономика начала замедляться еще до того, как ЦБ начал повышать ставки и когда они были низки.

К внутренним проблемам добавляется внешняя неопределенность – снижение нефтяных цен и перестройка мирового энергорынка. В такой ситуации ЦБ решил копить резервы, увеличив их на $140 млрд до $500 млрд: это уровень, соответствующий международным критериям достаточности (ранее она оценивала его в $188 млрд) плюс отток за 2–3 года, пояснила Набиуллина.

Она признала, что накопление резервов даже маленькими порциями оказывает влияние на валютный курс, из-за чего эксперты сочли намерение копить резервы формой смягчения денежно-кредитной политики. Но на объем эмитированных на покупку валюты рублей ЦБ будет сокращать рефинансирование банков, тем самым стерилизуя эмиссию и сохраняя управление ликвидностью через процентные ставки, пообещала Набиуллина.

Первый сценарий ЦБ назвал «консенсусным» – он близок и к консенсусу рынка, и к прогнозам международных институтов: МВФ, Всемирный банк недавно смягчили прогноз спада экономики России в 2015 г. и ожидают близких к нулю темпов в 2016 г., причина – также повышение цены нефти.