Экономика
Бесплатный
Маргарита Папченкова
Статья опубликована в № 3878 от 22.07.2015 под заголовком: Защитники маленьких

Крупные сделки в публичных компаниях не уйдут из-под контроля миноритариев

Такие поправки готовило ранее Минэкономразвития

Если стоимость сделки, связанной с приобретением или отчуждением имущества за пределами обычной деятельности, составляет 25–50% балансовой стоимости активов компании (крупная сделка), решение должно быть принято единогласно советом директоров, если нет единогласия – большинством голосов акционеров, принявших участие в собрании; если сделка дороже 50% балансовых активов – тремя четвертями голосующих акций. Минэкономразвития весной подготовило законопроект, который выводил сделки ценой менее 50% балансовой стоимости из-под какого-либо контроля.

Миноритарии запаниковали, и чиновники уступили: по новой версии законопроекта (есть у «Ведомостей») новые правила распространяются только на непубличные общества. Акционеры публичных могут быть спокойны – для них почти ничего не поменялось.

Представитель Минэкономразвития не ответил на запрос. Подлинность новой редакции подтвердил чиновник министерства: законопроект проходит согласование в правительстве. Хотели сделать радикальнее, признает чиновник: во всем мире крупные сделки – те, что ведут к ликвидации или реорганизации общества (как правило, выше 50%), а в российских условиях это превратилось в особый механизм контроля за менеджментом.

Вмешались ЦБ и рабочая группа по созданию Международного финансового центра (МФЦ), продолжает чиновник, их аргумент: дело не только в согласовании, ослабляется роль совета директоров в противовес монополии менеджмента.

Скудная хроника крупных сделок

По данным Prosperity Capital:
– в 2014 г. в топ-100 (по капитализации) публичных компаний прошло 194 собрания акционеров, но рассмотрено было всего 17 крупных сделок – это 1,5% вопросов, вынесенных на суд акционеров;
– советы директоров крупнейших публичных обществ – «Роснефти», «Аэрофлота», «Интер РАО» и проч. – в 2014 г. не рассматривали крупные сделки на своих заседаниях;
– с 2010 г. по май 2015 г. в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях арбитражных судов рассмотрено всего 957 дел о признании недействительными крупных сделок.

ЦБ возражал против таких изменений, подтвердил его представитель. Сделка даже на 25% – существенная часть оборота компании и нельзя утверждать, что она не приведет к серьезным изменениям, подчеркивает он: «Продажа имущества на эту сумму может повлечь существенные убытки или вывод активов». ЦБ настаивает на сохранении института в прежнем виде – это дополнительный контроль за любыми существенными сделками. Но для непубличных компаний с небольшими активами все равно нужно было снизить бюрократическую нагрузку, объясняет другой чиновник, к тому же у таких компаний реже бывают миноритарии.

Сделки стоимостью 25–50% активов не называются крупными, но остаются в компетенции советов директоров публичных компаний, радуется директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Денис Спирин. Но наказывать акционеров непубличных компаний, лишая их советы директоров такой компетенции, нельзя, настаивает Спирин. Скоро акционеры непубличных компаний должны получить возможность изменять режим одобрения крупных сделок: согласно готовящимся поправкам в закон об АО, единогласным решением через устав они смогут отменять или изменять существующее правила. Но такая опция в будущем не облегчает участь миноритариев, подчеркивает Спирин: сначала их положение ухудшат, а потом им придется упрашивать контролирующего акционера уставом вернуть регулирование, которое было в законе раньше.

Без этого недостатка законопроект даже хорош для миноритариев, доволен Спирин. Например, при отчуждении имущества для определения крупности предлагается использовать не только его цену по балансу, но и цену отчуждения, а она, как правило, больше.

На повышении порога крупных сделок настаивал Минюст: согласование широкого круга сделок – большая нагрузка для компаний и угроза стабильности оборота. Уступки нет, цель законопроекта достигнута, утверждает представитель Минюста: надо было избавить от регулятивного бремени прежде всего компании малого и среднего бизнеса и ужесточить последствия несоблюдения правил. Новая версия законопроекта, как и старая, не требует доказывать убыточность крупной сделки при ее оспаривании. Также сделка, требующая согласования, по-прежнему приравнивается к той, что приводит к реорганизации или ликвидации.

Исключение надо было делать для крупных АО с адекватным управлением и контролем, считает юрист Herbert Smith Freehills Маргарита Славина: постоянное одобрение излишне. В России высок риск оспаривания сделок из-за договоренностей акционеров и менеджеров, иностранные компании очень удивляет эта специфика, отмечает юрист крупного банка: это чисто российское изобретение.

Никакого бремени согласования нет – статистика говорит об обратном (см. врез) и оспорить такие сделки трудно, заключает Спирин.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать