Статья опубликована в № 3886 от 03.08.2015 под заголовком: Нефтяной маневр Минфина

Минфин предложит свою реформу налогообложения нефтяной отрасли

Он опасается, что вариант, одобренный правительством, создаст риски для бюджета
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

На прошлой неделе замминистра финансов Сергей Шаталов провел совещание с нефтяными компаниями по разработке законопроекта о налоге на добавленный доход (НДД), рассказали три его участника. Министерство хочет взять реванш, считают участники встречи со стороны компаний: подготовить альтернативу другому законопроекту – о налоге на финансовый результат (НФР). Этот проект был в прошлом году внесен в Госдуму Ханты-Мансийским автономным округом (ХМАО) при активном участии Минэнерго, а в июне премьер Дмитрий Медведев вопреки позиции финансового ведомства поддержал эксперимент для пилотных месторождений. Но Минфин собирается не дорабатывать проект об НФР, а заменить на более устраивающую его систему НДД, говорят чиновники и сотрудники компаний.

Как может выглядеть НДД

Законопроект «Роснефти» похож на проект, внесенный в Госдуму в 2002 г., но адаптирован к существующей ситуации, рассказывают два человека, знакомые с его содержанием. В старом законопроекте диапазон ставки – от 0 до 60%: если R-фактор менее 1,1, ставка нулевая, 1,1–1,2 – 15%, 1,2–1,3 – 20% (каждые 0,1 прибавляют 10% к ставке). У «Роснефти» ставки более выгодные для компаний, но параметры будут предметом сложных переговоров, подчеркивает федеральный чиновник.

Это вернет Минфину контроль над реформой и позволит выиграть время – раньше 2016 г. проект об НДД не удастся подготовить и принять, заработает он только с 2017 г., подчеркивает чиновник. Реформа масштабная, ее надо тщательно проработать, а проект об НФР, на взгляд министерства, – несистемное решение. Представитель Минфина не ответил на запрос.

И НФР, и НДД в отличие от действующего НДПИ берутся не со стоимости добытой нефти, а учитывают расходы на ее добычу. Но база у налогов разная, и расходы учитываются по-разному. НФР – налог на разницу между доходами от продажи нефти и расходами на ее добычу и транспортировку, капзатраты списываются ускоренно (дополнительно 40% за четыре года), но только текущие, а не накопленные. База НДД – выручка за вычетом тех же эксплуатационных затрат и всех капвложений, но ставка плавающая и зависит от Р-фактора (отношение накопленного дохода к накопленным расходам). То есть при повышении рентабельности нагрузка будет расти. Кроме того, НФР заменит НДПИ только на действующих месторождениях, а НДД – на новых. За основу может быть взят проект об НДД, подготовленный «Роснефтью» (см. врез), но он будет сильно доработан, говорит федеральный чиновник, знакомый с позицией Минфина.

Обязательное условие Минфина – сохранить при реформе хотя бы небольшой НДПИ, рассказывают участники совещания, чтобы хоть как-то захеджировать бюджетные риски. По расчетам Минэнерго, в первый год эксперимента налоговые доходы от 10 из 16 отобранных пилотных проектов («Роснефти», «Лукойла», «Газпром нефти», «Сургутнефтегаза») снизятся, но за три года и в дальнейшем будут расти (см. график). Отмена НДПИ осложняется налоговым маневром, объясняет директор Vygon Consulting Григорий Выгон: он может быть продолжен, экспортные пошлины еще более снизятся, но ставку НДПИ после реформы поднять не получится. А ставка НФР в проекте ХМАО и без того очень высока (60%).

У Минэнерго свои условия: НДД – для новых проектов, НФР – для действующих. «Пусть разрабатывают, что хотят, но должны понимать, что НДД не предназначен для браунфилдов и не заменит НФР», – подчеркивает чиновник Минэнерго: только стимулирование разработки действующих месторождений может поддержать падающую добычу. Минфин понимает проблему падения добычи, отвечает на это чиновник финансового блока, но министерству не нравится НФР – и оно предлагает подстроить параметры НДД для браунфилдов. Сделать это сложно, предупреждает Выгон: придется учесть и подтвердить расходы за долгие годы, а значительная их часть была еще при советской власти. На совещании обсуждалась идея – учесть расходы только за предыдущий год или за три года, но тогда нагрузка будет высокой, что не устроит компании. Нужно так настроить налог, чтобы для браунфилдов и при высоком Р-факторе ставка была бы разумной и не выше, чем при НФР, предлагает Выгон.

«Проекта Минфина пока нет, поэтому мы склоняемся к проекту Минэнерго, он проработан, уже отобраны проекты», – переживает сотрудник нефтяной компании. У компаний есть синица в руках и журавль в небе: НФР – для части проектов и НДД – для всей отрасли, но все понимают, что рассчитывать на эту синицу особо не стоит, отмечает другой нефтяник: сопротивление Минфина слишком велико, а законопроект об НФР еще не обсуждался с президентом. Помощник президента Андрей Белоусов видит риски в реформе, Государственно-правовое управление администрации президента может заблокировать законопроект в Госдуме, отмечают два чиновника, близких к Кремлю.

Из опрошенных нефтяных компаний официально реформу комментирует только «Газпром нефть». Не принципиально – НФР или НДД, главное, чтобы новый налог применялся не только для новых, но и для некоторых действующих месторождений, подчеркивает представитель компании. «Газпром нефть» активно лоббировала закон об НФР, но готова на компромисс, если будет конструктивный разговор с Минфином, полагает нефтяник, участвовавший во встрече.

Минфин может предложить законопроект, необходимый отрасли, ожидает Выгон: НФР рассчитан только на высокозатратные действующие проекты – по сути это адресная льгота, НДД же станет системной реформой. Для некоторых месторождений НДД может быть лучше действующей системы НДПИ с льготами, для других – хуже, предупреждает Выгон. Это зависит от размера льгот, от месторождения, от параметров НДД.

Минфин обещал не ухудшать положение отрасли, делится участник совещания, компании хоть и не верят ему, но согласились вместе работать. Но они должны представить адекватные расчеты по месторождениям, нужна единая модель, подчеркивает чиновник. К примеру, при отборе пилотов для эксперимента с НФР компании представляли данные в Минэнерго по совершенно разным моделям – разные ставки дисконтирования денежного потока, разные валюты, возмущен чиновник: компании должны вести открытую игру.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more