Статья опубликована в № 3899 от 20.08.2015 под заголовком: Лучшее, что есть, – стабилизация спада

Россия не может надеяться на рост, особенно плохо с инвестициями

Экономисты сделали вывод из опубликованных данных Росстата

Рецессия продолжается – так большинство экономистов оценили опубликованные в среду данные Росстата. Июльские показатели ничего позитивного не принесли, констатирует Владимир Тихомиров из БКС. Есть слабые признаки стабилизации некоторых показателей, но экономику ждут трудности, согласен с ним Дмитрий Полевой из ING.

Экономика России в первом полугодии 2015 г. сократилась на 3,4% по сравнению с первым полугодием 2014 г., сокращение ВВП во II квартале ускорилось – 4,6%, в I квартале было 2,2%. Спад инвестиций в основной капитал в годовом выражении в июле ускорился и достиг 8,5% – в июне было 7,1%; за первое полугодие 2015 г. они сократились на 5,6%. (Минэкономразвития в мае прогнозировало спад инвестиций за весь 2015 год на 10,6%.)

Такого падения не было с ноября 2009 г., говорит Тихомиров: компании продолжают сокращать программы развития, привлекать меньше средств к инвестированию. По данным ЦБ, на расчетных счетах компаний в июле лежало 7,6 трлн руб., на рублевых депозитах – 8,2 трлн руб., на валютных – 8,4 трлн руб. Деньги у компаний есть, а в предыдущие месяцы даже отмечался рост, говорит Полевой.

Драматизировать не стоит, не согласна Наталия Орлова из Альфа-банка, динамика инвестиций от месяца к месяцу традиционно нестабильна. Плохо, что спад углубляется, но данные по промышленному производству и потреблению указывают на некоторую стабилизацию, считает Орлова, а стабилизация в сокращении оборота розницы может стать точкой роста.

Мешает России

Высокая инфляция, избыточное регулирование, преобладание госкомпаний и слабая защита прав собственности – факторы, которые ведут к снижению производительности труда и росту издержек в России, говорится в докладе ЦБ. По данным МВФ, средняя инфляция за 2005–2013 гг. составила 10,7%, сильнее росли цены только на Украине и в Венесуэле. Доля госкомпаний в отдельных секторах экономики России доходит до 80%, выше она только в ОАЭ (до 88%) и Китае (до 96%). По легкости ведения бизнеса Россия – на 62-м месте в списке Всемирного банка.

По данным Росстата, в июле реальные доходы населения уменьшились на 2% по сравнению с июлем 2014 г., в июне было снижение на 3,5%. Это скорее эффект укрепления рубля в мае и июне, а не серьезное изменение тенденции в доходах населения, считает Тихомиров. Зарплаты продолжают сокращаться, указывает Тихомиров, в августе после очередной девальвации рубля данные могут оказаться гораздо хуже.

Во втором полугодии падение экономики может приблизиться к показателям кризиса 1998 г. (тогда снижение составило 5,3%), пессимистичны эксперты Центра развития Высшей школы экономики: падение ВВП может составить 4,5%, если в III и IV кварталах будет 0%; в 2016 г. рецессия может продолжиться.

Падение цены нефти и ослабление рубля увеличивают риск углубления рецессии, согласны аналитики Moody’s. Их прогноз – спад на 3% в 2015 г., нулевой рост в 2016 г.

По прогнозам Орловой, во втором полугодии ВВП сократится на 0,3%, а в 2016 г. рост составит 0,3%, фактически экономика будет находиться около нуля, рассчитывать на отскок не стоит.

По официальному прогнозу Минэкономразвития, в 2015 г. ВВП снизится на 2,8%, а в 2016 г. экономика покажет рост – 2,3%. Но министр экономического развития Алексей Улюкаев не исключал, что оценка может корректироваться из-за плохих данных за II квартал.

Изменились внешние условия в худшую сторону и переход экономики к росту может быть отложен, объясняют эксперты Высшей школы экономики, падение инвестиций усилится, а из-за девальвации вырос риск повторной дестабилизации финансовой системы и реального сектора. Из-за падения цен на нефть рецессия в России может углубиться, пишут аналитики Barclays.

О необходимости на ближайшие пять лет адаптироваться к ценам на нефть на уровне $30–40 за баррель предупредил в среду президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. По подсчетам аналитиков «Сбербанк CIB», если цена нефти опустится до $45 за баррель, курс доллара может достичь 70 руб., не исключено, что до конца года цена на нефть может опуститься и до $40.

Если рубль и дальше продолжит слабеть, ЦБ может повысить процентную ставку, а население будет сокращать потребление, это съест потенциал восстановления экономики, говорит Орлова. Аналитики ING также пересмотрели прогноз динамики ключевой ставки ЦБ: к концу года она снизится не до 8%, а до 9%.

Второе полугодие будет ненамного лучше первого, считает Тихомиров, падение цен на нефть уже привело к существенному ослаблению рубля, что скажется на доходах бюджета и углублении рецессии.

Нефтяной рынок перешел к новой реальности, говорится в докладе, опубликованном на сайте ЦБ: от одного равновесия со средними ценами выше $100–110 за баррель рынок нефти перешел к другому, с ценами на 40–50% ниже. Без структурных реформ, одной денежно-кредитной политикой нельзя бороться с проблемами в экономике и снижением роста производительности труда, говорится в докладе. Без необходимых реформ, по пессимистическому прогнозу ЦБ, ВВП может снизиться на 4,8% за два года после нефтяного шока и закрытия внешних рынков из-за санкций. Основные потери придутся на первый год – 3,7 процентного пункта из 4,8% при условии резкого сокращения производительности. В случае проведения необходимых реформ ВВП снизится на 4,2%, на первый год после шока придется 1,1% сокращения ВВП, а к росту на уровне 1,5% экономика вернется уже в 2017 г.

Без дополнительных доходов правительство будет вынуждено заниматься улучшением госуправления и структурными реформами, надеется Тихомиров.