Экономика
Бесплатный
Маргарита Папченкова
Статья опубликована в № 3902 от 25.08.2015 под заголовком: Россия ждет нефти по $55

Бюджет будет сверстан исходя из нефти по $55

Минэкономразвития рассчитывает, что слабый рубль поддержит бюджет

Баррель нефти в 2015 г. будет стоить $52, подорожает до $55 в 2016 г. и $60 в 2017 г., обнародовал данные из нового макроэкономического прогноза министр экономического развития Алексей Улюкаев. Министерство признало новую реальность, доволен федеральный чиновник. В мае Минэкономразвития ждало $60, $65 и $70 соответственно.

Сейчас Минфину предстоит переверстывать бюджет на следующую трехлетку. В июне правительство одобрило проектировки, основанные на прежнем прогнозе. Доходы снизятся на несколько десятых долей ВВП, успокаивал вчера Улюкаев. «В новом макропрогнозе Минэкономразвития закладывает такое ослабление рубля, которое действительно позволит сбалансировать бюджет», – объясняет чиновник, знакомый с обновленным прогнозом. Курс рубля и остальные параметры Улюкаев вчера не стал раскрывать.

Минфин оптимизм не разделяет. «В нынешних реалиях оценки весеннего прогноза избыточно оптимистичны, а выпадающие доходы – больше, чем планировал Минфин в июле», – прокомментировал «Ведомостям» замминистра финансов Максим Орешкин. На сколько именно, он не уточняет. Курс, прогнозируемый Минэкономразвития, Минфин считает чересчур слабым, отклонение доходов от июньского уровня будет более сильным, чем рассчитывает Минэкономразвития, отмечает чиновник финансового блока правительства. Орешкин напоминает про еще один фактор: из-за особенностей формулы НДПИ при падении цены на нефть наибольшие потери ложатся не на компании, а на бюджет.

Источники оптимизма

Консенсус-прогноз Bloomberg по цене на нефть Brent в 2016–2018 гг. – $65,25, $70 и $75 соответственно (наихудшие оценки на 2016 г. – $38,8, на 2017 г. – $33,3). Аналитики «Сбербанк CIB» не исключают, что до конца этого года цена может опуститься и до $40. Улюкаев же успокаивает: очень больших скачков не будет, а цена в $40 вряд ли продержится долго. Свой прогноз министр объясняет новой реальностью на рынке: буфером в виде американских производителей сланцевой нефти. Они очень чувствительны к цене, быстро могут останавливать и возобновлять работу, указывает Улюкаев.

Сейчас смещение цены нефти на $10 приводит к изменению фундаментального курса рубля на 5 руб., говорит Наталия Орлова из Альфа-банка, т. е. при $50 за баррель фундаментальный курс – 63 руб./$, при $40 – 65–70 руб./$. Но рынок реагирует сильнее, продолжает она: доллар дорожает на 10 руб. при падении цены нефти на $10.

В июньских проектировках доходы бюджета в следующие два года составляли 13,9 трлн и 14,9 трлн руб. – на 1,8 трлн и 1,6 трлн руб. меньше, чем пока еще в действующем законе о бюджете. При $55 и $60 за баррель доллар должен стоить 64,3 и 62,6 руб., а выпадающие доходы составят 2 трлн и 1,7 трлн руб. соответственно (см. таблицу), оценивает Александра Суслина из Экономической экспертной группы. Разница и правда небольшая, из-за более слабого курса нефтегазовые доходы по сравнению с июньскими проектировками даже вырастут, объясняет Суслина, падение – за счет ненефтегазовых. При неизменных по сравнению с июньскими проектировками расходах дефицит вырастет, по оценкам Экономической экспертной группы, в 2016–2017 гг. до 2,1 трлн и 1,8 трлн руб. с 1,9 трлн и 1,7 трлн руб.

Есть всего два варианта, как сократить дыру, напоминает Орешкин: больше резать расходы или больше брать из резервного фонда. В июне Минфин предлагал сократить расходы в 2016–2017 гг. примерно на 400 млрд руб. в год до 15,9 трлн и 16,6 трлн соответственно. Хотелось и больше, но не позволяет законодательство, сетовали чиновники Минфина: можно срезать только условно утвержденные расходы (2,5% от расходов).

Минфин уже готов предложить менять законодательство, знает чиновник финансового блока правительства. Но добиться этого проще, чем убедить правительство сократить расходы – резать уже нечего, признают чиновники, расходы на национальную экономику и так были сокращены.

Сейчас идет битва за индексацию пенсий. Законодательство требует повышать их на уровень фактической инфляции, т. е. на 11,9% в 2016 г. Минфин заложил в июньские проектировки индексацию на 5,5% (как предусмотрено прошлогодним законом о бюджете, который не учитывал всплеск инфляции в конце года), что сократило бы эти расходы с 850 млрд до 400 млрд руб. Но на совещании у президента Владимира Путина была предварительно одобрена компромиссная индексация на 7%, разница с вариантом Минфина – 150 млрд руб., рассказывали три федеральных чиновника. Представители социального блока утверждают, что решение пока не принято.

Впрочем, не исключено, что расходы даже придется увеличить, предупреждает высокопоставленный чиновник: «Есть расходы, которые Минфин пока не учел, но которые придется учесть – 300 млрд руб. по 14 позициям за три года», – рассказывает высокопоставленный чиновник. Выбора нет – недофинансирование этих статей может привести к локальным коллапсам, подчеркивает собеседник «Ведомостей».

Второй вариант – еще больше брать из резервного фонда – чиновникам тоже не нравится. Исходя из июньских проектировок в этом году на покрытие дыры потребуется 2,6 трлн руб. при ожидаемом дефиците в 3% ВВП, в 2016 и 2017 гг. Минфин планировал взять еще по 1 трлн руб. К 2018 г., даже исходя из старых проектировок, фонд будет исчерпан.

Минэкономразвития наконец следует в прогнозе за нефтью, поддерживает директор Научно-исследовательского финансового института Минфина Владимир Назаров, с точки зрения бюджета в своих оценках оно скорее не очень консервативно и слишком ослабляет рубль.