Экономика
Бесплатный
Елизавета Базанова
Статья опубликована в № 3930 от 02.10.2015 под заголовком: Правительство готово по-своему банкротить

Правительство защитит стратегические предприятия при банкротстве

Оно готово более активно вмешиваться в процедуру

Правительственные поправки к законопроекту о банкротстве стратегических организаций могут быть доработаны, рассказали «Ведомостям» федеральный чиновник и участник обсуждения поправок. В Госдуму законопроект был внесен в феврале 2011 г., сейчас правительство готовит поправки ко второму чтению (копия документа есть у «Ведомостей»).

Поправки защищают стратегические компании от кредиторов. Минэкономразвития предлагает увеличить размер долга, при котором может быть начато банкротство предприятия, в 5 раз – до 5 млн руб. А сами процедуры – удлинить: финансовое оздоровление – до пяти лет (сейчас два года), а внешнее управление – до двух с возможностью продления до пяти (сейчас 18 и 6 месяцев соответственно). Как правило, банкротство на таких предприятиях наступает при задолженности 100–200 млн руб., мера снизит шквал заявлений о банкротстве, но число дел не изменится, говорит арбитражный управляющий Евгений Семченко.

Примеры стратегической несостоятельности

Из последних дел было банкротство Нижневолжского аэрогеодезического предприятия, рассказывает Кольздорф, правда, в перечень стратегических оно было внесено уже после возбуждения банкротства. До сих пор продолжается дело 2012 г. в отношении «дочки» «Оборонсервиса» – ОАО «СУ МВО», вспоминает она. В конце 2009 г. деятельность прекратило судоремонтное предприятие ОАО «ХК Дальзавод», а в 2010 г. – завод «Авангард».

Роль госорганов может усилиться: по их запросам арбитражный управляющий должен будет обеспечить осмотр имущества должника, чиновники смогут участвовать в его инвентаризации. Разногласия между профильным министерством и арбитражным управляющим будет разрешать суд, а сам управляющий может быть даже отстранен по просьбе министерства.

Сейчас поменять управляющего нельзя, если он только не нарушает закон, рассказывает Семченко, по проекту же он будет зависеть от профильного министерства. Это противоречит всей концепции процедуры банкротства, отмечает Семченко. Не исключено, что управляющие будут учитывать интересы государства, а не кредиторов, согласна Мария Кольздорф из Sirota & Partners. В делах о банкротстве предприятий, которые более чем на 50% принадлежат государству, появится новый участник – прокурор; сейчас законом это не предусмотрено.

Ранее с критикой поправок выступил Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Процедура финансового оздоровления и внешнего управления может быть введена без согласия собрания кредиторов, писал президент РСПП Александр Шохин премьер-министру Дмитрию Медведеву (копия письма есть у «Ведомостей»). Права кредиторов не защищаются и они рискуют не получить деньги из-за неэффективного финансового оздоровления и внешнего управления, говорится в письме. Из-за роста рисков кредиторы будут повышать ставки для стратегических предприятий, а поставщики – требовать авансы за поставки. Замечания в Минэкономразвития не поступали, говорит представитель ведомства.

В основном замечания касаются затягивания процедуры банкротства, признает федеральный чиновник, банки понимают: в случае банкротства взыскать долг будет сложно, поэтому начнут кредитовать стратегические предприятия по завышенным процентам, придется решать уже новую проблему. Если расчеты с кредиторами не закончились, то за пять лет долги предприятия только вырастут, согласен Семченко: было очень много случаев, когда шла долгая процедура наблюдения, потом оздоровления и за это время накапливалось так много платежей, что часть кредиторов просто не получили денег. Удлинение сроков оправданно, только если сразу ясно, что до конкурсного производства не дойдет, объясняет он, иначе платежи перекроют всю выручку от продажи актива.

Нужно пойти дальше и ввести мораторий на процедуру банкротства таких предприятий, чтобы производство не встало, предлагает Семченко. Собственник сам должен разбираться, почему банкротится предприятие, спорит арбитражный управляющий Эдуард Ребгун, есть ли спрос на его продукцию. Если предприятие нужно – достаньте деньги из бюджета и расплатитесь, банкротств таких предприятий немного, продолжает он. В год не больше 10 случаев (см. врез), оценивает Семченко, в разы меньше, чем обычных банкротств (см. график). С начала кризиса число банкротств значительно увеличилось, рассказывает Ребгун, и будет только расти. Массового роста нет, не согласен Семченко, но все еще впереди.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать