Статья опубликована в № 3989 от 25.12.2015 под заголовком: Рынок перекачался

Нормализации на нефтяном рынке придется ждать еще год

В начале 2016 года на цены будут давить слишком много негативных факторов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Под занавес 2015 г. на рынке нефти все выглядит не так, как ожидалось год назад. США еще нарастили добычу и теперь могут экспортировать нефть; Россия установила рекорд добычи; страны ОПЕК качают нефть изо всех сил, так как у многих бюджет сводится без дефицита только при цене около $100 за баррель и выше; Иран готовится в 2016 г. выплеснуть на рынок дополнительно 0,5–1 млн баррелей в день; загруженность нефтехранилищ – на рекордном уровне.

В конце 2014 г. многие аналитики полагали, что ребалансировка начнется примерно во II квартале. Ждали сворачивания добычи компаниями в США: во многом именно из-за сланцевого бума на рынке образовался избыток нефти, при этом многие считали, что себестоимость добычи у этих компаний высока. Поэтому в первом полугодии для участников рынка главным индикатором стало количество работающих буровых установок в США. Если в октябре 2014 г. оно, по подсчетам Baker Hughes, достигло максимальных 1609 (добыча тогда была 8,95 млн баррелей в день), то к концу июня сократилось до 628. Быстрый вывод буровых из эксплуатации во многом объясняет скачок цен на Brent с $45 за баррель в январе до почти $70 в мае (на WTI – c $42 в марте до $62 также в мае).

Но добыча все равно продолжала расти – до апреля, когда, по данным Управления энергетической информации США (EIA), составила 9,6 млн баррелей в день; причем поначалу считалось, что рост шел до июня (EIA осенью скорректировала данные). А с июля компании даже стали увеличивать количество буровых, фактически обозначив уровень в $60 по WTI как верхнюю границу цен. Под конец года в США добывается 9,2 млн баррелей в день на 538 установках. По оценке Citigroup, эффективность бурения у сланцевых добытчиков выросла на 15%, а капитальные затраты сократились на 30% (во многом из-за падения цен на оборудование и услуги) и в 2016 г. уменьшатся еще на 5–10%.

Со сланцевой нефтью происходит то же, что ранее – со сланцевым газом, где число буровых сократилось с максимума на 80%, а добыча все равно растет, указывает Сет Клейнман, директор по анализу нефтегазовых рынков Citigroup.

Летом рынок получил два удара подряд. В июле была заключена договоренность по ядерной программе Ирана, и цены стали падать в ожидании появления на рынке иранской нефти в начале 2016 г. Затем появились признаки резкого замедления экономики Китая – одного из двух крупнейших потребителей нефти в мире. В начале декабря страны ОПЕК на саммите решили и дальше добывать столько, сколько уже добывают (в ноябре – 31,7 млн баррелей в день при квоте в 30 млн). В результате последовавшего падения цена Brent на этой неделе опустилась до $35,98 – уровня июля 2004 г., WTI – до $33,98, удержавшись на минимумах кризисного февраля 2009 г.

С ног на голову

JPMorgan Chase снизил прогноз цены Brent на I квартал 2016 г. на $13 – до $35 за баррель, WTI – на $11,5 до $33,5 из-за более низкой оценки спроса и более высокой – предложения в США. Отмена эмбарго на экспорт поддерживает котировки WTI, а всю тяжесть обвала цен несет на себе Brent, и это сужает спред между марками, считают в банке.

Хотя компании разных стран сократили капиталовложения в разведку и разработку на сотни миллиардов долларов, все продолжают добывать столько нефти, сколько могут. В Саудовской Аравии, инициировавшей в 2014 г. борьбу за долю рынка, добыча в этом году близка к рекордной, рекорд за постсоветский период установила Россия (см. инфографику).

«Я не знаю никого, кто [год назад] предсказал бы увеличение производства в России в 2015 г., не говоря уже о росте до рекордных уровней», – говорит Эдвард Морс, директор отдела анализа мировых сырьевых рынков Citi (цитата по Bloomberg).

В будущем году рынок тоже могут ждать сюрпризы в сфере добычи, написали аналитики Goldman Sachs. Вкупе с необычно теплой зимой, способствующей росту запасов нефти, это приведет к тому, что превышение предложения над спросом, оцениваемое в 1,5 млн баррелей в день, сохранится до второго полугодия. Ребалансировка начнется лишь в IV квартале, считают аналитики Goldman, и может потребоваться снижение цен до $20, чтобы заставить производителей сократить достаточно мощностей.

Для этого, по оценке Морса и Клейнмана с коллегами, WTI может опуститься ниже $30, т. е. ниже уровня операционных денежных расходов. «Ситуация в наступающем квартале выглядит гораздо более «по-медвежьи», чем в завершающемся», – говорится в отчете Citi.

Санкции с Ирана могут быть сняты уже в январе, и его первая нефть поступит в Европу и Азию к марту. Во многих регионах мира хранилища почти заполнены (см. таблицу), свободного места на суше осталось, по оценке Citi, на 150–200 млн баррелей. В первом полугодии избыток нефти, считают в банке, составит около 1 млн баррелей в день (т. е. 180 млн) и могут возникнуть проблемы с ее распределением; запасы же могут расти до IV квартала. Тем не менее после слабого I квартала в Citi прогнозируют медленное улучшение ситуации в связи с сокращением добычи в странах, не входящих в ОПЕК; в банке ждут среднюю цену Brent в 2016 г. на уровне $51, WTI – $48 при высокой волатильности.

Аналитики Morgan Stanley также ожидают сокращения добычи в США и ее роста уже после 2017 г.; последнее вместе с возможностью экспортировать нефть из США (18 декабря было отменено 40-летнее эмбарго) будет сдерживать цены в более долгосрочной перспективе. Сейчас запасы нефти в США – около 490 млн баррелей, на 130 млн больше среднего уровня для этого времени года за последние пять лет. Растет импорт нефти в США, что частично объясняется наличием там свободных мощностей для ее хранения. Мировому рынку нужно будет сначала использовать свои избыточные запасы, а потом еще и 100–150 млн баррелей из США, прежде чем наступит нормализация, считают в Morgan Stanley.

Этот фактор не будет особо влиять в 2016 г., тем более что WTI, с 2010 г. торговавшаяся со значительным дисконтом к Brent, в последние дни стоит столько же, лишая американские компании стимула экспортировать нефть. Но по мере восстановления рынка он будет давить на цены в 2017–2018 гг., полагают в Morgan Stanley. Среднюю цену Brent в 2016 г. аналитики банка ждут на уровне $49 (с быстрым ростом в IV квартале), но отмечают понижательные риски: цена уже составляет $36, и выход на рынок дополнительных 400 000–600 000 баррелей в день из Ливии, где в декабре было заключено мирное соглашение, «вкупе с более чем 500 000 баррелей из Ирана и замедлением спроса может отложить ребалансировку рынка (не говоря уже о его восстановлении) на 2017 г.».

Есть два рыночных правила, напоминает в связи с падением нефтяных котировок Дэвид Фуллер, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money: «Средство от высоких цен – высокие цены» и «средство от низких цен – низкие цены». Однако второе не так надежно, как первое, указывает он, потому что «некоторые продукты или виды сырья могут выйти из употребления и потерять свою стоимость».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать