Экономика
Бесплатный
Марк Мэгниер
Статья опубликована в № 3990 от 11.01.2016 под заголовком: Трудный выбор Китая

Эпоха простых выборов для Китая закончилась

Долговое бремя, убыточные госкомпании, проблемные взаимоотношения с рынками мешают дальнейшему росту экономики

Китаю всего за несколько десятилетий удалось сделать прорыв в экономике и сократить численность живущего за чертой бедности населения на сотни миллионов человек. Но теперь огромные долги, убыточные госкомпании и неготовность считаться с рыночными силами могут помешать второй экономике мира войти в число развитых стран.

Пекину снова приходится бороться с падением местного фондового рынка, отражающимся и на мировых рынках, и связанные с этим риски растут, предупреждают экономисты. Без смены курса Китаю грозит период медленного экономического роста, ограниченной производительности труда и стагнации доходов населения – или «ловушка среднего дохода», считают они. «Эпоха легкого роста позади. Теперь все чаще приходится делать непростой выбор», – говорит профессор Калифорнийского университета в Сан-Диего Виктор Ши.

Некоторые экономисты не исключают сценария резкого падения темпов роста ВВП, увеличения уровня долга и безработицы, а также снижения курса юаня и уверенности потребителей. Но более вероятно, что Пекин продолжит попытки стимулировать экономику, вкладывая все больше денег в убыточные компании, ненужную инфраструктуру и обслуживание долга. Это лишит экономику высокоэффективных инвестиций и приведет к затяжному застою, аналогичному тому, что в последние десятилетия наблюдается в Японии. Также проблемы Китая замедлят мировой экономический рост и продлят период низких цен на сырье, от добычи которого зависят Бразилия и Россия. «Они не хотят прилагать усилий, но чем дольше ждут, тем труднее становится [что-то изменить]», – утверждает экономист Natixis Алисия Гарсия Эрреро.

Китайские лидеры знают о рисках. Во вторник премьер госсовета КНР Ли Кэцян призвал уделять больше внимания инновациям, чтобы создать новые источники экономического роста и оживить традиционные сектора, сообщает информагентство «Синьхуа». «Решающая» роль будет отведена рынку, будут созданы условия для перевода экономики в пользу потребителей и малого бизнеса, а не промышленного сектора, говорилось в экономическом плане, представленном в 2013 г. Но пока результаты разочаровывают, отмечают экономисты. Прогрессу мешают политические цели: председатель КНР Си Цзиньпин пообещал удвоить доходы населения с 2010 по 2020 г., накануне 100-летия Коммунистической партии Китая. Это означает, что рост ВВП должен достигать 6,5% в год. Но из-за ослабления мирового спроса и сокращения рабочей силы в Китае Пекину потребуется прибегать к стимулированию экономики за счет увеличения госрасходов в ущерб реформам. «Достижение таких целей – это очень дорого и неэффективно», – утверждает Ши. Пекин хочет сразу и роста ВВП, и высокого уровня стабильности, и частичных реформ, но не осознает необходимости идти на непростые компромиссы, продолжает он.

Один из них – выбор между экономическим ростом и борьбой с вредными выбросами. Власти позволили металлургическим и другим промышленным предприятиям северной провинции Хэбэй наращивать мощности для достижения целей на 2015 г., но из-за этого в декабре в Пекине из-за смога впервые был объявлен «красный» уровень опасности. Закрытие же предприятий приведет к росту безработицы, что тоже может вызвать волнения, говорит Ши.

Один из наиболее злободневных вопросов – будущее госкомпаний, доминирующих в тяжелой промышленности и стратегических секторах и обладающих большим политическим влиянием. Некоторые из них продолжают работать, несмотря на огромные долги, убытки и плохие бизнес-модели, – китайские чиновники даже прозвали их «компаниями-зомби». На долю госкомпаний приходится 80% банковских кредитов в стране, процентные ставки по ним на треть ниже, чем для частных компаний, и вдвое ниже, чем для иностранных, оценивает испанский банк BBVA.

Но решить эту проблему чрезвычайно сложно. По оценкам Societe Generale CIB, сокращение на 20% избыточных мощностей госкомпаний в таких секторах, как добыча угля и железной руды, может привести к появлению проблемных кредитов на 1 трлн юаней ($151,7 млрд, или 2% банковских кредитов в Китае) и сокращению 1,7 млн человек (0,3% городского трудоспособного населения). Число протестов рабочих в декабре уже достигло рекордного уровня на фоне замедления экономики.

Критическая задача – прекратить наращивать долг, считают некоторые экономисты. Хотя его уровень и не критичен по международным стандартам, но темпы роста вызывают тревогу. По оценкам Fitch Ratings, общий долг в Китае на конец 2014 г. составлял 242% ВВП, а годом ранее – 217%. Его обслуживание теперь обходится компаниям и домохозяйствам примерно в 20% ВВП, согласно Банку международных расчетов. Это соответствует уровню Южной Кореи, но выше, чем в США, Японии и Великобритании, отмечают аналитики Gavekal Dragonomics. Также из-за увеличения долга страну могут покинуть предприниматели, с которыми Китай связывает надежды на восстановление экономики.

Китай может извлечь большую выгоду, если решит многие экономические проблемы, связанные с низкой эффективностью инвестиций, говорит Эсвар Прасад, профессор экономики Корнелльского университета и бывший куратор китайского направления в МВФ. По его мнению, реформы и восстановление баланса в экономике совместимы с высоким ростом ВВП. В то же время рост, «построенный на зыбком фундаменте» быстрого увеличения кредитования, но без реформ и ребалансировки экономики, нежелателен и несет риски.

WSJ, 8.01.2016, Алексей Невельский