Центробанки развивающихся стран борются с оттоком капитала

Они избегают снижения процентных ставок и стараются наполнить финансовую систему ликвидностью

Центральные банки некоторых развивающихся стран занялись вливанием ликвидности в финансовую систему. При этом они стараются избегать снижения процентных ставок, которое в 2015 г. способствовало снижению курсов их валют к доллару на 20-30%. Девальвация спровоцировала быстрый отток капитала.

На прошлой неделе Резервный банк Индии оставил базовую процентную ставку на уровне 6,75% после того, как в 2015 г. снизил ее на 1,25 процентного пункта. Но при этом сейчас ЦБ предоставляет финансовой системе больше денег, чем в прошлом году, приобретая гособлигации и предоставляя банкам краткосрочные займы через сделки репо. Центробанк, по словам его председателя Рагурама Раджана, будет «использовать весь набор инструментов ликвидности», чтобы не допустить и мысли о ее нехватке.

Центробанки развивающихся стран все чаще избегают таких традиционных шагов, как снижение процентных ставок, которые могут сигнализировать о беспокойстве властей по поводу экономического роста, способствуя дополнительному оттоку капитала и ослаблению национальной валюты. «Центробанкам приходится балансировать: им необходимо сохранять денежную политику такой, чтобы стимулировать рост экономики, но при этом не подвергать валюты давлению», – говорит стратег Deutsche Bank Самир Гоэл.

Давление на центробанки вряд ли уменьшится. За последние два года нетто-отток капитала с развивающихся рынков превысил $846 млрд и может составить еще $450 млрд в 2016 г., по оценкам Института международных финансов (IIF). Для сравнения: в 2010-2014 гг. среднегодовой приток частного капитала в эти страны был равен $1,2 трлн. Но в 2015 г. был зафиксирован первый совокупный чистый отток с 1988 г. При этом у многих стран также снизились доходы от экспорта сырья и замедлился рост банковских депозитов.

Рост денежной массы (в широком определении) в развивающихся странах Азии и Латинской Америки за последний год замедлился на 3,8 п. п. и 3,4 п. п. соответственно, согласно Oxford Economics. Также на банковской системе начинает отражаться увеличение корпоративного долга. Особенно это касается Азии, где долг компаний нефинансового сектора с 2011 г. вырос со 100% до 125% ВВП и компаниям становится все сложнее выполнять долговые обязательства. На этом фоне в ряде стран выросли ставки на межбанковском рынке; может угрожать их и без того неустойчивой экономике, если банки поднимут ставки по потребительским и корпоративным кредитам.

В Малайзии, например, ставка по трехмесячным межбанковским кредитам поднялась до максимума за последний год. Из-за сильного оттока капитала и медленного роста депозитов на местных финансовых рынках становится все меньше ликвидности, отмечают аналитики. Кроме того, курс ринггита за последние два года снизился более чем на 20%, и в 2015 г. ЦБ страны приходилось часто использовать валютные резервы для поддержания его курса. Поэтому центробанку сложно опустить процентные ставки, не провоцируя дальнейшего ослабления национальной валюты. Вместо этого в феврале ЦБ в надежде стимулировать кредитование снизил с 4% до 3,5% ставку резервирования для коммерческих банков. В прошлом малазийский центробанк использовал этот инструмент только в тяжелые периоды, например во время мирового кризиса в начале 2009 г. и кризиса в Азии в конце 1990-х гг.

Власти реагируют на рост стоимости финансирования в банковском секторе по ситуации. «[Их решения] скорее реактивные, чем проактивные. Они видят отток капитала, поэтому и предпринимают эти действия, – утверждает экономист Barclays Рахул Баджория. – В этих [азиатских] странах очень мало возможностей для проведения денежной политики».

Народный банк Китая (НБК) тоже пытается уменьшить давление на свою финансовую систему, не вызывая у инвесторов еще большего беспокойства по поводу экономики и курса юаня. В январе он влил в нее самое большое количество ликвидности примерно за последние три года. Недавно НБК решил не использовать традиционный инструмент стимулирования кредитования, такой как снижение норм резервирования, из боязни, что это станет слишком сильным знаком смягчения денежной политики. Вместо этого за последние два месяца НБК выдал банкам краткосрочных и среднесрочных кредитов примерно на 1,8 трлн юаней ($274 млрд).

В конце января заместитель председателя Национального банка Венгрии Мартон Надь заявил, что центробанк, вероятно, не будет в ближайшие месяцы менять базовую процентную ставку, и так находящуюся на рекордно низком уровне 1,35%. По словам Надя, ЦБ скорее применит другие инструменты, включая регулирование ставок по кредитам банкам и принимаемым от них депозитам овернайт.

«В обычные времена снижение центробанками норм резервирования и проведение ими операций на открытом рынке расценивались как смягчение политики, – говорит Дэвид Хенсли, директор по глобальным экономическим исследованиям JPMorgan Chase. – Но в периоды стресса, как нынешний, подобные действия – лишь попытка сохранить статус-кво».

Перевел Алексей Невельский