Как работает тайная банковская сеть «Исламского государства»

Сотни пунктов денежных переводов в Ираке, Сирии, Турции и Иордании переправляют миллионы долларов на территорию террористов и обратно

Ни авиаудары возглавляемой США коалиции, ни финансовые санкции не помешали «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в России) осуществлять поставки всего необходимого на контролируемую им территорию и даже зарабатывать на валютных операциях. Это возможно благодаря финансистам, которые десятилетиями работали в Ираке, а в 2014 г. стали де-факто банкирами ИГ. Ежедневно они переводят миллионы долларов с контролируемой ИГ территории в соседние страны и обратно, несмотря на международные попытки отрезать террористов от мировой банковской системы. В одном только Ираке более 1600 пунктов, осуществляющих подобные операции, отмечает Дэниел Глейзер из министерства финансов США.

Абу Омар владеет такими пунктами в нескольких крупных городах на севере и в центре Ирака. Ранее он предлагал услуги по денежным переводам и торговому финансированию местным предпринимателям и купцам. Но когда террористы ИГ захватили контроль над регионом и предложили Омару сохранить бизнес, если он будет осуществлять переводы и для них, он решил не отказывать ИГ. «Я не задаю вопросов, - говорит он. - [Сотрудничество с] ИГ идет на пользу бизнесу». За переводы денег на территорию исламистов и обратно он берет комиссию в 10% – это вдвое выше обычных тарифов.

Бизнес на доверии

Владельцы пунктов денежных переводов представляют различные этнические группы и религиозные конфессии Ирака, но их работа основана на доверии. Схема выглядит следующим образом. Клиент заходит в пункт на территории ИГ, чтобы перевести или получить деньги. Управляющий звонит в соответствующий офис, который может находиться за сотни километров, чтобы согласовать транзакцию, и деньги немедленно выплачиваются. Затем взаиморасчет между пунктами происходит путем транспортировки наличных, часто через зоны боевых действий.

Для охраны этих денег «банкиры» нанимают бойцов-шиитов, воюющих с ИГ (об этом рассказали три человека, занимающихся денежными переводами). Иракские курды, которые тоже сражаются с ИГ, получают взятки за пропуск перевозчиков через линию фронта. И шииты, и командиры курдов получают за это от $1000 до $10 000, говорят владельцы пунктов. Кроме того, ИГ взимает 2%-ный налог за транспортировку денег по своей территории, но за это обеспечивает перевозчикам защиту, утверждают четверо человек из этого бизнеса.

Маршрутов минимум три. Первый начинается на узких улочках за Большим базаром Стамбула и проходит через Иракский Курдистан в Мосул, крупнейший иракский город под контролем ИГ. Второй соединяет столицу Иордании Амман с Багдадом и частями иракской провинции Анбар, контролируемыми террористами. Третий связывает город Газиантеп на юге Турции с сирийскими регионами около Ракки, административного центра ИГ.

Мошенничество или грабеж в этом бизнесе случаются очень редко. Владельцы пунктов денежных переводов знают, что за неуплаченные долги будут отвечать их семьи.

Борьба с денежными переводами

Турецкие и иорданские чиновники утверждают, что их правительства борются с ИГ и активно расследуют отмывание денег и финансирование террористов. Иракские чиновники говорят, что имеющие лицензию пункты денежных переводов играют важную роль в финансовом секторе страны, но те, кто нарушает закон или помогает террористам, должны быть наказаны.

Страны возглавляемой США коалиции пытаются уничтожить экономику и финансовые активы ИГ, оцениваемые в $300-700 млн. Для этого они наносят авиаудары по их нефтяным скважинам, а также по хранилищам в центре Мосула, где, по мнению Вашингтона, террористы прячут деньги. Власти США тесно взаимодействуют с регуляторами и спецслужбами Ирака и других стран, однако денежные переводы продолжаются.

Центробанк Ирака в декабре запретил 142 компаниям, занимающимся денежными переводами, участвовать в аукционах по покупке долларов США, заподозрив их в связях с ИГ. Но две из них (обе из Мосула) продолжают переводить деньги из Турции в иракские и сирийские города, контролируемые террористами, сообщили три клиента. Одна из них, Azva El Seyig, опровергла это, заявив, что совершать переводы на территории ИГ стало слишком сложно. Но в феврале иракцы и сирийцы активно пользовались услугами ее отделения в Стамбуле, и его сотрудник задавал им только один вопрос — не разыскивает ли ИГ получателя денег, так как это единственная транзакция, которую нельзя совершать.

Деньги текут, как вода

За последние полтора года появилось много пунктов, которые, видимо, хотят заработать на могуществе ИГ, говорят иракские беженцы и бизнесмены в Турции, Иордании и курдском городе Эрбиле. «Деньги текут, как вода», – утверждает торговец Кемаль, который с помощью компании Taha Cargo получает деньги с территории ИГ, а затем использует ее логистическую сеть для отправки товаров в обратном направлении. В Taha не ответили на запрос о комментарии.

Более половины розничных торговцев в Ираке полагаются на подобные компании, а не традиционные банки, утверждают банкиры. Закрытие этих сетей вызовет экономический шок в стране, поэтому властям Ирака приходится находить баланс между требованиями других государств и устойчивостью своей экономики. «Они двигают экономику Ирака. Без них мы не могли бы импортировать одежду и свежие овощи», – говорит Яхья аль-Кубаиси, аналитик Центра исследований Ирака в Иордании и бывший иракский политик.

До взятия Мосула и других иракских городов террористами в 2014 г. только банки и специальные агентства могли заниматься денежными переводами, хотя пункты долго нарушали эти правила. Но когда в распоряжении ИГ оказались сотни миллионов долларов в банковских ячейках, США и иракские власти немедленно постарались отрезать банковские отделения на этой территории от международной банковской сети. В результате денежные переводы стали совершать только специализирующиеся на них пункты. По словам владельца одного из них, в конце лета 2014 г. его офисы еженедельно совершали переводы на $500 000, а с приходом ИГ он повысил комиссию с 3-5% до 10%.

В 2015 г. экстремисты запретили пунктам совершать переводы за пределы их территории без квитанции о том, что клиент заплатил 10%-ный религиозный налог закят. Но даже помимо этого пункты помогают ИГ зарабатывать на валютном арбитраже. Они давно участвуют в проводимых дважды в месяц центробанком Ирака аукционах по покупке долларов США по официальному курсу, а затем перепродают их населению. За последний год разница между этими валютными курсами достигла 7 процентных пунктов. Так, во время первого аукциона в декабре 2015 г. они разместили заказы более чем на $20 млн. Учитывая разницу курсов на аукционе и территории ИГ, их прибыль могла превысить $330 000.

Прошлым летом Федеральная резервная система США временно прекратила поставку банкнот номиналом $100 в Багдад из-за опасений, что эти деньги попадают к террористам через пункты денежных переводов. Но в августе поставки возобновились, когда Ирак согласился ужесточить контроль за их деятельностью, а в декабре десятки компаний, подозреваемых в связях с ИГ, были исключены из аукционов. Но те, кто до сих пор в них участвуют, сомневаются в эффективности «черного списка». «У Ирака нет следователей или аудиторов, зато есть коррумпированные чиновники», – отмечает Абу Омар.

Перевел Алексей Невельский

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать