Экономика
Бесплатный
Ольга Кувшинова|Александра Прокопенко
Статья опубликована в № 4064 от 27.04.2016 под заголовком: Четыре кита новой экономики

Алексей Улюкаев представил план инвестиционного роста России

Для роста экономики нужно избавиться от иллюзии простых решений, считает министр экономического развития

В экономической политике нужно воздержаться от кажущихся простыми решений, призвал на коллегии Минэкономразвития министр Алексей Улюкаев. Например, от «цифровых фетишей» – достижения 4% инфляции или удержания дефицита в 3% ВВП, так же как и от идей простой раздачи денег путем эмиссии. Простые решения создают иллюзию, что стоит их выполнить – и все будет хорошо, но ни ужесточение бюджетной и монетарной политики, ни, напротив, денежная накачка экономики ее росту не помогут. В 2015 г. сальдированная прибыль компаний выросла на 53%, а инвестиции при этом упали, сравнил Улюкаев: «Вот, казалось, создана ситуация для начала экономического роста. Его нет». Поэтому нужны непростые решения – сложная и умная экономическая политика, считает министр: «Новая модель развития должна опираться на активную инвестиционную политику».

Такая политика «зиждется на четырех китах», перечислил Улюкаев. Это создание инвестиционного ресурса – условий для повышения дохода компаний за счет снижения их издержек, прежде всего путем ограничения тарифов монополий и снижения административных издержек бизнеса. Но ресурс должен трансформироваться в инвестиции, а не в отток капитала или рост краткосрочных активов; это возможно при обеспечении высокого уровня доверия между бизнесом и госорганами, улучшении бизнес-климата в целом. Кроме того, инвестиционную активность нужно стимулировать и через специальные инструменты господдержки, продолжил министр: проектное финансирование, государственно-частное партнерство, обеспечение доступа частного капитала к управлению коммунальной инфраструктурой. Наконец, четвертая составляющая новой инвестиционной модели роста – это формирование спроса на продукцию российских компаний: как внутреннего – за счет поддержки проектов импортозамещения, так и внешнего – за счет поддержки несырьевого экспорта.

«Не дождетесь»

Многие аналитики заблуждались, предсказывая России в 2015 г. глубокий спад, отметил Улюкаев: спад составил 3,7% – много, но не 5,5 или 6,8%, как ожидали Институт Гайдара и ВШЭ. Коллеги и в 2016 г. «продолжают упорствовать в своем заблуждении», ожидая спада на 1,5–2%, попенял министр: «Я хочу им сказать: не дождетесь!»

Необходимо активнее стимулировать инвестиции, согласился премьер Дмитрий Медведев, а также меняться самим. Вот в Минфине зал коллегий – с колоннами, консервативного дизайна, и это правильно – Минфин должен быть консервативным, «иначе без денег останемся совсем», заметил премьер. А дизайн зала коллегий в Минэкономразвития, напротив, современный, как кинозал, но только советский, сравнил премьер: «Здесь 3D не посмотришь, очевидно. Поэтому нам нужно меняться. Обращаюсь по этому поводу к сотрудникам министерства: все мы должны соответствовать велениям времени».

Все четыре принципа новой политики Минэкономразвития уже реализует, доложил Улюкаев. Так, совместная с РЖД работа по снижению издержек уже экономит десятки миллиардов рублей; перегруженность бизнеса плановыми проверками за два года снизилась на 20%. Для улучшения бизнес-климата развиваются новые дорожные карты – по упрощению подключения к газоснабжению, по экспортным и импортным процедурам. Малый и средний бизнес с помощью госгарантий получил более 50 млрд руб. кредитов, а с августа начнет получать 150 млрд руб. заказов от госкомпаний. Развитие торговли со странами ЕврАзЭС, Азии, Африки привело к росту несырьевого экспорта в 2015 г. на 6,1% в реальном выражении. «Шестипроцентная планка должна поддерживаться и в 2016 г., и в последующие годы», – объявил Улюкаев новый цифровой фетиш.

За рост экономики отвечает Мин­экономразвития, от него ждут долгосрочного плана и стратегии, но пока что сроки представления этих документов лишь переносились, замечает федеральный чиновник. «Нужна ответственная и сбалансированная экономическая политика, но сложно договориться, если министерства экономического блока плохо слышат друг друга», – сетует он. Зависимости между инфляцией и долгосрочным ростом нет, но именно низкая и устойчивая инфляция формирует условия для более высоких темпов экономического роста, возмущается тем, что министр «подменил понятия», другой федеральный чиновник. Ранее ЦБ и Минфин в отзыве на макропрогноз Минэкономразвития сообщали, что расхождение прогноза ведомства по инфляции с целью ЦБ снижает доверие к проводимой государством экономической политике в целом (по версии Минэкономразвития, инфляция снизится до 4% только в 2019 г., цель ЦБ – 4% в 2017 г.). Если не снижать дефицит бюджета – значит, заимствуя на рынке, сокращать ресурсы и возможности для частного сектора, отмечал председатель совета ЦСР Алексей Кудрин.

Программа структурных реформ должна основываться на расшивке узких мест – факторов торможения роста, их три: социальный, политический и экономический, перечислял ректор РАНХиГС Владимир Мау: «Я специально экономические [факторы] ставлю на последнее место. Мы уже лет восемь существуем в ситуации падения производительности экономических институтов, потому что основное находится в сфере социальной и политико-правовой».