Экономика
Бесплатный
Александра Прокопенко|Маргарита Папченкова
Статья опубликована в № 4073 от 13.05.2016 под заголовком: Дефицит бюджета в ином измерении

Чиновники спорят о размере дефицита бюджета

Риски не уложиться в 3% сохраняются

Перед заседанием президентского экономического совета – оно намечено на 25 мая – обострилась бюрократическая дискуссия: как считать дефицит бюджета и какой должна быть бюджетная политика. Сторонники бюджетного стимулирования экономики считают, что Минфин может и уложиться в указанный президентом лимит: дефицит бюджета – не более 3% ВВП. Их оппоненты доказывают, что дефицит может быть куда больше.

По данным Федерального казначейства, доходы бюджета в январе – апреле сократились на 14% (год к году) и составили 3,9 трлн руб. Дефицит бюджета за апрель вырос почти на 500 млрд и достиг 1,23 трлн руб. Если экстраполировать этот показатель на весь год, чистый дефицит бюджета составит около 4,4 трлн руб., или 5,2% ВВП, говорит федеральный чиновник. Это подтверждают и расчеты «Ведомостей».

Чтобы уложиться в президентский лимит, Минфину необходимо почти 2 трлн руб. Объявленное сокращение расходов на 10% (около 500 млрд руб.) и продажа 19,5% «Роснефти» (около 600 млрд) дают чуть более половины этой суммы.

Имеет значение структурный среднесрочный дефицит, а не дефицит бюджета конкретного 2016 года, объясняет ситуацию чиновник финансово-экономического блока: «Нельзя ограничивать рассуждения исключительно одним годом: любой грамотный экономист понимает, как важен показатель среднесрочного структурного дефицита, очищенного от разовых доходов и расходов». В 3% дефицита 2016 г. учтены разовые доходы бюджета – все та же продажа пакета «Роснефти», прибыль ЦБ, обратный трансфер из Фонда медицинского страхования (ФФОМС), но приватизация «Роснефти» может не принести ожидаемых 600 млрд руб., доходы ЦБ уменьшаются из-за профицита ликвидности, а поступления из ФФОМСа год от года сокращаются.

Средняя с начала года цена барреля нефти марки Urals составила $34,89. Как ожидается, бюджет 2016 г. будет переверстан исходя из цены барреля нефти в $40. При такой среднегодовой цене дефицит составит 3,4% – с учетом 10%-ного сокращения расходов, продажи «Роснефти» и выплаты госкомпаниями 50%-ных дивидендов, оценивала ситуацию замминистра финансов Татьяна Нестеренко. Без учета «Роснефти», но с 10%-ным сокращением дефицит будет около 4% ВВП, полагает федеральный чиновник. «Учитывая, что после отзыва лимитов по расходам на 10% фактически действует бюджет из расчета $40 за баррель (а не $50, как в бюджете) и цены на нефть сейчас растут, есть вероятность, что уложимся в 3% дефицита», – спорит с ним высокопоставленный чиновник. По его словам, 3%-ный президентский лимит, может, и не догма, но пока пересматривать дефицит не стоит: «Это счетная вещь». Общие доходы бюджета опасения не вызывают, говорит высокопоставленный чиновник, беспокоит приватизация «Роснефти» и доходы от дивидендов: если недополучим, быть проблемам.

За счет изменения методики расчета номинальный ВВП увеличивается до 84,3 трлн руб. (такое значение и учтено в макропрогнозе), а тогда и рассчитанный исходя из нового числа дефицит составляет всего 2,8% ВВП (сокращение составит 165,2 млрд руб.). Сумма кардинально ситуацию не меняет, в законе о бюджете заложена цена на нефть в $50 за баррель, не имеющая отношения к действительности, говорит «Ведомостям» высокопоставленный чиновник: «Но это показывает, что ситуация не такова, какой ее рисует Минфин».

Отзыв лимитов не тождествен сокращению расходов, спорит Владимир Назаров из Научно-исследовательского финансового института: «Если сокращение реально будет, тогда, может, и удастся вписаться в 3%-ный дефицит, хотя и это сомнительно».

По февральским подсчетам Morgan Stanley, дефицит бюджета при среднегодовой цене барреля нефти в $35 будет 5,1% ВВП, а с учетом мер по сокращению расходов и возможного повышения доходов – 4,2%. Чтобы закрыть дополнительную дыру, можно нарастить внутренние займы на 100 млрд руб., потратить дополнительно 500 млрд руб. из резервного фонда, а приватизация даст еще 300 млрд руб.

Если брать среднегодовую цену, которая складывается сейчас ($38–39 за баррель), то дефицит будет в районе 3,5%, но она может быть выше – до $45 за баррель, и тогда дефицит будет в районе 3%, подсчитал старший экономист БКС Владимир Тихомиров, – с учетом сокращения лимитов, продажи «Роснефти» и жесткого подхода к получению дивидендов. Плюс при более высокой цене на нефть активизируется экономическая активность, это отразится и на налогах. Кроме того, после выборов правительство может корректировать расходы IV квартала, сократить какие-то субсидии – это также даст эффект, заключает Тихомиров.

При цене барреля нефти в $40 даже с учетом новой методики расчета ВВП дефицит может составить 3,6 трлн руб., или 4,3% ВВП без секвестра, подсчитала Александра Суслина из Экономической экспертной группы: «Даже если сокращение расходов будет, до планки в 3% еще плясать и плясать».

В преддверии заседания президиума экономического совета, на котором будет поставлен вопрос, как добиться 4%-ного роста ВВП, Минфин и Центр стратегических разработок, вероятно, будут говорить о сложной ситуации с бюджетом, считает Тихомиров, взамен бюджетного стимулирования экономики Минфин будет предлагать консолидацию и улучшение инвестиционного климата. Их можно понять: начался бюджетный процесс, надо отбить лоббистов, чтобы никто не рассчитывал на позитивный сценарий, предупреждает он, это касается и предвыборных пожеланий, и желания госкомпаний снизить дивиденды.

Читать ещё
Preloader more