Экономика
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 4114 от 12.07.2016 под заголовком: Не пришел и не ушел

Отток капитала почти иссяк

Компании расплатились с короткими долгами

По данным ЦБ, профицит текущего счета за первое полугодие сократился втрое до $15,9 млрд по сравнению с тем же периодом прошлого года, в том числе во II квартале – почти впятеро до $3,4 млрд. Основные причины сжатия текущего счета – двукратное сокращение притока экспортной выручки, прежде всего из-за спада цен на нефть (баррель Urals в январе – июне 2016 г. стоил $37,9, на треть дешевле, чем в тот же период 2015 г.), при более медленном снижении импорта, особенно во II квартале (на 9,5% за полугодие, во II квартале – всего на 4,6%).

Замедление сокращения импорта обусловлено пополнением импортерами запасов в условиях стабилизации курса, говорит Наталия Орлова из Альфа-банка. В I квартале ВВП был поддержан восстановлением запасов, процесс мог продолжиться и во II квартале, но не потому, что компании позитивно оценивают перспективы спроса, а потому, что слишком негативно оценивали их ранее, – в таком случае восстановление импорта будет временным, полагает она.

Сырьевая доля

Падение экспортной выручки от продажи сырья (на 63% за первое полугодие) не удается компенсировать несырьевым экспортом (все, кроме нефти, газа, нефтепродуктов), хотя темпы его спада меньше на 18,5%, за счет чего доля сырья в экспорте снизилась с 60 до 54%.

Во II квартале на сокращение сальдо текущего счета также повлияли более высокие, чем кварталом ранее, выплаты инвестиционного дохода корпоративным сектором. На II и IV кварталы традиционно приходится всплеск внешних выплат по долгу, отмечает Владимир Тихомиров из БКС, выплаты процентов учитываются как раз в текущем счете.

Напротив, резкое сокращение оттока капитала говорит о том, что выплаты тела внешнего долга фактически прекратились, заключает Орлова. Отток капитала во II квартале уменьшился до символических $2,4 млрд, за первое полугодие составил $10,5 млрд – меньше было только в первом полугодии 2010 г., когда во II квартале наблюдался чистый приток капитала: это был пик посткризисного отскока, помнит Тихомиров. ЦБ сокращение оттока также объясняет резким сокращением интенсивности выплат внешнего долга.

Короткие кредиты, которые обычно рефинансировались, из-за санкций за 2014–2015 гг. были либо погашены, либо замещены внутренним долгом, тогда как к погашению более длительных внешних займов компании еще не подошли, говорит Орлова. Замещением внешних займов внутренними был вызван спрос на кредиты в предыдущие два года, тогда как сейчас резкое сокращение выплат внешнего долга сочетается с отсутствием роста внутреннего кредитования, отмечает она: навес краткосрочного долга ушел, а спрос на кредит, связанный с хозяйственной деятельностью, еще не возник.

Возобновление притока прямых инвестиций, пусть и в маргинальном масштабе ($6,5 млрд за II квартал и полугодие), – позитивная новость, оценивает Тихомиров. В основном это реинвестированные доходы, считает Сергей Пухов из Центра развития ВШЭ: «И $5–6 млрд инвестиций в квартал – это, можно сказать, отсутствие инвестиций». Хорошо, что сократился отток, рассуждает он, но даже если капитал не уходит из страны – в то же время он в нее и не приходит, не приходят технологии. Причины понятны: санкции и стагнация, заключает Пухов. Масштабное сокращение притока валюты из-за падения экспортной выручки при иссякании резервных фондов грозит жесткой реструктуризацией бюджета, стагнацией внутренних инвестиций и прочими неприятностями для экономики, отмечает Валерий Миронов из Центра развития ВШЭ.

Читать ещё
Preloader more