Экономика
Бесплатный
Ольга Кувшинова| Александра Прокопенко|Екатерина Мереминская
Статья опубликована в № 4116 от 14.07.2016 под заголовком: Бюджетное меню МВФ

МВФ: Потенциал консолидации федерального бюджета – почти 12% ВВП за три года

За пять лет номинальные доходы выросли всего на 10%, а расходы – на 60%

Экономические перспективы России за год ухудшились, отмечает МВФ в отчете. После спада в 2015 г. ВВП в этом году снизится еще на 1,2%, прежде чем возобновить рост в 2017 г. Однако частное потребление и инвестиции скорее всего останутся низкими в среднесрочной перспективе из-за замедления кредитования и жесткой бюджетной политики. И в силу неблагоприятной демографии, если не провести структурных реформ по повышению производительности труда, потенциальный рост экономики застынет на уровне 1,5%. Российские власти в целом согласны с такими оценками и много говорят о необходимости реформ, однако на перспективы экономики смотрят оптимистичнее, докладывает МВФ.

Ухудшение экономической ситуации требует консолидации бюджета, считает МВФ. Дефицит бюджета по итогам 2016 г. составит 3,2% ВВП, несмотря на предпринятые правительством меры по сокращению бюджетных лимитов, замораживанию зарплат в бюджетном секторе и сокращенной индексации пенсий, посчитал МВФ. Намерение властей достичь сбалансированного бюджета к 2020 г. потребует фискальных мер в размере 4% ВВП и столь амбициозная цель вполне разумна, поддерживает МВФ: она позволит приспособиться к низкой цене нефти, в том числе сократить ненефтегазовый дефицит до приемлемого уровня (он меняется в зависимости от цены нефти и сейчас оценен в 4,1% ВВП).

Однако возможности бюджетной консолидации выше, считает МВФ, если не ограничивать ее стрижкой расходов на одинаковую для всех величину, что сокращает их продуктивность, и уделить больше внимания качеству самих трат.

По оценкам МВФ, потенциал бюджетной консолидации в перспективе трех лет может составить почти 12% ВВП, примерно треть которых (4,2% ВВП) – увеличение доходов и около двух третей (7,6%) – сокращение расходов. По расчетам МВФ, сокращение налоговых льгот может повысить доходы на 2% ВВП, повышение акцизов – на 0,7% ВВП, улучшение администрирования НДС, таможенных пошлин, социальных взносов – еще на 1,2% ВВП, повышение собираемости НДФЛ – на 0,3% ВВП.

В оптимизации расходной части максимальный эффект дают социальные реформы: они обеспечивают три четверти потенциально возможного сокращения расходов. Повышение пенсионного возраста экономит 2–3% ВВП, введение адресности социальной помощи – еще 2% ВВП, ограничение раннего выхода на пенсию – 0,7% ВВП. Сокращение субсидий и повышение рентабельности капитальных вложений сэкономит еще 1,5 и 0,4% ВВП соответственно. Пенсионная реформа имеет существенное значение для консолидации, подчеркивает МВФ. Повышение пенсионного возраста несет дополнительную выгоду экономике, в которой сокращается трудоспособное население.

Это меню возможных мер, уточняет МВФ. Консолидация должна сопровождаться усилением финансового надзора, контроля за госпредприятиями, снижением неопределенности бюджетной и налоговой политики путем восстановления трехлетнего планирования и бюджетного правила, советует он.

Администрирование НДС показало высокие результаты в 2015 г., в этом году в июне сборы акцизов на крепкий алкоголь выросли на 70%, таможня и соцвзносы – в задачах на ближайшую трехлетку, комментирует замминистра финансов Максим Орешкин.

Такие масштабные сокращения расходов неприемлемы, это может серьезно сократить экономический рост, говорит ведущий эксперт ЦМАКПа Елена Пенухина. Повышение пенсионного возраста на полгода за год действительно может сэкономить до 2,6% ВВП расходов, но за более длинный срок – 2019–2025 гг., добавляет Пенухина. Предложенное МВФ сокращение расходов – это очень радикально, тогда Россия по уровню расходов окажется в числе стран, где нет развитых социальных гарантий, говорит Наталья Акиндинова из Центра развития ВШЭ, даже сокращение на 3–4% ВВП будет большим потрясением. Консолидация нужна, и в социальных расходах есть потенциал для сокращения, но это не означает, что сокращать нужно только их, убеждена Акиндинова, неэффективные траты есть в инвестпроектах, расходах на силовой блок, госуправлении, тогда как расходы на здравоохранение и образование, напротив, нуждаются в увеличении. Любая быстрая консолидация не только невозможна, но и вредна, она должна быть плавной и продуманной, поддерживает экспертов федеральный чиновник: «К таким вопросам надо подходить взвешенно». А об оборонных расходах, которые росли быстрее всего, МВФ ничего не говорит, отмечает он.

За январь – июнь 2016 г. доходы федерального бюджета опустились в номинальном выражении на уровень пятилетней давности, составив 5,9 трлн руб.: на 11,4% ниже, чем за тот же период 2015 г., и почти на 18% ниже, чем в первом полугодии 2014 г. (см. графики). В сравнении с 2011 г. номинальный рост доходов составил 10%, тогда как номинальные расходы выросли почти на 60%. Рост обусловлен прежде всего повышением расходов на оборону: ее доля в структуре расходов бюджета за пять лет возросла на 5,7 п. п. при сокращении на 6,1 п. п. совокупной доли образования, здравоохранения, культуры, ЖКХ и социальной политики (см. график). На первом заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам, который возглавляет президент Владимир Путин, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин предложил вернуться к идее бюджетного маневра: повысить расходы суммарно на 1% ВВП на здравоохранение, образование и инфраструктуру за счет сокращения финансирования других направлений, такой маневр позволит экономике выйти на темп роста 4%. Похожий маневр был предложен в начале 2012 г. в Стратегии-2020, подготовленной экспертами к третьему президентскому сроку Путина, однако был реализован с точностью до наоборот.

Уже в бюджете 2017 г. нужно переориентировать расходы с учетом приоритетов, которые реально нужны стране и населению, считает председатель Счетной палаты Татьяна Голикова, последовательно выступающая против стрижки расходов и призывающая пересмотреть их внутреннюю структуру. «В отсутствие денег возрастает запрос на справедливость, и мы должны предъявить обществу вот это справедливое распределение тех ресурсов, которые хоть и ограничены, но в государстве сегодня имеются», – заявила Голикова. Например, на создание информационных систем для федеральных министерств тратятся понятные 103 млрд руб. и еще непонятные скрытые 90 млрд руб., указала она резервы. По итогам 2015 г. Счетная палата обнаружила более 0,5 трлн руб. неэффективно потраченных средств.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать