Статья опубликована в № 4130 от 03.08.2016 под заголовком: Резервы ждут

Бюджету пока не нужны деньги из резервного фонда

Минфин уже два месяца не берет средства для покрытия дефицита, но это временная передышка

В июле Минфин снова не тратил валюту из резервного фонда для финансирования дефицита, следует из его статистики. С начала года Минфин дважды брал деньги из резервного фонда, чтобы покрыть недостаток доходов, – по 390 млрд руб. в апреле и мае.

Второй месяц подряд федеральный бюджет исполняется практически с нулевым дефицитом, в первую очередь это связано с неравномерностью расходов в течение года, передал через пресс-службу замминистра финансов Максим Орешкин. А также с исполнением программы внутренних займов: только за июль чистое привлечение составило 68 млрд руб., а с начала года – 312 млрд, отмечает он.

В июне же помог рост ненефтегазовых доходов, в том числе благодаря сокращению суммы возмещенного НДС, рассказывал ранее Орешкин. Резервный фонд тратится по потребности, объяснял он, как только остаток на бюджетном счете снижается до определенного уровня.

Ужесточение контроля за расходами действительно поддерживает бюджет, отмечает Андрей Чернявский из Центра развития Высшей школы экономики. План выполнен за полугодие на 45,4% – на 2 п. п. ниже, чем годом ранее, пишет он в обзоре «Комментарии о государстве и бизнесе», в частности, нет массированного авансирования оборонного заказа, низкий процент расходов на экономику (по обороне план выполнен на 47,4%, по экономике – всего на 29,6%). Более жесткая бюджетная дисциплина позволяет Минфину быть более гибким в расходовании резервов, констатирует Чернявский.

На резервах могла сказаться и ситуация на валютном рынке: рубль укреплялся по отношению к доллару (в июне – на 4,23%, в прошлом месяце – на 1,82% к 18 июля; см. также врез), напоминает Чернявский: «Минфину невыгодно изымать валюту и покупать рубли. Крепкий рубль, возможно, и заставил Минфин выбрать такую выжидательную стратегию». Тогда Минфин должен был бы максимально продавать валюту в январе, но этого не было, спорит директор Научно-исследовательского финансового института при Минфине Владимир Назаров.

Заработать на президенте

Резервный фонд и ФНБ заработали на валютной переоценке – выросли на 104,2 млрд и 166,6 млрд руб. до 2,6 трлн и 4,8 трлн соответственно. 19 июля президент Владимир Путин предложил правительству подумать, что делать в связи с укреплением рубля. Рубль начинает переукрепляться, заявил 21 июля помощник президента Андрей Белоусов. После слов президента рубль подешевел в июле на 4,83%. Цены на нефть падали, но курс за ними не шел, комментарии президента восстановили эту корреляцию, говорит старший экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

За первое полугодие дефицит бюджета составил 4,3% ВВП. Доходы – 15,3% ВВП, что на 2,4 п. п. ниже, чем годом ранее (см. таблицу), подсчитал Чернявский. Нефтегазовые доходы в номинальном выражении на минимуме с 2010 г. (2,1 трлн руб.), отмечает он, по сравнению с планом бюджет недобрал около 900 млрд руб., ненефтегазовые расходы были примерно на уровне заявленного.

До конца года на фоне снижения нефтяных цен и увеличения темпов расходов дефицит вырастет и придется вновь прибегнуть к использованию резервного фонда, указывает Орешкин. Бюджетная ситуация не сильно ухудшалась и не сильно улучшилась, констатирует Назаров, к концу года фонд будет активно тратиться. Хотя есть шанс, что в резервном фонде что-то останется и на следующий год, оценивает Назаров, при лучшем сценарии – около 600 млрд руб. Чернявский считает, что если годовой план по ненефтегазовым доходам будет выполнен, а нефтегазовые во втором полугодии будут примерно такими же, как в первом, то резервный фонд закончится в этом году и придется даже использовать фонд национального благосостояния (ФНБ). Если Минфин хочет сохранить остатки фонда на 2017 г., может потребоваться более масштабный секвестр бюджета, чем запланированное сокращение расходов на 500 млрд руб., предупреждает Чернявский.