Экономика
Бесплатный
Елизавета Базанова
Статья опубликована в № 4137 от 12.08.2016 под заголовком: Минфин ограничил ФНС

Минфин запретил брать налоги с торговли еврооблигациями

Сейчас налоговики предъявляют претензии при покупке бумаг у иностранного брокера

Минфин напомнил налоговикам, что брать налог с торговли еврооблигациями нельзя. Такое письмо выпустил замминистра финансов Илья Трунин, курирующий налоговую политику. Он просит ФНС разместить его на сайте службы и довести до территориальных управлений и межрегиональных инспекций.

Ранее инспекторы заинтересовались сделками банков с евробондами, особенно их покупкой у иностранных брокеров. Налоговики называют накопленный купонный доход (НКД) процентом и по соглашениям об избежании двойного налогообложения (заключены с 82 странами) требуют от банков раскрыть, кто действительно распоряжается полученными деньгами. Тем, кто это не делает, доначисляют налог на прибыль – 20% от НКД. Такой подход налоговики применили как минимум два раза: в деле против Газпромбанка и «Ханты-Мансийского банка Открытие». В обоих делах Арбитражный суд Москвы поддержал налоговиков (см. врез).

Именной купон

В 2011–2012 гг. Газпромбанк покупал у компаний Tullet Prebon, Tradition London Clearing Ltd, Jefferies International Ltd еврооблигации. При проверке налоговики определили, что сумма накопленного купонного дохода выкупленных облигаций превышала 301 млн руб. Налог с этой суммы должны были выплатить продавцы ценных бумаг, но банк не предоставил налоговикам данные, резидентами каких стран были их контрагенты, а значит, налог должен заплатить сам Газпромбанк. «Ханты-Мансийский банк Открытие» не согласился с доначислением 22,6 млн руб. налогов и штрафов. В 2012 г. банк купил у кипрской Ronin Europe Ltd еврооблигации, сумма накопленного купонного дохода по ним составила 108,5 млн руб., говорится в материалах суда. По итогам проверки налоговики определили, что Ronin Europe не была эмитентом ценных бумаг, действовала в интересах третьих лиц и не могла распоряжаться полученным доходом. В таком случае налог на выплаченный НКД должен был заплатить сам банк, решил суд.

Облагаться должен только процентный доход от российских заемщиков, говорится в письме Трунина от 4 августа. В обоих делах заемщиком были технические SPV-компании, указывает партнер Taxology Алексей Артюх. SPV-компания – иностранный эмитент и с купонного дохода не должна платить налог в России, пишет Минфин. Это касается и НКД при покупке евробондов у иностранных компаний на вторичном рынке.

Иностранные ценные бумаги не могут облагаться налогом: в 2012 г. в Налоговый кодекс были внесены поправки, которые освободили российские компании от налога при выпуске еврооблигаций за рубежом через SPV-компании. Но ФНС широко трактует кодекс, говорит партнер EY Марина Белякова: налоговики считают, что фактически речь идет о процентах российского заемщика, хотя технически бумаги выпускает зарубежная SPV. Налоговики полагают, что раз за SPV стоят российские компании, значит, и налог с процентов нужно платить, говорит юрист, близкий к одному из банков-ответчиков. Фактически налоговики нашли проценты в другом месте – в цене, которую платят иностранцам российские покупатели таких евробондов, отмечает он.

Но письмо Минфина проблему не решит, считает Артюх. Вопрос разрешен в формальном ключе, согласна Белякова: в Налоговом кодексе нет универсального принципа, как определить источник дохода, некоторые типичные структуры не регламентированы. Поэтому спор и возник, замечает она. НКД сформирован за границей и сам доход – иностранный, рассуждает человек, близкий к одному из банков-ответчиков, а выплачивает его российский банк. Проблема в самом кодексе, согласен налоговый консультант крупной аудиторской компании. Вносить изменения в Налоговый кодекс Минфин не планирует, лаконичен его представитель, вопрос урегулирован действующим законом.

Минфин также не объяснил, считать ли НКД процентом, говорит Артюх. Налоговики ссылаются на ст. 280 Налогового кодекса: она определяет правила расчета дохода от продажи ценных бумаг. Суды подтвердили, что НКД – процент по евробондам, отмечает другой человек, близкий к одной из сторон конфликта, а значит, должна применяться концепция конечного бенефициара ОЭСР. Иностранные компании получили проценты, но не были фактическими собственниками дохода, применить соглашение об избежании двойного налогообложения нельзя, продолжает он, это мировая практика, которая применяется и российскими судами. Например, такие же выводы суды сделали и в делах против ПАО «МДМ банк», ООО «Олекминский рудник», ООО «Капитал», вспоминает собеседник «Ведомостей».

Но по Гражданскому кодексу проценты появляются, только когда есть долг, не согласен Артюх. Проценты начисляются по долгу эмитента перед держателем облигации, но на вторичном рынке нет должников и кредиторов, есть только продавцы и покупатели бумаг, объясняет он. И сами банки не определяли, кто реально получает доход, ведь они покупали еврооблигации, а не занимали деньги, говорит Артюх.

Письмо Минфина обязательно для налоговиков, говорит руководитель налоговой практики «Егоров, Афанасьев, Пугинский и партнеры» Сергей Калинин. Но отказаться от исков налоговики не обязаны, объясняет он: они не могут только предъявить такие же претензии другим банкам. Обратиться в Минфин с жалобой компания тоже не может, говорит Калинин. На практике налоговики не всегда следуют письмам Минфина и даже суды иногда не принимают их к рассмотрению, жалуется юрист крупной международной компании. Зато любая фирма строит свое налоговое планирование на их основании, рассказывает он. Представитель Минфина не ответил на вопрос, должны ли налоговики отказаться от претензий. Представитель ФНС отказался от комментариев. Представители Газпромбанка и «Ханты-Мансийского банка Открытие» не ответили на запросы.