Статья опубликована в № 4139 от 16.08.2016 под заголовком: Как остановить Сечина

Как остановить Сечина

Запретить «Роснефти» покупать «Башнефть» можно только специальным актом правительства, признает Минэкономразвития

Чтобы отстранить «Роснефть» и другие госкомпании от участия в приватизации «Башнефти», необходим специальный акт правительства, говорится в письме министра экономического развития Алексея Улюкаева премьер-министру Дмитрию Медведеву (текст есть у «Ведомостей»). О нем написало Reuters. Письмо было отправлено, подтвердили два чиновника финансово-экономического блока. Ответа пока нет, знает один из них.

Нет директивы – нет запрета

«А правительство выдало нам директиву, запрещающую участвовать в приватизации? Нет!» – так в понедельник ответил Сечин «Ведомостям» на вопрос, собирается ли компания после слов чиновников отзывать направленную в «ВТБ капитал» (агент по продаже «Башнефти») заявку.

Чиновники никак не могут решить, запретил ли президент Владимир Путин госкомпаниям участвовать в приватизации. На этом настаивает вице-премьер Аркадий Дворкович. Помощник президента и председатель совета директоров «Роснефти» Андрей Белоусов называл глупостью покупку одной госкомпании другой (закон о приватизации запрещает участвовать в ней компаниям, в капитале которых прямая доля государства превышает 25%. – «Ведомости»). Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин с ними не согласен: формально «Роснефть» не госкомпания, так как принадлежит правительству через «Роснефтегаз» (см. врез). Есть общая позиция, что «Роснефть» не должна участвовать в этой сделке и есть законные способы добиться этого, говорил на прошлой неделе чиновник Белого дома.

В письме в Минэкономразвития и правительство от 5 августа Сечин настаивал, что ограничение участия «Роснефти» в сделке может снизить ее инвестиционную привлекательность, а синергетический эффект от слияния оценил в 160 млрд руб. – «это позволит дороже продать саму «Роснефть». Правительство поручило проработать вопрос, что и сделало Минэкономразвития, говорит федеральный чиновник.

Улюкаев в письме не приводит аргументов против участия «Роснефти» в приватизации. Он указывает, что закон этого не запрещает, и излагает аргументы Сечина. Сделка проводится по решению правительства, а потому на нее не распространяется запрет госкомпаниям участвовать в приватизации, пишет Улюкаев. Нет такого ограничения и среди критериев отбора претендентов, которые агент правительства «ВТБ капитал» и Минэкономразвития направили в Белый дом. Нужен отдельный акт правительства, который введет дополнительный критерий и ограничит участие в сделке компаний, прямо или косвенно контролируемых государством, заключает Улюкаев.

Но это не единственный способ отстранить «Роснефть» от сделки. По уставу компании сделки дороже $1,5 млрд должен утвердить совет директоров, а рыночную стоимость продаваемого пакета «Башнефти» EY оценил в 306 млрд руб. ($4,7 млрд по курсу ЦБ). В совете директоров «Роснефти» пять человек из девяти голосуют по директиве правительства. У Росимущества есть все рычаги, чтобы не дать «Роснефти» участвовать в покупке «Башнефти», подчеркивает федеральный чиновник. Сделка должна быть вынесена на утверждение совета к моменту проведения торгов – для участия в них надо предоставить комплект документов, в том числе с одобрением сделки, поясняет партнер юрфирмы NSP Александр Некторов.

Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова не ответила на вопрос. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков был недоступен для журналистов. Представители Минэкономразвития, «Роснефти» и первого вице-премьера Игоря Шувалова (курирует приватизацию) отказались от комментариев.

Сериал продолжается, поскольку президент никак не поставит точку в споре, объясняет федеральный чиновник. О запрете президент публично не говорил, его слова передавали чиновники, рассуждает портфельный управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев, но у Сечина слишком большое влияние и без официального запрещающего документа он не остановится.

Идти до конца – это тактика Сечина, напоминает один из чиновников: в свое время он просил 1,5 трлн руб. из фонда национального благосостояния и бился до последнего, пока не получил деньги на проект верфи «Звезда» от «Роснефтегаза». Возможно, сейчас он добивается, чтобы не росли нефтяные налоги, или его настойчивость связана с приватизацией самой «Роснефти», продолжает собеседник «Ведомостей». Сечин не хочет, чтобы «Башнефть» досталась «Лукойлу», который также подал заявку на покупку акций «Башнефти», считает другой федеральный чиновник. Критерии «ВТБ капитала» таковы, что, если будет отстранена «Роснефть», реальным претендентом останется только «Лукойл», поясняет другой чиновник, есть еще ННК бывшего президента «Роснефти» Эдуарда Худайнатова, но ей может не хватить собственных средств, а занимать в госбанках президент прямо запретил. «Нужно, чтобы будущие инвесторы и приобретатели искали собственные ресурсы либо кредитные ресурсы, но не из государственных банков», – требовал Путин.

«Беспокойство «Роснефти» непонятно: «Лукойл», приобретя «Башнефть», не сможет обогнать «Роснефть» по добыче – возможно, по нефтепереработке, но что это даст? Увеличение доли не самоцель, и, если за это придется дорого заплатить, вопрос – окупятся ли эти инвестиции», – рассуждает Вахрамеев. А «Башнефть» стоит очень дорого, эта цена уже включает в себя премию за контроль, платить больше уже рискованно, считает аналитик.