Экономика
Бесплатный
Елизавета Базанова
Статья опубликована в № 4149 от 30.08.2016 под заголовком: Девальвация ставок

Девальвация не повод для пересмотра условий кредита

Верховный суд согласился с двукратным увеличением ставки банком «Авангард»

Верховный суд впервые рассмотрел спор, связанный с пересмотром условий договора из-за девальвации рубля в 2014–2015 гг. Спор касался двукратного повышения ставки по рублевому кредиту.

В июне 2014 г. банк «Авангард» выдал «Трансфин-М» кредит на 4 млрд руб. под 9,5% годовых. Спустя полгода курс доллара вырос с 33,6 до 67,8 руб., а ЦБ поднял ключевую ставку с 10,5 до 17%. Так же поступил и банк – он увеличил ставку до 21%, сославшись на условия договора, следует из материалов суда. По его условиям (описаны в приказе, опубликованном на сайте банка) при девальвации или ее реальной угрозе банк может пропорционально увеличить ставку по кредиту. В споре банк также ссылался на общую практику, говорится в решениях судов: в декабре 2014 г. средние ставки по кредитам московских банков выросли до 19,6%. «Трансфин-М» повышение ставки назвала нарушением баланса интересов и требовала объяснить, как именно банк высчитывал пропорцию и к каким валютам оценивал девальвацию рубля.

Компания с решением не согласилась и продолжила платить проценты по кредиту по прежней ставке, а к апрелю 2015 г. накопила долг почти в 86,2 млн руб. Но суды трех инстанций обязали компанию расплатиться с банком по новой ставке (во время апелляции была снижена до 18,5%). Курс рубля существенно снизился и банк мог поднять ставку, решили они. Точку в споре поставила судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда, отклонив жалобу «Трансфин-М». Причины решения неизвестны – пока оглашена только резолютивная часть.

Ставка ЦБ – не повод

Позиция ВС будет принципиальной для таких споров, считает Александр Овеснов из «МЭФ-аудита». В единичных случаях компаниям удавалось доказать, что у банков не было оснований повышать ставку. Например, Арбитражный суд Северо-Западного округа поддержал Фабрику мороженого «Престиж» в споре с «ВТБ 24», который увеличил ставку с 12,7 до 19%. По договору банк мог изменить ставку, но повышение ключевой ставки ЦБ – не повод для этого, решил суд, кроме того, через несколько месяцев ключевая ставка снизилась до 11%.

Представители «Авангарда» и «Трансфин-М» не ответили на запросы «Ведомостей».

Девальвация рубля все чаще становится поводом для споров, говорит советник адвокатского бюро А2 Фарид Бабаев. Компании ссылаются на нарушение баланса интереса, особенно при заключении валютных договоров, рассказывает партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич. Например, из-за изменения курса рубля пересмотреть условия договора аренды попробовал «Вымпелком». Компания указывала, что значительный рост платы, рассчитанной по текущему курсу доллара, приведет к неосновательному обогащению арендодателя «Тизприбор». На курсовые колебания ссылались и валютные заемщики. Например, в мае 2015 г. Пушкинский городской суд Московской области обязал «ВТБ 24» пересчитать ипотеку валютному заемщику по курсу не выше 24 руб./$ по уже произведенным платежам и зачислить сумму неосновательного обогащения в счет погашения оставшейся части долга. Апелляция это решение отменила.

До Верховного суда такой спор дошел впервые, говорит Бабаев. В апреле 2016 г. попытался оспорить повышение ставки индивидуальный предприниматель из Пензенской области, которому Сбербанк повысил ставку кредита с 11,3 до 14,3%, вспоминает управляющий партнер Heads Consulting Александр Базыкин, но тогда поводом стал рост ключевой ставки ЦБ. Чаще всего суды поддерживают кредиторов, рассказывает он: должнику нужно доказать, что у банка не было оснований повышать ставку. Но в большинстве договоров с компаниями банк оставляет за собой такое право, рассказывает юрист крупного банка.

Суды защищают свободу договора, объясняет партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Денис Архипов, иначе возникнет риск пересмотра любых договорных отношений, и не только в связи с валютными колебаниями. Вмешаться суду можно, только если страдает потребитель, согласен Панич. В редких случаях суд может вмешаться в сделку между монополистом и компанией, говорит Архипов, если слабая сторона не может настоять, например, на другой цене. Но при заключении договора компании должны принимать на себя все риски и четко оговаривать условия, например, когда и на сколько можно повысить ставку, считает Панич.

Читать ещё
Preloader more