Экономика
Бесплатный
Филипп Стеркин| Александра Прокопенко|Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 4150 от 31.08.2016 под заголовком: Дырявому бюджету нужны налоги повыше

Минфин думает о повышении подоходного налога и других основных налогов

Пока его идеи отвергнуты

Повышение налогов, мобилизация доходов и исчерпание суверенных фондов за три года – такой бюджетный прогноз подготовил Минфин к совещанию у первого зампреда правительства Игоря Шувалова в понедельник, рассказали семь федеральных чиновников.

Всего за 2017–2019 гг. Минфин хочет дополнительно собрать в бюджет почти 2,5 трлн руб., следует из материалов министерства, с которыми ознакомились «Ведомости» (см. таблицу на стр. 04).

Уже в следующем году можно получить дополнительно 670 млрд руб., подсчитал Минфин, а в 2019 г. – почти 1 трлн. Минфин предлагает собрать эти деньги с нефтяников, «Газпрома», табачников, ввести акциз на напитки с добавлением сахара и НДС на интернет-торговлю и взять больше дивидендов с госкомпаний.

Мобилизация нужна, чтобы снижать дефицит бюджета на 1 процентный пункт ежегодно – с 3,2% в 2017 г. до 1,2% ВВП в 2019 г. Сокращать расходы Минфин уже не может – принято решение зафиксировать их на все три года в размере 15,787 трлн руб. в год. А при планируемых доходах дыра за три года оказывается на 60% больше целевого дефицита – он возрастает еще на 3,5 трлн руб.

Мобилизационные предложения Минфина сокращают эту дыру до 1 трлн руб. И если в 2017 г. не хватает всего 40 млрд руб., то в 2019 г. – уже 649 млрд. Свободных денег (т. е. не вложенных в инвестиционные проекты, не размещенных в банках и ВЭБе) в суверенных фондах недостаточно. Вслед за резервным фондом в следующем году придется тратить фонд национального благосостояния, следует из расчетов Минфина, и в течение 2018 г. резервы практически исчерпываются.

Цена роста

Но у Минфина есть несколько идей, где можно поискать деньги. Это не предложения, как поднимать налоги, а идеи для обсуждения, подчеркивает федеральный чиновник. К примеру, повышение на 1 п. п. каждого из ключевых налогов – на прибыль, имущество организаций, НДС, НДФЛ и страховых взносов – принесет бюджету от 170 млрд до 324 млрд руб.

Оцениваются и более радикальные изменения. Так, прогрессивная шкала НДФЛ создаст риски ухода в тень и искажения ситуации на рынке труда, полагает Минфин. Альтернативное предложение – поднять единую ставку НДФЛ до 15–16% и ввести необлагаемый минимум.

Повышение налога на прибыль чревато увеличением нагрузки на капитал, снижением привлекательности инвестиций и туманной перспективой роста экономики. Негативно скажется на ней и повышение налога на имущество организаций.

Снова предлагается реформа страховых взносов: взимать их со всего зарплатного фонда полностью и по единой ставке. Сейчас работодатель платит в Пенсионный фонд 22% с зарплат до 796 000 руб. в год, а сверх этой суммы – дополнительные 10%. В фонд социального страхования перечисляется 2,9% с годовых заработков до 670 000 руб., в фонд медицинского страхования – 5,1% со всех зарплат без ограничений. Изменения обернутся ростом нагрузки, особенно на отрасли с высокими заработками, что приведет к выпадению налога на прибыль и НДФЛ, признает Минфин; возрастает нагрузка и на бюджет (платит взносы за работников бюджетного сектора). Существует риск ухода зарплат в тень, унификация базы для сбора взносов негативно повлияет на экономический рост.

В качестве компенсации на совещании предлагалось понизить общую ставку до 29% в 2018 г., а с 2019 г. – до 28%, рассказывают два чиновника. Унификация ставки до 29% без перестройки всей пенсионной системы – опасное решение, говорит один из них. Такие изменения приведут к росту нагрузки на секторы с наиболее квалифицированным трудом, критичен другой.

В качестве альтернативы Минфин предлагает маневр – снижение взносов в обмен на повышение НДС. Это так называемая фискальная девальвация, идея которой изложена в исследованиях Еврокомиссии, МВФ и ЕЦБ как способ стимулировать чистый экспорт в странах единого монетарного союза: снижение издержек на труд повышает конкурентоспособность экспортеров, которые не платят НДС, – нагрузка переносится на импортеров. Идея Минфина снизить страховые взносы до 20% с одновременным повышением НДС до 24% обсуждалась еще летом, напоминает федеральный чиновник.

Рост ставки НДС на 1 п. п. приносит дополнительные 220 млрд руб., подсчитал Минфин. Но фронтальное повышение НДС крайне инфляционно, а дополнительный 1 п. п. инфляции – это 120 млрд руб. дополнительных расходов бюджета (индексация социальных выплат). Альтернатива – отменить льготы и компенсировать их адресной социальной поддержкой малоимущих.

Поправки в законодательство, например, о страховых взносах предлагалось принять уже в 2016 г., чтобы они заработали в 2018 г., говорит один из собеседников «Ведомостей». Нужно быть готовыми к тому, что какие-то изменения вступят в силу с 1 июля 2018 г. или с января 2019 г., сказал «Ведомостям» федеральный чиновник.

Обсуждались на совещании и способы экономии – к примеру, не платить пенсии работающим пенсионерам, сообщили два чиновника. В прошлом году была идея отменить пенсии для тех, кто зарабатывает более 1 млн руб. в год. На сей раз речь шла о сумме либо до 500 000 руб. в год, либо до средней по стране зарплаты, а это 35 824 руб. в месяц в январе – июле 2016 г. Однако участники совещания обрушились на авторов предложения с критикой и даже упреками в человеконенавистничестве, пересказывают собеседники «Ведомостей».

Шансы невелики

Маловероятно, что будут повышены НДС и НДФЛ, рассуждает чиновник финансово-экономического блока, знакомый с идеями Минфина: надо учитывать не только бюджетную, но и социально-политическую ситуацию. Более вероятны прогрессивная шкала НДФЛ с 2019 г. и завершение налогового маневра в нефтяной отрасли, продолжает он.

Подоходный налог придется повышать – регионам остро нужны деньги, уверена Наталия Орлова из Альфа-банка, и самое простое для администрирования – поднять единую ставку, а не вводить прогрессивную шкалу. При прогрессивной шкале людям придется самостоятельно декларировать доходы, предупреждал председатель Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров (его интервью в понедельник опубликовало «РИА Новости»): пока ни люди, ни ФНС не готовы к этому; кроме того, подавляющее большинство богатых людей получают доходы в виде не зарплаты, а, например, дивидендов.

Ничего из предложенных мер пока даже обсуждать нельзя, категоричен один из чиновников: Шувалов и вице-премьер Аркадий Дворкович были очень недовольны, что Минфин вышел с такими непроработанными предложениями.

Предложения по НДФЛ стародавние, говорит чиновник финансово-экономического блока. По НДС и налогу на прибыль – тоже не новы, замечает другой чиновник: все это обсуждалось еще весной и тогда решили, что «любые подкрутки налогов вредны и несвоевременны». Поднимать такие темы сейчас нецелесообразно, резюмирует он. В обычаях Минфина материалы приносить непосредственно перед совещанием, рассказывают два федеральных чиновника, и обязательно собирать их после.

Минфин отправили досчитывать и думать, говорят три участника совещания. Дополнительные доходы призвали искать прежде всего в администрировании (Минфин рассчитывает собрать в 2017 г. 50 млрд, в 2018 г. – 70 млрд, в 2019 г. – 74 млрд) и, когда этот резерв будет исчерпан, выдвигать иные идеи, но точно не сейчас и точно не те, что предложенные, объясняет федеральный чиновник.

Рассматривались разные предложения, но ни одно из них принято не было, отмечает представитель Минфина. Работа над проектом бюджета не завершена, Минфин направит его в правительство только в конце сентября, продолжает он, говорить о каких-либо цифрах преждевременно, их пока нет в готовом виде. Материалы обоснования предложений Минфина в Минэкономразвития не поступали, говорит представитель Минэкономразвития.

В секретариате Шувалова и представитель Дворковича отказались от комментариев. Никаких решений по этим вопросам не принималось, эти предложения на совещании у премьера Дмитрия Медведева не обсуждались, говорит его пресс-секретарь Наталья Тимакова.

Нужно выбирать: или повышать доходы, или сокращать расходы, иронизирует руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, наименьшее зло – сокращение расходов, резервы для этого велики. После кризиса 1998 г. за два года на 10 п. п. сократили расходы и ничего страшного не произошло, вспоминает Гурвич.

Но сокращать расходы Минфин особенно не может, поскольку у бюджета большие социальные обязательства и оборонные расходы, уверена Орлова: можно оптимизировать, повышать эффективность, но это требует детальной работы. Если же и повышать налоговую нагрузку, то лучше на потребление – это тоже болезненно для экономики, но не так, как повышение налога на прибыль, заключает Гурвич.

Власть может отойти от обещаний не повышать налоги, считает Владимир Тихомиров из БКС: можно же сослаться на то, что резко изменились цены на нефть, ситуация в экономике и геополитике: «Нет ничего высеченного в камне». Если все налоги поднять, можно и бездефицитный бюджет сделать, иронична Орлова.

В подготовке статьи участвовали Маргарита Папченкова, Елизавета Базанова