Экономика
Бесплатный
Елизавета Базанова|Екатерина Мереминская
Статья опубликована в № 4194 от 01.11.2016 под заголовком: ФАС взялась за ум

ФАС хочет следить за оборотом запатентованных товаров

Инвестиции в технологии могут снизиться, отвечает бизнес

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) предлагает частично распространить антимонопольное регулирование на интеллектуальную собственность. Иммунитет для нее сохранится, но не будет касаться оборота товаров, произведенных с использованием исключительных прав, сообщил руководитель ФАС Игорь Артемьев.

Распространить антимонопольное регулирование на интеллектуальную собственность ФАС хотела еще в так называемом четвертом пакете поправок в закон о конкуренции (вступил в силу в 2016 г.). Но устранить иммунитет оказалось сложно – компании настаивали, что ухудшатся условия их работы и снизится отдача от инвестиций. В итоге в принятом законе отдельно указано, что владельцев исключительных прав нельзя обвинить в злоупотреблении доминирующим положением и создании картеля. Поправки вносились специально, чтобы успокоить рынок и подчеркнуть, что ФАС не будет изымать патенты (см. статью на стр. 05), объяснил Артемьев.

Но добиться своего ФАС смогла в судах. Суды начали трактовать норму иначе и выносить решения, по которым иммунитет не распространяется на обращение товаров, пояснил Артемьев. Споры дошли до Верховного суда (см. врез): в деле Teva он решил, что компания, занимая доминирующее положение на товарном рынке, не должна нарушать закон о конкуренции независимо от наличия патентных прав. С такой же проблемой столкнулся и Google: компания настаивала, что разработанные ею мобильные приложения – объект интеллектуальной собственности, а значит, к ней не может быть претензий. Но ФАС признала, что мобильные приложения, в том числе магазины, являются товарами, а их разработчик занимает доминирующее положение и злоупотребляет им. Google оспорил решение ФАС в суде, но проиграл в первой и второй инстанциях. В середине октября компания подала кассацию. Представители Google и Teva не ответили на запросы «Ведомостей».

Борьба за интеллект

В 2010 г. «Биотэк» и Teva заключили соглашение о купле-продаже, хранении, вторичной упаковке, продвижении, маркетинге и распространении препарата копаксон-тева. В 2013 г. Teva отказалась заключить с «Биотэком» такой же договор, обосновав это изменением структуры его поставок. ФАС предписала Teva предоставить контрагентам доступ к этому товару на недискриминационных условиях.

Окончательных формулировок законопроекта пока нет, признает замруководителя ФАС Сергей Пузыревский. Компании лишатся иммунитета, как только введут товары в оборот, объясняет Екатерина Леоненкова из «Яковлев и партнеры». И даже если в лицензионном соглашении компании договорятся, по какой цене продавать товар, то после запуска продаж цену будет определять рынок, говорит она. Но некоторые ограничения в соглашениях будут действовать и после выпуска товара в обращение, например касающиеся условий его производства, отмечает партнер антимонопольной практики GBLP Николай Вознесенский. Или роялти, выплачиваемого по соглашению, продолжает советник Capital Legal Services Ирина Акимова. А вот если стороны соглашения договорятся о какой-то эксклюзивности, например работать только друг с другом, ФАС сможет предъявить претензии, отмечает она.

Полная отмена иммунитета действительно могла нанести ущерб правообладателям, говорит Вознесенский, но решение ФАС пока кажется шагом в правильную сторону. Нужны четкие критерии, предупреждает партнер Baker & McKenzie Денис Хабаров, цена товара может быть высокой, но и стоимость патентных прав включает в себя годы разработок и огромные инвестиции в исследования. Инициатива ФАС может лишить такие вложения смысла, говорит он.

Бизнес идею не поддерживает. Лучший способ защитить интеллектуальную собственность – обеспечить стабильность действующего закона, говорит член бюро РСПП. И не распространять его на интеллектуальные права, согласна президент Объединения корпоративных юристов Александра Нестеренко. Особенно сложно будет продвигать на рынок дорогие инновационные продукты из-за рисков антимонопольного преследования, предупреждает член бюро РСПП. ФАС хочет получить контроль над сферой интеллектуальной собственности, считает главный юрист по интеллектуальной собственности УК «Роснано» Виталий Калятин, но это всегда монополия по своей природе. Лицензионные соглашения заключаются с правообладателем именно для получения исключительных прав на технологию, согласен сотрудник высокотехнологичной компании. Правильнее не вмешиваться в регулирование конкретных договоров и отношения сторон, а штрафовать монополистов за конкретные действия, считает Калятин.

Выбор редактора