Статья опубликована в № 4200 от 10.11.2016 под заголовком: Перераспределение в пользу бедности

Консолидация бюджета пагубно отразилась на доходах наименее обеспеченных россиян

Как в России работает перераспределение

Рост доходов населения все больше зависит от бюджетных трансфертов, а не трудовых доходов, фиксирует Всемирный банк (ВБ). Госрасходы сыграли значительную роль в сокращении бедности в последние годы, эффективно перераспределяя доходы, оценили эксперты ВБ. Это перераспределение сокращает неравенство доходов почти в 1,4 раза – это больше, чем в США, но меньше, чем в Евросоюзе.

Из-за необходимости сокращения расходов бюджета его возможности по социальной поддержке ограничены, что может нивелировать усилия по достигнутому росту доходов. Поддержать их уровень и сократить неравенство можно за счет повышения доли прямых налогов и введения прогрессивной шкалы, полагают эксперты ВБ: сейчас в России налоговая система в отличие от госрасходов снижению неравенства не способствует.

За восемь лет доля трансфертов в доходах населения возросла с 13,5% в I квартале 2008 г. до 18,8% в I квартале 2016 г. Прежде всего – за счет повышения пенсий в 2009–2010 гг. Доля трудовых доходов за это время упала с 68,7 до 65,3%, от предпринимательства – с 10,2 до 7,4%.

Текущий же кризис ударил по наименее обеспеченным. За январь – август зарплаты в реальном выражении сократились на 0,3%, а пенсии – на 3,7% из-за бюджетных проблем. Из-за рецессии доходы от самостоятельной занятости, малого бизнеса, неформальных видов деятельности, которые наиболее важны для наименее обеспеченных, просели на 6%. Несмотря на снижение доходов, уровень бедности немного снизился (на 0,5%, или с 21,7 млн до 21,4 млн человек во II квартале 2016 г. в сравнении с тем же периодом 2015 г.). Но есть нюанс: это произошло из-за трехкратного замедления роста цен на продовольствие, оно доминирует в потреблении наименее обеспеченных. По мере того как инфляционный всплеск предыдущих двух лет сойдет на нет, сократится и влияние торможения роста цен на сокращение бедности.

Исходя из прогноза Минэкономразвития в 2019 г. бедных (с доходами ниже прожиточного минимума) будет на 1,4 млн человек больше, чем в 2015 г. Пенсионная система защищает самых бедных, гарантируя пенсию не ниже прожиточного минимума; сильнее всего, по оценкам ВБ, пострадали пенсионеры, относящиеся к 40% населения с доходами ниже медианного уровня, но не к 10% самых бедных. Реальные пенсии за 2017–2019 гг. сократятся еще на 2,9%.

Пенсии снижаются, несмотря на то что на них и на прямые трансферты расходуется 12,2% ВВП. Это в 1,6 раза больше, чем на образование и здравоохранение, вместе взятые: уровень финансирования этих сфер намного ниже, чем в ОЭСР.

Перераспределение происходит прежде всего за счет пенсий, а не социальных услуг: за счет налогов и трансфертов неравенство рыночных доходов снижается с 0,48 (0 – абсолютное равенство, 1 – абсолютное неравенство) до 0,33, за счет нефинансовых услуг в образовании и здравоохранении – до 0,3.

С точки зрения сокращения неравенства налоговая система в России намного менее эффективна, чем госрасходы, пишет ВБ. Косвенные налоги (НДС, акцизы) регрессивны и ведут к некоторому росту неравенства, влияние прямых налогов из-за плоской шкалы нейтрально, страховых взносов – умеренно позитивно (их уплачивают в основном работники формального сектора, где заработки выше, чем в неформальном).

С учетом всех выплат и трансфертов 60% населения – чистые бенефициары системы налогов и социальных платежей. 40% более обеспеченных граждан – это чистые плательщики взносов в систему, подсчитал ВБ (см. график). Налоговая нагрузка (с учетом страховых взносов) на доходы этих групп населения достигает 40%. В то же время население со средним уровнем доходов в ходе текущего кризиса пострадало сильнее самых бедных: его доходы упали почти на 10%.

Снизить неравенство и при этом повысить доходы бюджета может переход от регрессивных косвенных налогов к прямым и прогрессивным. Еще один резерв – в пенсионной системе: выгоды можно получить за счет сокращения возможностей досрочного выхода на пенсию, в среднесрочной перспективе – повышения пенсионного возраста, отмены льгот.

ВБ не призывает перейти на прогрессивную ставку НДФЛ, подчеркивает главный экономист ВБ по России Апурва Санги. Россия – не единственная страна с плоской шкалой прямого налога на доходы и иногда переход к прогрессивной шкале позволяет снизить неравенство, но, с другой стороны, может упасть собираемость этого налога и увеличиться неформальный сектор, отмечает он. «Мы не предлагаем – мы просто говорим, что с точки зрения снижения неравенства прогрессивный НДФЛ лучше, но я не убежден, что это было бы правильным решением», – осторожен Санги. Нужно учитывать и среднедоходные группы, выплачивающие максимум и не получающие адекватных прав, добавил он.

«Это что-то новое, – удивляется предложению Александра Суслина из Экономической экспертной группы. – Есть, наверное, уже миллион исследований, доказавших, что прямые и прогрессивные налоги наиболее вредны для экономического роста, а вот косвенные – наименее». Снизить неравенство таким способом, конечно, можно, рассуждает она, но ценой долгосрочного развития.

Если уж ставить вопрос о налогах, то повышать их стоит исключительно для инвестиций в медицину и образование – без сфер, формирующих человеческий капитал, нет опоры для экономического роста, считает Лилия Овчарова из ВШЭ. И повышение должно касаться 10% самых обеспеченных – «платящий за все» средний класс надо оставить в покое, убеждена она.