Статья опубликована в № 4231 от 23.12.2016 под заголовком: Налог на банкротство

Риски для бизнеса при банкротствах выросли

Верховный суд разрешил налоговикам пользоваться новыми инструментами в борьбе за долги

В последнее время налоговики стали вести себя при банкротствах агрессивнее, рассказывали «Ведомостям» юристы и консультанты компаний. Теперь позиции налоговиков при банкротстве могут еще усилиться, предупреждает руководитель практики банкротств «Пепеляев групп» Юлия Литовцева. Разъяснения Высшего арбитражного суда от 2006 г. об участии налоговиков в делах о банкротстве утратили актуальность: в среду опубликован новый обзор судебной практики Верховного суда. Кроме технических разъяснений, например об особенностях рассмотрения требований ФНС по срокам, периодам и размерам платежей, в обзоре есть и знаковые позиции суда, говорит федеральный чиновник.

Компаниям станет сложнее избегать проверок налоговиков при банкротстве. Например, за счет процедуры ускоренного банкротства, говорит замруководителя ФНС Сергей Аракелов. На предъявление требований у кредиторов есть два месяца, объясняет арбитражный управляющий Евгений Семченко. Но к окончанию проверки реестр требований может быть вообще закрыт, отмечает чиновник, или закончится конкурсное производство и предъявлять претензии будет некому.

Верховный суд разрешает налоговикам заявить требования по налогам после окончания проверки и не считать их просроченными. Подать заявление в срок налоговики могут не всегда, например, если компания мешает проверке, сказано в обзоре. Но кредиторам будет сложно оценить сумму долга даже после закрытия реестра, предупреждает Семченко, недоимка по насчитанным при проверке налогам может появиться в любой момент.

Сначала налоги

Верховный суд также подтвердил, что не выплачивать налоги с доходов от производства, называя эксплуатационными платежами все, что связано с ведением бизнеса во время банкротства, нельзя. Прецедентное дело по спорам сразу двух компаний – ОАО «СКБТ» и ООО «Неманский ЦБК» Верховный суд рассматривал в сентябре. Обе компании были признаны банкротами, но кредиторы решили, что они должны продолжить работу. За четыре года работы компании во время конкурсного производства арбитражный управляющий СКБТ потратил 274 млн руб. – в 3 раза больше налогового долга, а управляющий Неманского ЦБК – за семь лет 2 млрд руб. при налоговой задолженности в 548,1 млн. Верховный суд в обоих случаях принял сторону налоговиков: компании слишком долго работали в состоянии конкурсного производства и не платили налоги – это можно считать уклонением от них.

Проще налоговикам будет и войти в реестр кредиторов, следует из обзора Верховного суда: достаточно представить справку о долгах компании и поданную ей налоговую декларацию. Если компания не согласна с доначисленными налогами, она может оспорить их и, если суд ее поддержит, требования налоговиков будут исключены из реестра, указывает Верховный суд. Если обязательства действительно изменились, это нужно фиксировать в налоговой процедуре, а не в споре в деле о банкротстве, считает чиновник.

Также налоговики смогут пользоваться в делах о банкротстве доказательствами, полученными при проверке. Доказать фиктивность сделок, фальсификацию заявленных третьими лицами требований, основания для привлечения к субсидиарной ответственности можно только с помощью таких документов, объясняет чиновник. Сами проверки проводятся так, чтобы выявлять угрозы появления задолженности и собирать документы для ее взыскания. Раньше суды не принимали таких документов, считая их налоговой тайной контрагентов банкрота, вспоминает Семченко. Есть риск, что налоговые тайны будут раскрыты, предупреждает директор группы налоговых споров KPMG Антон Зыков: в банкротстве участвует много сторон.

Идея правильная, считает Семченко, но главное – чтобы не было перегибов на местах. Не исключено, что налоговики будут использовать документы в противоречии с интересами других кредиторов, опасается юрист крупного банка.

Меняется и очередность выплат. Теперь требования о выплатах в Пенсионный фонд относятся не к третьей, а ко второй очереди. Взносы – это часть расходов компании на работников и они должны погашаться в той же очереди, что и зарплаты, говорит Аракелов. Социальные долги по закону всегда в приоритете, отмечает он, а Конституционный суд указывал, что получение трудовой пенсии обеспечивается именно этими взносами. Раз государство становится на место кредитора вместо работника, оно может требовать погашения долгов в той же очереди, согласен чиновник. Включение взносов в одну очередь с зарплатами проблемы не решит, опасается Семченко: деньги получит бюджет, а не работники.

Обзор устраняет пробелы в законодательстве, которые позволяли избегать уплаты налогов, говорит Зыков, но лучше устранить их поправками в закон, а не через формирование судебной практики.

Верховный суд закрепил нормы, которые суды и так активно применяют, теперь бизнесу будут ясны правила игры, не согласен партнер юрфирмы «Юст» Александр Боломатов. Но налоговики могут и перегнуть палку, предупреждает он, а если риски станут чрезмерными, никто не захочет быть директором, готовым отвечать за свой бизнес.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать