Убыток ВЭБа в 2016 году будет меньше, чем ожидало руководство

Почти весь убыток в 130 млрд рублей даст продажа ADR «Газпрома»

Чистый убыток Внешэкономбанка (ВЭБ) по РСБУ по итогам 2016 г. может составить около 130 млрд руб., рассказал сегодня руководитель ВЭБа Сергей Горьков. Чистый убыток банка по итогам трех кварталов – 86,2 млрд руб.

Изначально менеджмент рассчитывал на худший результат – годовой убыток в 200-250 млрд руб. Этот год был «mission impossible», поделился Горьков: хорошо, что мы не представляли всех масштабов проблемы до того, как пришли в банк, а то бы это могло повлиять на решение.

Основная причина убытка – продажа ADR «Газпрома» ниже балансовой стоимости, только это принесло потери в размере 118 млрд руб. Не продавать было невозможно – банку нужно было срочно получить ликвидность. В начале года ВЭБ рассчитывал получить финансовую помощь сразу из нескольких госисточников, в итоге получить удалось только 150 млрд руб. из бюждета, рассказывает Горьков: этого было недостаточно, уже летом требовалась дополнительная ликвидность, а «Деда Мороза» в виде Минфина уже не было – приходилось искать источники самостоятельно.

Это ликвидность от банков (из-за репутации ВЭБа они давали деньги только под личную ответственности, поделился первый зампред ВЭБа Николай Цехомский), от клиентов, размещение облигаций на рынке, привлечение китайских денег, а также от продажи активов (продавались только ADR «Газпрома», что принесло до 150 млрд руб). В итоге на конец года на счетах ВЭБа может остаться ликвидных средств до 100 млрд руб., с учетом очередной помощи в 150 млрд руб из бюджета ВЭБ сможет справиться со всем своим внешним долгом в следующем году (надо погасить около 240 млрд руб.).

Еще одна причина убытка – резервы под обесценение кредитов (по итогам 9 месяцев чистый процентный доход составил 69,6 млрд руб., резервов создано на 238,1 млрд руб.). Все ковенанты банка сейчас соблюдаются, достаточность капитала ВЭБа – около 11,7%, рассказал Цехомский.

На прибыль ВЭБ выйдет только к 2018 г., в следующем году это невозможно – госкорпорация реализует свои банковские активы, это отразится на финансовых показателях. Сколько резервов может потребоваться на следующий год, руководство ВЭБа пока не говорит. Горьков только рассказал, что из 1,3 трлн руб. проблемных активов примерно на 1 трлн руб. уже нашли решение в этом году. Остается 300 млрд руб., но из них где-то 150 млрд руб. – проект, который можно реструктуризировать, перетащив из «черной» зоны в «зеленую», а оставшиеся 150 млрд руб. – набор небольших кредитов на проекты, рассказывает человек, близкий к ВЭБу.

Но у банка нет задачи получать высокую прибыль – она должна быть слабо положительной, чтобы покрывать операционные расходы банка и не быть в убытке, пояснил Горьков. Главная же задача госкорпорациии – развитие экономики, в том числе через кредитование по приемлемым ставкам, поэтому банк и не гонится за высокой маржой – есть только размер минимально допустимой маржи, по его словам. «Мы пришли из бизнеса, но мы, как никто другой, настаиваем на том, что ВЭБ не должен быть обычным коммерческим банком, у него совершенно другая миссия», - подчеркнул Горьков.

На прошлой неделе набсовет ВЭБа утвердил его стратегию. В планах – создать к концу 2018 г. ВЭБ 2.0. Новый ВЭБ сосредоточится на четырех направлениях: проекты высоких переделов в промышленности; развитие инфраструктуры; поддержка несырьевого экспорта; содействие процессу конверсии оборонных технологий в гражданские; поддержка инноваций и проектов Национальной технологической инициативы. От всех остальных направлений ВЭБ будет всячески отворачиваться. Например, банку уже предлагали выдать кредит на производство шампиньонов – менеджмент ответил, что это не соответствует его стратегии.

Основная причина, почему ВЭБ превратился в «помойку», – различные политические нерентабельные проекты (украинские, олимпийские кредиты), которые на него навешивали. Новое руководство утверждает, что больше такого не повторится – по крайне мере, до сих пор осаду удается держать. За этот год было уже несколько попыток предложить прокредитовать сомнительные проекты, но ВЭБ от них отказался, поделился Горьков.