Статья опубликована в № 4235 от 29.12.2016 под заголовком: Заказ для больших

80% госзаказа достается 6% поставщиков

Конкуренция на тендерах часто имитируется

В 2016 г. государство закупило на 5 трлн руб. (открытые данные на 28 декабря) – минимум после 2011 г. Госкомпании разместили извещений на 22,5 трлн руб. – на 500 млрд меньше, чем год назад.

Единственным поставщикам досталась пятая часть госзаказа (23% в 2016 г., 22% в 2015 г.) и 38% – госкомпаний (40%). Но руководитель ФАС Игорь Артемьев считает, что 95% закупок госкомпаний уходят единственному поставщику, так как больше половины процедур маскируют отсутствие конкурса, например «наш любимый способ закупки». Обязать госкомпании закупать по более строгим правилам Минэкономразвития собирается уже два года. В 2015 г. поправки были внесены в Госдуму, но не прошли дальше первого чтения. Госкомпании не просто защищались, а атаковали: по их просьбе Минэкономразвития согласилось смягчить даже действующие процедуры – вывести из-под закона внутригрупповые сделки и закупки финансовых услуг. Нельзя исходить из того, что все менеджеры обуреваемы только идеей – как украсть, говорил «Ведомостям» замминистра Евгений Елин.

Но и в самом госзаказе конкуренция невелика. На 6% поставщиков (25 000 компаний) приходится 80% госзакупок, говорится в исследовании ЦСР («Ведомости» ознакомились с частью доклада). Данные за 2015 г., но в первые девять месяцев 2016 г. пропорция сохраняется, говорит руководитель экспертной группы ЦСР Иван Бегтин. Представитель Минэкономразвития посоветовала искать информацию на zakupki.gov.ru. Данные ЦСР совпадают с данными информационной системы, подтвердил чиновник федерального казначейства. Треть из этих 25 000 компаний – те же государственные организации, подведомственные заказчикам, уточняет исполнительный директор Бюро контрактной информации Ольга Анчишкина: государство делает вид, что торгует, а по сути – распределяет.

Контрактная система оказалась выгодна крупным игрокам, считает Бегтин, и неудобна для остальных – многие участвуют в торгах один раз и больше не приходят: это не только фирмы-однодневки, но и компании, которым не нравится, что поставщик бесправен. 70% госзаказа приходится на стройку и фармацевтику, замечает Елин, такая концентрация возможна. Но это говорит не о качестве контрактной системы, а об уровне конкуренции в экономике, уверен он. На торгах есть конкуренция – в среднем три участника, но, если посмотреть, кто получает контракты, становится понятно, что госзаказ близок к чистой монополии, говорит Анчишкина: конкуренция имитируется.

Задуманная «реформа» госзаказа – перевод в электронный вид всех процедур – не является реформой и не изменит ситуацию, замечает Анчишкина. Нужно не контролировать процедуру размещения заказа, а изменить отношение к контрактной системе, предлагает она: сделать из госзакупок современную систему снабжения, от эффективности которой в компаниях зависит 75% себестоимости продукции; ограничить список тех, кто имеет право размещать госзаказы: «Почему решили, что это может быть любой бюджетополучатель?» Нужны централизация, кооперация и совместное использование товаров, чтобы, к примеру, детский сад даже теоретически не мог претендовать на закупку собственной снегоуборочной машины, рассуждает Анчишкина. Также необходим реестр результатов исполнения контрактов: не отчеты о потраченных деньгах, а учет приобретенной продукции, продолжает Анчишкина, а для типовых закупок – электронный магазин. Электронный магазин – действительно важный инструмент, его запуск в планах на 2017 г., уточнил Елин.

Конечно, надо следить за результатом, соглашается Елин. Но стоит задача сократить издержки, самые чувствительные из которых коррупционные, объясняет он, а для этого нужно максимально снизить участие чиновника в принятии решений, вот и получается, что сначала необходимо описать процедуры. Контроль за результатом станет возможным, когда система будет полностью готова, когда каталог, который будет поэтапно запускаться с 1 января 2017 г., позволит сравнивать подобное с подобным, когда появятся референтные цены, говорит Елин.

Расширенная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)