Экономика
Бесплатный
Елизавета Базанова|Михаил Оверченко
Статья опубликована в № 4239 от 12.01.2017 под заголовком: Мир потерял равновесие

Мир потерял равновесие

Главными рисками в 2017 году остаются экологические и геополитические

Сложившиеся социальные и политические условия могут привести мировую экономику к катастрофе, опасается президент по глобальным рискам страховой компании Marsh Джон Дрзик – один из авторов доклада о глобальных рисках Всемирного экономического форума (ВЭФ). Главными рисками в 2017 г. остаются экологические и геополитические, следует из опроса 750 экспертов (см. таблицу и врез).

Угроза неравенства

«Как показывает история, одни и те же риски застают людей врасплох», – пишут авторы доклада ВЭФ. В 2016 г. риски, о которых эксперты форума предупреждали еще несколько лет назад, – рост имущественного неравенства и, как следствие, поляризация общества – спровоцировали масштабные политические изменения: британцы проголосовали за выход страны из ЕС, американцы избрали президентом США Дональда Трампа, итальянцы отвергли реформы, предложенные бывшим премьер-министром Маттео Ренци. Рост неравенства доходов эксперты ВЭФа ставили на 1-е место среди наиболее вероятных рисков несколько лет подряд – в 2012–2014 гг.

Медленное восстановление экономики после 2008 г. увеличило неравенство, стремительно начала расти бедность в развивающихся странах, указывают авторы доклада. Неравенство усиливается и внутри стран, указывает ОЭСР: в регионах Италии, Испании, Турции уровень безработицы может различаться на 20 п. п., разница в продолжительности жизни между штатами Австралии и США может достигать шести лет. Юго-восток Великобритании по уровню занятости входит в верхние 15% регионов ОЭСР, а северо-восток – в нижнюю половину.

Согласно последнему отчету Credit Suisse, более половины мирового благосостояния (50,8%) приходится на 1% сверхбогатых людей, более трех четвертей (77,7%) – на 5% наиболее богатых, почти 90% – на 10% наиболее обеспеченных – примерно такой же была пропорция в начале века. На долю жителей США приходится 33,2% глобального благосостояния, Китая – 9,1%, а на россиян – 0,4% (столько же у Дании и Сингапура, население которых в 28 раз меньше, чем в России). Самые бедные 20% населения – чистые должники: в среднем на каждый $1 у них $10,5 долгов. Больше всего падение доходов сказывается на молодежи, пишут эксперты ВЭФа: 540 млн молодых людей в 25 странах с развитой экономикой будут беднее, чем их родители.

Подстегнуть экономику монетарными стимулами не удалось, и люди начали голосовать против сокращающейся реальной зарплаты, высокой безработицы и мигрантов, указывают аналитики Bank of America Merrill Lynch. Война с дефляцией проиграна, на очереди война с неравенством, предупреждают они.

Многие политические партии уже не смогли отреагировать на эти проблемы. Часть из них не были готовы к тому, что многие избиратели стали придавать большее значение культурной идентичности и ценностям. В июле 2016 г. Лондонская школа экономики выяснила, что на настроения живущих в регионах британцев, которые проголосовали за выход из ЕС, повлияла не только конкуренция с иммигрантами за рабочие места, но и боязнь, что они повлияют на местные языковые, религиозные и культурные обычаи. «В мире после холодной войны наиболее важные различия между людьми уже не идеологические, политические или экономические. Это культурные различия», – предупреждал политолог Сэмюэл Филлипс Хантингтон в середине 1990-х.

Вкалывают роботы

В 2017 г. риски, связанные с неравенством и поляризацией общества, будут только расти, преду-преждают эксперты ВЭФа. Социальные и технологические риски, масштабная вынужденная миграция лишь увеличивают давление. В 2015 г. в Европу уже прибыло в 4 раза больше мигрантов, чем в 2014 г. (около 1 млн человек), указывают авторы доклада ВЭФа. А развитие робототехники будет вытеснять человеческий труд из сферы услуг: целые общины теряют рабочие места, что провоцирует политическое недовольство в постиндустриальных регионах. По оценкам экспертов Оксфордского университета в 2013 г., автоматизация может лишить работы более 80% сотрудников с низким уровнем дохода, всего автоматизировать можно 47% рабочих мест. В 2016 г. их осталось уже 29%, подсчитали эксперты ОЭСР. «Мы живем в переломное время, когда технологический процесс может создать массу проблем», – признает директор по рискам Zurich Insurance Group Сесилия Рейес. Правительства больше не способны обеспечить людям прежний уровень социальной защиты, считает она, это приводит к появлению новых лидеров, обвиняющих глобализацию в социальных проблемах.

Мировой раскол

В борьбе с неравенством и в попытках ускорить экономический рост страны все чаще прибегают к протекционизму, отказываясь от принципов глобализации, указывают эксперты ВЭФа. В 2017 г. они впервые выделили новый риск – «неэффективность регионального и глобального управления». Например, в 2016 г. Россия, ЮАР, Бурунди и Гамбия вышли из состава Международного уголовного суда, а Китай отказался признавать вердикт международного трибунала по территориям в Южно-Китайском море. Трамп грозит выйти из соглашения с Ираном и Парижского соглашения по климату. Мировые державы не могут договориться об урегулировании конфликта в Сирии.

Все риски взаимосвязаны и это усиливает их влияние, пишут авторы доклада: например, изменение климата провоцирует миграцию и угрожает международной безопасности. Климатические аномалии лишают пищи: без еды люди бунтуют, мигрируют, гибнут. А политические конфликты мешают странам сотрудничать друг с другом, правительства расходуют ресурсы, которые могли бы тратить на борьбу с изменением климата и решение проблем миграции. Растут риски отказа от коммерческих проектов, остановки производств, ограничения движения капитала, а это мешает бизнесу.

Правда, мнение самого бизнеса расходится с оценками экспертов. В 2017 г. его волнует, как и в прошлом году, безработица и частичная занятость. Вторым по значимости риском для себя бизнес называет резкое снижение цен на нефть. И в Евразии, и странах Тихоокеанского региона больше всего бизнес боится фискальных кризисов, неуправляемой инфляции и пузырей на рынках капитала. Денежно-кредитная политика уже не стимулирует экономику, и правительства многих стран начинают наращивать бюджетные расходы, объясняют аналитики BoFA: но это создает риски повышения налогов, если власти попытаются переложить проблемы на бизнес.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать