Статья опубликована в № 4248 от 25.01.2017 под заголовком: Модернизация не переделала промышленность

Исследование: промышленность модернизируется, но не развивается

Стимулирование спроса может ускорить рост промышленности до 7–10%, но ненадолго

Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) впервые свел в единую базу разрозненные данные о российских производственных мощностях, проанализировав влияние модернизации промышленности на рост производства за последние 15 лет. Работа сделана для Центра стратегических разработок, на базе которого готовится долгосрочная стратегия социально-экономического развития России.

Выяснилось, что ситуация с производственными мощностями в России не совсем такая, как считалось.

В большинстве секторов загрузка мощностей ниже оптимальной на 5–10 процентных пунктов, и около трети прироста выпуска промышленной продукции обеспечивает дозагрузка, которая, как считалось, почти на максимуме и больше не может быть источником роста. До кризиса же 2009 г. быстрый рост выпуска продукции был обеспечен не только дозагрузкой пустовавших с 1990-х гг. производств, как это принято считать, но и созданием новых мощностей, обеспечивших половину докризисного роста.

Однако эта модернизация проходила в основном в сырьевом секторе – продукции низкого передела; а в производствах конечной продукции заключалась в создании в основном сборочных производств. «Структурный результат модернизации неутешителен», – заключают авторы доклада. Чем выше передел, тем больше доля неконкурентоспособных мощностей, а загрузка старых и новых примерно одинакова. Стимулы к обновлению ослаблены, заключает Владимир Сальников из ЦМАКПа: фактически это ведет к консервации отсталости российской промышленности.

Уровень загрузки мощностей показывает, насколько текущий выпуск продукции соответствует потенциально возможному. Если в экономике много свободных мощностей – значит, увеличить выпуск и ускорить экономический рост можно просто за счет дозагрузки и найма дополнительных работников, т. е. без дополнительных капитальных вложений: считается, что именно это и было драйвером экономического роста России в начале 2000-х, когда рост нефтедоходов обеспечивал экономике рост внутреннего спроса. Если же производства загружены по максимуму, то экономика растет на пределе своих возможностей, экстенсивные источники роста исчерпаны. И чтобы увеличить потенциал роста, необходимы инвестиции в создание новых производств. Поэтому показатель загрузки мощностей используется при выработке экономической политики и при принятии решений в денежно-кредитной политике. Ее смягчение стимулирует рост спроса, а рост спроса в ситуации полной (или почти полной) загрузки приведет лишь к росту цен на выпускаемую продукцию: на это неоднократно указывал ЦБ. По его оценке, при текущем уровне загрузки и занятости потенциал роста экономики ограничен 1–1,5%.

Данные о загрузке получают путем опросов предприятий, сейчас есть три источника: Институт Гайдара, «Российский экономический барометр» и Росстат. У всех трех данные либо агрегированы (без разбивки по отраслям), либо некорректно посчитаны: например, если Росстату предприятие не ответило на вопрос о загрузке, она приравнивается к нулевой, рассказывает Сальников. Кроме того, найти в открытом доступе сами данные аналитикам проблематично. ЦМАКП фактически создал новую базу данных, скорректировав методику расчета оборота мощностей, а также рассчитал данные по видам продукции и регионам в 15-летней ретроспективе.

Среднероссийский уровень загрузки 2015 г., по оценке ЦМАКПа, получился даже чуть выше, чем следует из расчетов на основе данных Росстата: 66% против 64%. Это близко к пиковой загрузке в 72% в 2007 г. – эту ситуацию сейчас считают перегревом. Такой вывод поспешен, не исключает Сальников. Для оценки ситуации важна динамика: а она показывает, что загрузка с 2013 г. неуклонно снижается.

Высокий уровень загрузки обеспечен за счет сырьевых секторов, продолжает Сальников, тогда как в машиностроении загружено менее половины, даже если не учитывать неконкурентоспособные мощности (оборудование, которое старше 10 лет и не используется пять лет и более). В целом по промышленности неконкурентоспособны около 15% имеющихся мощностей, но в производстве инвестиционных товаров (машиностроение, производство стройматериалов) их доля доходит до 20–25%. Стимулом к обновлению на начальном этапе могла бы стать поддержка спроса. Чем выше уровень загрузки в отрасли, тем выше доля в ней новых мощностей, выявило исследование: при росте загрузки до 90% ее дальнейшее повышение на 5% приводит к увеличению вводов новых мощностей на 9%, а при переходе через 90% интенсивность ввода новых мощностей ускоряется в 1,7 раза.

Дозагрузка имеющихся мощностей ускорила бы рост промышленности по крайней мере до 7–8%, возможно и до 10%, говорит Сальников: «Там, где мощности ограничены – например, в химпроме, – уже идет расшивка, компании видят рынок и перспективу. А где ресурсов мало – прежде всего в отраслях, ориентированных на внутренний спрос, – свободные мощности имеются». Возможно, Центробанку нужно разработать какой-то новый таргет по инвестиционной активности или найти баланс между инфляцией и ускорением экономики, полагает Сальников: заявления, что промышленность находится вблизи границы своих производственных возможностей, некорректны. Но это верно только в краткосрочном периоде, уточняет он: «В долгосрочном [чтобы поддерживать высокие темпы роста], конечно, нужны инвестиции».

В 2016 г. промышленность вышла из спада и возобновила рост – на 1,1%; за 2013–2016 гг. ее выпуск сокращался в среднем на 0,05% в год.

Предлагаемое стимулирование может привести к созданию избыточных мощностей, которые не будут востребованы, когда стимулирование прекратится, а значит – к неэффективным инвестициям, прокомментировал «Ведомостям» исследование департамент исследований ЦБ. Авторы исследования обходят вниманием то, что спад, который до недавнего времени переживала российская экономика, преимущественно структурный, а не циклический: например, в автомобилестроении, производстве стройматериалов образовался избыток производственных мощностей, превышающих потребности российской экономики. «Поэтому надо стимулировать рост загрузки через меры структурной политики, стимулировать экспорт», – заключают эксперты ЦБ. Предложение о новом таргете недостаточно обоснованно, сомневаются они: у ЦБ есть цель 4% инфляции и факторы, связанные с состоянием и динамикой экономики, ее финансовой стабильностью, также принимаются во внимание.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать