Статья опубликована в № 4254 от 02.02.2017 под заголовком: Росстат нашел выход из рецессии

Росстат нашел выход из рецессии

Пересмотр расчетов серьезно сократил спад 2015–2016 годов и ускорит рост 2017 года

Экономика России в 2016 г. сократилась на 0,2%, сообщил Росстат. Данные оказались намного лучше оценок и аналитиков, и Минэкономразвития, накануне сообщившего о спаде на 0,6%.

Одновременно Росстат второй раз за последние два месяца улучшил итоги 2015 г., теперь в первый год спада экономика потеряла не 3,7%, а 2,8%, а за два года – не почти 4,5%, как предполагалось ранее, а на треть меньше – всего 3%.

По данным Росстата, максимальный отрицательный вклад в ВВП в 2016 г. внесло потребление: его сокращение на 3,8% снизило ВВП на 2,6%, нивелировав положительный вклад остальных компонент (см. врез). В структуре ВВП по производству максимальный положительный вклад внесла обрабатывающая промышленность, сильнее всего упало строительство.

Некоторые из аналитиков реагировали на годовую цифру по ВВП эмоционально – такой она показалась удивительной и непонятной. По прежним данным Росстата, за январь – сентябрь 2016 г. экономика сократилась на 0,7%, и исходя из годовой цифры получается, что в IV квартале она выросла на 1,1%, подсчитал Николай Кондрашов из Центра развития ВШЭ. Такого мощного рывка не было ни по статистике, ни по отчетам компаний, Росстату теперь предстоит пересмотреть квартальные данные, отмечает Владимир Тихомиров из БКС.

Чисто экспортный рост

Вклад инвестиций в ВВП также был отрицательным, но за счет изменения запасов валовое накопление в целом дало российской экономике 0,7% роста, а чистый экспорт (за счет сокращения импорта) – еще 1,7%.

Они теперь просто бессмысленны: например, серьезный спад накопления основного капитала в течение трех кварталов 2016 г. в годовой оценке трансформировался лишь в небольшой минус – такого не может быть, говорит экономист Внешэкономбанка (ВЭБ) Олег Засов. Не совпадают квартальные и годовые данные по экспорту, обрабатывающей промышленности, госсектору, финансовой деятельности, производству и распределению электроэнергии, перечисляет Засов, но ничего странного: делая годовую оценку, Росстат с учетом дополнительной информации «собирает» сначала год целиком, а потом уже пересматривает итоги кварталов.

С апреля 2016 г. Росстат перешел на расчеты ВВП и его компонентов в ценах 2011 г., до этого базисным годом был 2008-й. «Если меняется база расчета, цифры становятся совершенно непредсказуемыми», – говорит Тихомиров. Но на расхождение квартальных и годовых данных новая база не повлияла, возражает Засов: «Возможно, [в статистической службе] что-то поменяли в методологии, увидели какие-то новые операции».

Данные Росстата означают фактическое завершение рецессии. По расчетам ВЭБа, спад завершился еще в III квартале, когда экономика вышла в небольшой плюс, итог IV квартала был нулевым (квартал к кварталу): экономика в 2016 г. из спада вышла, говорит Засов. У Минэкономразвития иная картина: выйти из спада в конце года экономике помешал спад потребления. Сильные расхождения годовых оценок ВВП Минэкономразвития и Росстата – удар по репутации министерства, считает Наталия Орлова из Альфа-банка: странно, что оно дало оценку накануне официальной статистики, не подумав, что может с ней разойтись.

Переход на новый базисный год увеличил долю сырьевого сектора в ВВП и рост цен на нефть теперь будет давать более высокий рост экономики, говорит Тихомиров: при цене нефти $56 за баррель можно было ожидать роста экономики на 1,2%, теперь – на 2%. Цена нефти будет играть более значительную роль, чем предполагалось, согласен Кондрашов: при $55 за баррель в среднем за год ВВП вырастет почти на 2%. По мнению Орловой, расти экономике, напротив, станет сложнее: «Теперь сомневаюсь в росте на 1,5%». Потенциальный рост экономики теперь не около 1%, а нулевой – все, что свыше, будет выливаться в инфляцию, считает Орлова: «И это плохая новость».